Жизнь как сражение, или О чем мечтают мужчины

Иногда причудливые повороты судьбы позволяют нам оказаться в ситуациях, которые нам для чего-то действительно нужны, и столкнуться с вопросами, на которые очень важно ответить именно нам.

История в горах

Так было и в этот раз, когда в обычной экспедиции мы столкнулись с необычными трудностями. Летом 2013 года мы командой из «Нового Акрополя» работали волонтерами в Кавказском заповеднике. Собирали сено, ремонтировали домики, помогали по хозяйству. Работы было много и разной, но она была простая, повседневная, а мы были в горах, и душа просила чего-то героического. Особенно у мужской половины нашей экспедиции. Поэтому, когда инспектор заповедника предложил помочь в прокладывании троп высоко в горах, отказавшихся не было. Мы еще не знали, что для наших мужчин будничная поездка превратится в полноценное приключение.

Нужно было взять инструмент для работы (кирки, мотыги, лопаты), еду на два дня и бивачное снаряжение: предстояло переночевать на месте работы, чтобы лишний раз не тратить время на дорогу туда и обратно. Погрузившись в вездеход и попрощавшись с дамами, мы отправились в путь.

Приключения начались практически сразу. Проехав примерно две трети пути, мы обнаружили, что дальнейшая дорога преграждена давно сошедшей, но еще не растаявшей лавиной. Дальше можно было идти только пешком, так что, взвалив на себя рюкзаки и инструмент, мы продолжили восхождение. Неожиданно опустился такой плотный туман, что видимость упала до десяти метров, и только опыт и чутье проводника позволяли не сбиться с пути.

Туман в горах
Туман в горах

Через три часа мы были уже прилично вымотанными, промокшими и, что греха таить, начинали ворчать. Начинало смеркаться, оставалось время лишь установить палатки, найти воду на чай и лечь спать. Начавшийся дождь незаметно перешел в снег, вода в канах ночью замерзла, и просыпались мы утром без будильника: под стук собственных зубов. Вместо завтрака пошли работать, чтобы согреться.

Нашей задачей было восстанавливать горные тропы: вырубать киркой часть горного склона и ровнять тропу лопатой. Работа, и на равнине не самая легкая, в горах превращается в настоящее испытание. Не хватает кислорода, и приходится менять друг друга каждые 2-3 минуты. И это под то затихающим, то возобновляющимся дождем. Но тропы в заповеднике — это своего рода артерии, пути, которые жизненно необходимы; это все хорошо понимали и работали до упора.

Возвращались в лагерь пешком, под холодным дождем, уставшие до предела, но… удивительно счастливые. Причем абсолютно все: всем было тяжело, для всех эта работа оказалась неожиданностью, каждому по-своему было сложно и пришлось в чем-то преодолеть себя, но при этом каждый (еще раз напомню, у нас была исключительно мужская компания) испытывал состояние удивительного удовлетворения и чуть ли не счастья. Почему?

Когда на следующий день, выспавшиеся и высохшие, мы обсуждали это все вместе у костра, выяснилось, что, оказывается, каждый по-своему стосковался по сражению. Что в повседневной жизни, которую мы ведем, очень не хватает подобного рода приключений, когда можно бороться, преодолевать себя и трудности, когда препятствия очевидны и от их преодоления зависит успех общего дела. В душе каждого мужчины есть что-то от природы воина, и он чувствует себя счастливым, чувствует себя на своем месте, когда эту природу удается проявлять. Только вот беда в том, что в горы мы ездим редко, так что в обычной жизни эта воинская часть души спит, а мы… Мы тоскуем по несовершенным подвигам.

Так ли это? Мы решили разобраться, и разговор продолжился.

Сражение внешнее

Помните, как в детстве, когда по телевизору показывали «Трех мушкетеров», по окончании очередной серии все мальчишки высыпали на улицу, хватали все, что внешне походило на шпагу, и начинали фехтовать? Это очень естественно для мальчишек — хотеть походить на своих героев, кумиров. В твоей душе есть потребность самому быть героем, но ты еще не знаешь, как. Поэтому ты пытаешься копировать поступки своего кумира. И это не просто игра: такое подражание герою позволяет со временем пробудиться героическому в тебе.

Когда Александра Македонского спрашивали, как ему удалось развить в себе столько воинских добродетелей, он отвечал, что специально этого не делал. Просто всю свою жизнь он старался походить на своего любимого героя греческих мифов Ахилла. И в ситуациях, когда требовалось сделать выбор, он поступал так, как, по его мнению, на его месте поступил бы Ахилл. Когда А. В. Суворова спрашивали, как он смог добиться таких высот в воинском искусстве, он отвечал, что его героем всегда был Александр Македонский. И, когда приходилось выбирать, принимать решение, брать на себя ответственность, он поступал так, как… Ну, вы понимаете.

Суворов
Суворов

«Выбери героя, бери пример с него, подражай ему в геройстве, догони его, перегони — слава тебе!» — говорил Суворов. Для мальчишки, подростка, даже для уже взрослого мужчины важно иметь «своего» героя, важно иметь пример для подражания. Это особенно актуально сегодня, когда не так много достойных примеров мы видим в повседневной жизни. Но это не означает, что этих примеров нет вообще! Они есть, они вокруг нас, они в кино и в литературе, они в истории и в мифологии. У какого мужчины не пойдут мурашки по спине после чтения следующих строк из «Илиады» Гомера?

Славный копьем Одиссей одиноко стоял. Из ахейцев

Не оставалось при нем никого. Всех ужас рассеял.

Горько вздохнувши, сказал своему он бесстрашному сердцу:

«Горе! Что будет со мною? Беда, если в бег обращусь я

Перед толпою врагов. Но ужаснее, если захвачен

Буду один. Обратил Молневержец товарищей в бегство.

Но для чего мое сердце волнуют подобные думы?

Знаю, что трусы одни отступают бесчестно из боя.

Тот же, кто духом отважен, обязан во всяком сраженьи

Крепко стоять — поражает ли он, иль его поражают».

Эти мурашки — верный признак особого резонанса между героическим примером и героем, спящим внутри каждого из нас. В старинных легендах говорится, что для его пробуждения нужен особый призывный звук, нужна вибрация особого качества. И именно поэтому так важны примеры героев — они несут в себе ту самую необходимую вибрацию, которая способна разбудить героическое внутри нас.

И мы откликаемся. Прочитав «Властелина колец», посмотрев «Звездные войны», побывав в Шлиссельбурской крепости в Петербурге, вдохновившись примерами Александра Македонского или Суворова, мы уже (как нам кажется) не можем быть другими и хотим начать новую жизнь. В этой жизни мы будем мужественными и решительными, мы не отступим перед трудностями, мы будем галантными и предупредительными с дамами, мы обязательно совершим что-то по-настоящему великое, мы…

Обычно запала хватает не более чем на один день. Почему?

Сражение внутреннее

Арес
Арес

В древности было принято, что каждой добродетели покровительствует то или иное божество. То есть то, что считалось действительно важным для человека, всегда имело своего небесного покровителя. В Греции, например, за мудрость «отвечала» Афина, за красоту и гармонию — Аполлон, а вот воинским добродетелям покровительствовал Арес. Решительный, самоотверженный, мужественный, он, как кажется, был идеальным прообразом для каждого мужчины и примером для подражания. Это так, если бы не одно «но».

Мало кто знает, что Марс — римский аналог Ареса — изначально был богом не войны, а… земледелия. Да-да, Марс покровительствовал земледелию, процессу бесконечно медленной трансформации зерна в растение. Трансформации, не видимой глазу, но жизненно важной: семя должно стать колосом, но не может сделать это сразу, одномоментно. Семя должно пройти путь медленных, но неуклонных изменений на пути к растению. Каждый день оно должно понемногу расти, крепнуть, и только тогда через определенный срок на свет появится колос. И вот за этот медленный процесс ежедневных усилий как раз и отвечал Марс, знакомый нам как бог войны.

Здесь нет ошибки. Просто это две стороны, две ипостаси одного и того же Марса. Это подтверждает и астрологический ключ, согласно которому планета Марс имеет два дома, две обители в Зодиаке: в Овне и в Скорпионе. В Овне Марс проявляет себя как бог внешней войны с его решительностью, мужественностью и напором. В Скорпионе Марс — это бог войны внутренней, покровительствующий процессу скромных, но непрерывных усилий в борьбе за достижение нового состояния.

Таким образом, сражение всегда имеет две стороны: внешнюю и внутреннюю, и одна немыслима без другой. Ты не достигнешь настоящего результата, победы, если не изменишься сам. И ты не сможешь стать лучше, измениться внутренне, если не будешь совершать конкретных шагов и поступков. Хочешь стать героем — должен проявлять обе ипостаси Марса, героям покровительствующего.

Но вернемся к тому, о чем мы говорили выше: как же это делать, если в горы мы ездим редко, если в повседневной жизни так мало места для настоящего подвига?

Сражение в повседневной жизни          

Когда я много занимался альпинизмом, меня часто поражало, как меняются люди, возвращающиеся на равнину. В горах, на маршруте, когда каждое неверное движение может привести к гибели, мы всегда были единым целым, командой; каждый проявлял чудеса героизма и взаимовыручки. Мы без сомнения жили настоящей жизнью и были счастливы от этого.

Возвращаясь домой и погружаясь в рутину повседневности, мы как будто переставали замечать препятствия и трудности вокруг нас (конечно, ведь они были повседневными, а не великими), переставали реагировать на них и оттого переставали с ними сражаться. В жизни сразу пропадал тот самый крайне важный для любого мужчины нерв сражения, мы становились обычными… и понемногу начинали скучать по горам. А на самом деле — по состоянию постоянного сражения, без которого на маршруте просто невозможно.

Если бы мы тогда были знакомы с философией, то, наверное, смогли бы понять, как важно найти «горы» в повседневной жизни. Ведь ты счастлив не оттого, что ты в горах, а оттого, что ты сражаешься, борешься, достигаешь. Оттого что, преодолевая препятствия, преодолеваешь, в первую очередь, самого себя. А преодолеть себя в малом — это уже поступок героя! Помните диалог из бессмертного фильма о Мюнхгаузене?

— Что Вы скажете о человеке, который ежедневно отправляется на подвиг, словно на службу? 
— Я сам служу, сударыня. Каждый день к девяти утра я должен идти в магистрат. Я не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть. 

«Что-то героическое» в ежедневном преодолении самого себя, безусловно, есть. Нужно только научиться уважать эти маленькие препятствия, которые так заботливо нам предлагает судьба. Уважать — это, прежде всего, замечать и принимать их не как досадные помехи, а именно как испытания, заслуживающие нашего внимания и преодоления. Смотрите сами: встать вовремя, не сорваться на близких из-за плохого настроения, не опоздать на работу, выполнить обещанное в срок (несмотря на то, что всё в мире против), поддержать товарища в трудную минуту, не пропустить чей-то праздник и поздравить, взяться за сложную работу (за которую никто не хочет браться), починить дома давно текущий кран… — это все те самые повседневные «горы», которые практически ежедневно ждут своих покорителей.

Все древние учения сходятся на том, что бóльших гор в нашей жизни не будет до тех пор, пока со всем терпением мы не научимся покорять маленькие. Но именно отношение к этим повседневным препятствиям и трудностям — не как к проблемам, а как к своего рода вызову, как к твоему персональному испытанию на звание героя своей судьбы, — такое отношение позволяет вернуть в повседневную жизнь дух подлинного сражения, который так необходим каждому мужчине.

Это постоянное и ежедневное состояние сражения необходимо еще и потому, что оно создает особое внутреннее напряжение, особое поле нужной «частоты», которое позволяет разбудить внутреннего героя в каждом из нас. Того самого героя, которому были адресованы слова Будды: «Если бы кто-нибудь в битве тысячекратно победил тысячу людей, а другой победил бы себя одного, то именно этот другой — величайший победитель в битве».

Вадим Карелин