Хуашань. Священные горы Китая

31.03.2018

«Если вы посетили пять священных гор Китая, то можете в другие горы не ходить, а если вы посетили Хуашань, то и остальные четыре вам ни к чему», — говорят китайцы. Горы Хуа раньше назывались Сиюэ, «Западные горы». Имя Хуашань, «Цветущая гора», они получили благодаря сходству пяти их пиков: Восточного, Западного, Южного, Северного и Центрального — с цветком лотоса.

Горы Хуашань тесно связаны с даосизмом и упоминаются в его ранних текстах как одно из мест, подходящих для даосских религиозных практик и занятий алхимией. Говорят, что сам Лао-цзы жил в этих местах. Больше всего построек было возведено здесь во время правления династии Мин (1368–1644). До наших дней хорошо сохранились монастырь Юйцюань XI века, xрам Дундао 1714 года и дворец Чжэньюе династии Юань. В декабре 1990 года ЮНЕСКО внесла Хуашань в Список объектов мирового природного наследия.

Тропа
На вершины Хуашаня ведут две основные дороги. Одна считается более простой и безопасной, и обычно поднимаются именно по ней — от подножия вы едете на фуникулере, а потом пешком часа три-четыре. Но даже тем, кто пользуется этим путем, обойти за день все вершины не так-то легко. Вторая дорога пешеходная от самого низа, она довольно опасная, так как на некоторых участках представляет собой висящие на отвесных скалах цепи с деревянным настилом. Традиционно паломники поднимались на Хуашань именно по этой тропе, ночевали под одной из вершин, на следующий день обходили вершины и спускались вниз.
Первое, о чем мы подумали, выйдя из вагончика фуникулера и начав подниматься по бесконечным лестницам Хуашаня (мы только потом поняли, насколько они бесконечные), было: «Ну вот, и здесь толпы народа». Людей в самом деле было много, их сплошной поток чуть редел только на подходе к вершинам — видимо, не все могли дойти до конца. Наверное, оживленному движению способствовал и на редкость ясный день. Даже знаменитые здешние туманы, так часто скрывающие эти священные горы, словно бы расступились и лишь слегка смягчали панораму лежавших ниже гор и долин, словно бы придавая этому удивительному месту еще больше очарования и загадочности.
Хуашань сразу запоминается количест-вом лестниц. Собственно, вся неблизкая дорога на его пики — это лестницы, вырубленные в горных склонах, от почти горизонтальных участков до почти вертикальных. Ширина лестниц тоже сильно меняется, но в некоторых местах при большом стечении людей тем, кто идет вверх, и тем, кто спускается вниз, разойтись бывает трудно. Самый знаменитый отрезок этой тропы — Ребро Зеленого дракона с пропастями по обе стороны. После тропа разветвляется на четыре, ведущие на главные пики Хуашаня.

Природа и вечность
В Хуашане удивительным образом пере-плетаются природа и человек, вечное и современное. Сложно себе представить, каких трудов стоило вырубить в скалах эти лест-ницы, построить эти храмы и беседки, высечь на камнях эти символы и легенды. И это только то, что видно на поверхности! В конце 1990-х годов в районе Западной вершины Хуашаня был открыт огромный рукотворный пещерный комплекс. Сейчас известно около 36 пещер, и пока никто не знает, сколько их всего и соединяются ли они между собой.
Так, площадь пещеры под названием Хуанькси 4800 м2, а длина — 140 м. Внутри нее просторный зал, бассейны, колонны и небольшие помещения по обе стороны от тоннеля. Самую большую пещеру называют «подземным дворцом». Она поистине громадна — 12 600 м2. Об искусственном происхождении пещер говорят каменные мосты через речку, большие колонны, лестницы и переходы, а также следы зубила на гладкой поверхности стен и потолков.
И не перестает поражать — хотя это всем давно известно — необычайная гармоничность всех построек и окружающей природы гор в Поднебесной. Кажется, что все эти монастыри и дороги в скалах были здесь всегда и что они так же вечны, как туманы, небо и горы. И даже рассказы о существовании бессмертных даосов не кажутся здесь неправдоподобными.

Дыхание гор
Оказавшись в горах Хуашань, понимаешь, почему древние считали их священными. Ощущение чего-то живого и очень древнего неотступно преследует в этих местах с первого шага. Кажется, что в самом воздухе Хуашаня живут легенды и за следующим поворотом ты встретишь единорога-циньлиня или увидишь пролетающего над горным храмом дракона или феникса. Конечно, время берет свое, и на тропе полно закусочных и лотков с сувенирами, а носильщики, видя «бледнолицых» туристов, начинают напевать мотивчики с английскими выражениями, желая получить вознаграждение. И далеко не все встречающиеся даосы настоящие: очень многое сделано в расчете на туристов, которых здесь немало, хотя европейцев среди них немного. Время берет свое, но это неизменное и очень древнее все же остается. Ему не могут помешать ни постоянные окрики продавцов, ни огромное множество людей. Оно смотрит на нас иероглифами древних легенд и изображений, вырубленных на скалах, старыми-старыми статуями даосских богов, которые еще можно встретить в некоторых монастырях рядом с современными и отреставрированными, проходит мимо легкой дымкой ускользающих хуашаньских туманов.
И как же хочется побывать в этих местах одному, ну, или с несколькими близкими друзьями, увидеть здесь закаты, звездное небо и встретить рассветы! (Мы попытались было заночевать здесь, но, увидев искренний ужас на лице нашего гида, пожалели ее и отказались от этой затеи.)
А потом, на спуске... Спускаться, конечно, легче, чем подниматься, и я уже стал обращать больше внимания на встречавшихся мне людей. Среди них было очень много пожилых и совсем преклонного возраста. (Надо сказать, что подъем даже на одну из вершин Хуашаня — ощутимая физическая на-грузка. Так, наш гид, молодая девушка Надя, — ну, это для нас, конечно, чтобы не путались с именем, — следующие несколько дней еле переставляла ноги, да и мы сами ощущали необычайную связь с землей.) Остановившись на лестнице, я ждал, пока один такой дедушка, очень почтенного возраста, поднимется. Он поднимался по крутому лестничному пролету, медленно-медленно переставляя ноги, шаг за шагом, поддерживаемый под руки, видимо, внуками. Но он поднимался. Он ничего не говорил, однако, смотря на его лицо, я понял, что такое человек, идущий к своей цели. Он, кажется, совершенно естественно воспринимал свой путь и даже не думал о том, сможет ли дойти до вершины или нет и хватит ли вообще отпущенных ему судьбой, здоровьем, не знаю чем еще времени и сил. Он просто поднимался, поднимался на Хуашань, священную гору, а значит, своей цели он уже достиг.

***
В конце нашего пребывания в Китае, уже в других священных горах, мы встретили одного настоящего даоса. Он жил над монастырем, рядом с горной пещерой. Встретив нас, он обрадовался, как ребенок, отказался брать какие-либо денежные подарки и задарил нас конфетами и чаем. Провожая нас, он сказал: «Теперь сердце этих гор навсегда останется с вами». Как же он был прав!

Олег Филин