Photogeographic
10 884 subscribers

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Арктическое побережье и острова.

373 full reads
598 story viewsUnique page visitors
373 read the story to the endThat's 62% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Год назад из печати вышла моя большая книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". На площадке яндекс-дзен хочу её полностью представить. Все одиннадцать глав по отдельности - одиннадцать географических объектов. Размеры фотоальбома 290х310 мм. Объём 210 иллюстрированных страниц. Здесь - Арктическое побережье и острова. Все остальные главы вы можете просмотреть через Оглавление в конце этой страницы. Книгу можно приобрести у автора. По этому вопросу пишите на почту karpukhins@mail.ru или на WhatsApp +7 903 102-99-36

АРКТИЧЕСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ И ОСТРОВА

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Арктическое побережье и острова.

Арктическое побережье – граница двух разных сред, граница между сушей и морем. А на границах всегда возникает своя особая жизнь, свой неповторимый мир. И этот пограничный мир, ко всему прочему, существует в очень суровых условиях. Эти условия диктуют высокие арктические широты. Лишь в крайне короткий летний период, берег свободен от ледового плена. Казалось бы, в этих условиях здесь должна быть очень скудная жизнь. Но на самом деле, это не так. Даже в зимнее время жизнь полностью не уходит отсюда, а уж летом эти берега просто переполнены жизнью.

Якутия имеет довольно протяжённое арктическое побережье. Воды двух морей омывают здешние берега – море Лаптевых и Восточно-Сибирское. Кроме того, множество островов также относятся к территории Якутии. В общей сложности морская береговая линия составляет около 4, 5 тысяч километров. Есть где развернуться фотографам и другим исследователем. Но в силу труднодоступности и суровых условий, места эти ещё крайне мало исследованы и мало представлены, в том числе и такими средствами визуализации, как фотография.

Лично для меня Арктика и якутская и не только якутская, безусловно, весьма интересна. Надеюсь, ещё доведётся более подробно познакомиться с этим краем земли и рассказать о нём. А на данный момент лишь одна экспедиция, в которой участвовал, была связана с арктическим побережьем Якутии. В предыдущей главе уже упоминал о путешествии на парусно-моторном тримаране от Якутска по Лене до устья, с выходом в море Лаптевых и дальнейшим исследованием морского берега на запад от Оленёкской протоки до восточного берега Таймыра с заходом на острова Малый и Большой Бегичев и Преображения.

Всё было по-настоящему в этом путешествии, настоящая морская экспедиция со штормами и ледовыми ловушками. Помню, как долго искали проход в ледовом поле, когда шли к острову Большой Бегичев. Пришлось много часов потратить, обходя на приличном расстоянии вокруг острова, чтобы найти хоть какой-то проход среди льдов. И мы его нашли, но всё же, пришлось расталкивать льдины шестами.

Ещё когда только готовился к экспедиции, стало понятно, что в ландшафтном плане мне, пейзажному фотографу, вряд ли там будет интересно. Но это не остановило, потому что данная природная зона была совершенно для меня не знакома, а значит надо познакомиться. И в тоже время, было очевидно, что для фотографа-анималиста там просто райские места. А значит, на время экспедиции мне придётся переквалифицироваться. Пришлось даже обзавестись дополнительным длиннофокусным объективом.

И могу сказать, мне понравилось. Да, животных снимать тоже очень интересно. К тому же здесь, где жизнь настолько активна и обильна, делать это оказалось совсем несложно. Модели будто сами просились в кадр. Северные олени, овцебыки, белые медведи, моржи, горностаи, песцы и прочие обитатели арктического побережья стали героями фоторепортажей. Так что, в этой главе вы увидите в основном избранные фотографии обитателей Арктики, а не пейзажи. Думаю, это сделает фотоальбом даже ещё более интересным.

Дикие северные олени ранней весной уходят к морю и обратно на материк возвращаются лишь поздней осенью. Летом на побережье гораздо меньше гнуса, а тундра полна корма. Во время отлива олени любят побродить по отмелям.
Дикие северные олени ранней весной уходят к морю и обратно на материк возвращаются лишь поздней осенью. Летом на побережье гораздо меньше гнуса, а тундра полна корма. Во время отлива олени любят побродить по отмелям.
Дикие северные олени ранней весной уходят к морю и обратно на материк возвращаются лишь поздней осенью. Летом на побережье гораздо меньше гнуса, а тундра полна корма. Во время отлива олени любят побродить по отмелям.

Белые медведи нередко встречались нам в этом путешествии. Этот персонаж, завидев наш катамаран, приближающийся к берегу, решил утащить добычу подальше от непрошеных гостей. В качестве добычи у него здесь лахтак, морской зверь из рода тюленьих. Но до этого видимо он где-то успел побродить по грязи, а лапы помыть не успел.
Белые медведи нередко встречались нам в этом путешествии. Этот персонаж, завидев наш катамаран, приближающийся к берегу, решил утащить добычу подальше от непрошеных гостей. В качестве добычи у него здесь лахтак, морской зверь из рода тюленьих. Но до этого видимо он где-то успел побродить по грязи, а лапы помыть не успел.
Белые медведи нередко встречались нам в этом путешествии. Этот персонаж, завидев наш катамаран, приближающийся к берегу, решил утащить добычу подальше от непрошеных гостей. В качестве добычи у него здесь лахтак, морской зверь из рода тюленьих. Но до этого видимо он где-то успел побродить по грязи, а лапы помыть не успел.

Когда-то овцебыки были широко распространены на территории Якутии. Но коренная популяция полностью вымерла примерно 3-4 тысячи лет назад. Не так давно овцебыки были реинтродуцированы из Канады в некоторых арктических зонах России, в том числе и в Якутии. Новая популяция успешно прижилась и поголовье постоянно прибывает.
Когда-то овцебыки были широко распространены на территории Якутии. Но коренная популяция полностью вымерла примерно 3-4 тысячи лет назад. Не так давно овцебыки были реинтродуцированы из Канады в некоторых арктических зонах России, в том числе и в Якутии. Новая популяция успешно прижилась и поголовье постоянно прибывает.
Когда-то овцебыки были широко распространены на территории Якутии. Но коренная популяция полностью вымерла примерно 3-4 тысячи лет назад. Не так давно овцебыки были реинтродуцированы из Канады в некоторых арктических зонах России, в том числе и в Якутии. Новая популяция успешно прижилась и поголовье постоянно прибывает.

Гений маскировки. Железная бочка, под которой притаился зайчишка, кажется ему надёжным укрытием. Он надеется, что человек его не заметит. Но от фотографа трудно скрыться.
Гений маскировки. Железная бочка, под которой притаился зайчишка, кажется ему надёжным укрытием. Он надеется, что человек его не заметит. Но от фотографа трудно скрыться.
Гений маскировки. Железная бочка, под которой притаился зайчишка, кажется ему надёжным укрытием. Он надеется, что человек его не заметит. Но от фотографа трудно скрыться.

Полярный мак. Трудно поверить, что такой нежный цветок растёт и выживает в этих суровых условиях. Тем не менее, встречается он здесь довольно часто. Своей скромной красотой согревает эту стылую землю и радует взгляд.
Полярный мак. Трудно поверить, что такой нежный цветок растёт и выживает в этих суровых условиях. Тем не менее, встречается он здесь довольно часто. Своей скромной красотой согревает эту стылую землю и радует взгляд.
Полярный мак. Трудно поверить, что такой нежный цветок растёт и выживает в этих суровых условиях. Тем не менее, встречается он здесь довольно часто. Своей скромной красотой согревает эту стылую землю и радует взгляд.

Местные песцы редко встречают человека. Этот возможно вообще никогда не видел. Поэтому его рефлексы не говорят о возможной опасности, а вот любопытство никуда не денешь.
Местные песцы редко встречают человека. Этот возможно вообще никогда не видел. Поэтому его рефлексы не говорят о возможной опасности, а вот любопытство никуда не денешь.
Местные песцы редко встречают человека. Этот возможно вообще никогда не видел. Поэтому его рефлексы не говорят о возможной опасности, а вот любопытство никуда не денешь.

Горностая очень сложно снимать. С одной стороны он очень любопытен и может долго бегать вокруг человека, наблюдать за ним, а то и следом побежит как собачонка. Но он просто безумно подвижен. Его резкие и непредсказуемые движения трудно уловить. Надо потратить множество дублей, чтобы получить хоть один качественный кадр.
Горностая очень сложно снимать. С одной стороны он очень любопытен и может долго бегать вокруг человека, наблюдать за ним, а то и следом побежит как собачонка. Но он просто безумно подвижен. Его резкие и непредсказуемые движения трудно уловить. Надо потратить множество дублей, чтобы получить хоть один качественный кадр.
Горностая очень сложно снимать. С одной стороны он очень любопытен и может долго бегать вокруг человека, наблюдать за ним, а то и следом побежит как собачонка. Но он просто безумно подвижен. Его резкие и непредсказуемые движения трудно уловить. Надо потратить множество дублей, чтобы получить хоть один качественный кадр.

Остров Большой Бегичев имеет размеры около 60 километров в диаметре и расположен у выхода из Хатангского залива в море Лаптевых. Относится к Анабарскому улусу Якутии.  От материка остров отделяют 9 километров пролива до полуострова Нордвик. На острове из крупных животных обитают овцебыки и олени, иногда заходят белые медведи, а в прибрежных водах моржи. Сейчас здесь ведёт хозяйство одна семья оленеводов, и сохранились ещё постройки недействующей полярной станции.
Остров Большой Бегичев имеет размеры около 60 километров в диаметре и расположен у выхода из Хатангского залива в море Лаптевых. Относится к Анабарскому улусу Якутии. От материка остров отделяют 9 километров пролива до полуострова Нордвик. На острове из крупных животных обитают овцебыки и олени, иногда заходят белые медведи, а в прибрежных водах моржи. Сейчас здесь ведёт хозяйство одна семья оленеводов, и сохранились ещё постройки недействующей полярной станции.
Остров Большой Бегичев имеет размеры около 60 километров в диаметре и расположен у выхода из Хатангского залива в море Лаптевых. Относится к Анабарскому улусу Якутии. От материка остров отделяют 9 километров пролива до полуострова Нордвик. На острове из крупных животных обитают овцебыки и олени, иногда заходят белые медведи, а в прибрежных водах моржи. Сейчас здесь ведёт хозяйство одна семья оленеводов, и сохранились ещё постройки недействующей полярной станции.

В 15 километрах к северу от острова Большой Бегичев лежит крохотный кусочек суши - остров Преображения. В длину остров всего лишь 7 километров, а в ширину два с половиной. При этом наивысшая точка 77 метров. Западный берег пологий, а восточный отвесная стена со своим птичьим базаром. Да и вообще этот маленький островок просто переполнен жизнью. На южной косе моржи устроили своё лежбище, поэтому сюда нередко и белые медведи заглядывают. На острове также была когда-то полярная станция. Теперь она закрыта, но строения ещё остались.
В 15 километрах к северу от острова Большой Бегичев лежит крохотный кусочек суши - остров Преображения. В длину остров всего лишь 7 километров, а в ширину два с половиной. При этом наивысшая точка 77 метров. Западный берег пологий, а восточный отвесная стена со своим птичьим базаром. Да и вообще этот маленький островок просто переполнен жизнью. На южной косе моржи устроили своё лежбище, поэтому сюда нередко и белые медведи заглядывают. На острове также была когда-то полярная станция. Теперь она закрыта, но строения ещё остались.
В 15 километрах к северу от острова Большой Бегичев лежит крохотный кусочек суши - остров Преображения. В длину остров всего лишь 7 километров, а в ширину два с половиной. При этом наивысшая точка 77 метров. Западный берег пологий, а восточный отвесная стена со своим птичьим базаром. Да и вообще этот маленький островок просто переполнен жизнью. На южной косе моржи устроили своё лежбище, поэтому сюда нередко и белые медведи заглядывают. На острове также была когда-то полярная станция. Теперь она закрыта, но строения ещё остались.

Чайки здесь везде. Их постоянное присутствие стало привычным во время путешествия. Они сопровождали наше судно во время движения по морю, в надеже чем-то поживиться. Встречали на берегу и надоедливо кричали, а то и пытались атаковать, если вдруг кто-то из нас слишком близко подходил к их гнёздам, или ещё не оперившимся птенцам.
Чайки здесь везде. Их постоянное присутствие стало привычным во время путешествия. Они сопровождали наше судно во время движения по морю, в надеже чем-то поживиться. Встречали на берегу и надоедливо кричали, а то и пытались атаковать, если вдруг кто-то из нас слишком близко подходил к их гнёздам, или ещё не оперившимся птенцам.
Чайки здесь везде. Их постоянное присутствие стало привычным во время путешествия. Они сопровождали наше судно во время движения по морю, в надеже чем-то поживиться. Встречали на берегу и надоедливо кричали, а то и пытались атаковать, если вдруг кто-то из нас слишком близко подходил к их гнёздам, или ещё не оперившимся птенцам.

Наивысшая точка острова Преображения всего лишь 77 метров над уровнем моря. Казалось бы, совсем немного, но остров такой маленький, что эта высота здесь кажется значительной. И если западный берег представляет собой относительно пологий склон, где собственно и приютилась полярная станция, то восточный берег - это сплошная вертикальная стена и даже кое-где с отрицательными углами. С этого ракурса остров смотрится неприступным бастионом, да по сути таковым и является. К берегу здесь не пристать, по стене не подняться, ну разве что со специальным снаряжением и навыками. Но это для человека неприступно, а вот для птиц лучше не придумаешь. Всю эту длинную стену, протянувшуюся вдоль всего восточного берега, очень плотно заселили птицы. Местами настолько плотно, что гнёзда буквально впритык друг к другу. Мы обошли восточный берег и на птичий базар посмотрели, и даже приблизительно прикинули количество птиц в этом городе на скалах. Получилось порядка миллиона. Ничего себе городок. А ведь эти птицы сюда прилетают только в летний сезон, зимуют они где-то на далёком юге, и как только приходит время, неумолимый инстинкт гонит их вновь к этому скалистому острову. Птичье население здесь не отличается особым разнообразием видов. Подавляющее большинство - кайры и в качестве видовых меньшинств чайки.
Наивысшая точка острова Преображения всего лишь 77 метров над уровнем моря. Казалось бы, совсем немного, но остров такой маленький, что эта высота здесь кажется значительной. И если западный берег представляет собой относительно пологий склон, где собственно и приютилась полярная станция, то восточный берег - это сплошная вертикальная стена и даже кое-где с отрицательными углами. С этого ракурса остров смотрится неприступным бастионом, да по сути таковым и является. К берегу здесь не пристать, по стене не подняться, ну разве что со специальным снаряжением и навыками. Но это для человека неприступно, а вот для птиц лучше не придумаешь. Всю эту длинную стену, протянувшуюся вдоль всего восточного берега, очень плотно заселили птицы. Местами настолько плотно, что гнёзда буквально впритык друг к другу. Мы обошли восточный берег и на птичий базар посмотрели, и даже приблизительно прикинули количество птиц в этом городе на скалах. Получилось порядка миллиона. Ничего себе городок. А ведь эти птицы сюда прилетают только в летний сезон, зимуют они где-то на далёком юге, и как только приходит время, неумолимый инстинкт гонит их вновь к этому скалистому острову. Птичье население здесь не отличается особым разнообразием видов. Подавляющее большинство - кайры и в качестве видовых меньшинств чайки.
Наивысшая точка острова Преображения всего лишь 77 метров над уровнем моря. Казалось бы, совсем немного, но остров такой маленький, что эта высота здесь кажется значительной. И если западный берег представляет собой относительно пологий склон, где собственно и приютилась полярная станция, то восточный берег - это сплошная вертикальная стена и даже кое-где с отрицательными углами. С этого ракурса остров смотрится неприступным бастионом, да по сути таковым и является. К берегу здесь не пристать, по стене не подняться, ну разве что со специальным снаряжением и навыками. Но это для человека неприступно, а вот для птиц лучше не придумаешь. Всю эту длинную стену, протянувшуюся вдоль всего восточного берега, очень плотно заселили птицы. Местами настолько плотно, что гнёзда буквально впритык друг к другу. Мы обошли восточный берег и на птичий базар посмотрели, и даже приблизительно прикинули количество птиц в этом городе на скалах. Получилось порядка миллиона. Ничего себе городок. А ведь эти птицы сюда прилетают только в летний сезон, зимуют они где-то на далёком юге, и как только приходит время, неумолимый инстинкт гонит их вновь к этому скалистому острову. Птичье население здесь не отличается особым разнообразием видов. Подавляющее большинство - кайры и в качестве видовых меньшинств чайки.

На острове Преображения мы наконец-то повстречали первое в этой экспедиции лежбище моржей, к чему собственно и стремились. К югу от этого скалистого островка длинным хвостом протягивается галечниковая коса, на конце которой образовалось некоторое возвышенное расширение. В прилив этот кусок косы становится островом, в отлив вновь соединяется с общей косой. Вот этот самый удалённый и почти изолированный кусочек суши и облюбовали себе морские звери в качестве пляжа, на котором загорают и коротают время между очередными заплывами в поисках чего-нибудь съестного. Как известно, питаются они моллюсками, которых собирают на дне. А суша им нужна только в летнее время, пока нет льдов.
На острове Преображения мы наконец-то повстречали первое в этой экспедиции лежбище моржей, к чему собственно и стремились. К югу от этого скалистого островка длинным хвостом протягивается галечниковая коса, на конце которой образовалось некоторое возвышенное расширение. В прилив этот кусок косы становится островом, в отлив вновь соединяется с общей косой. Вот этот самый удалённый и почти изолированный кусочек суши и облюбовали себе морские звери в качестве пляжа, на котором загорают и коротают время между очередными заплывами в поисках чего-нибудь съестного. Как известно, питаются они моллюсками, которых собирают на дне. А суша им нужна только в летнее время, пока нет льдов.
На острове Преображения мы наконец-то повстречали первое в этой экспедиции лежбище моржей, к чему собственно и стремились. К югу от этого скалистого островка длинным хвостом протягивается галечниковая коса, на конце которой образовалось некоторое возвышенное расширение. В прилив этот кусок косы становится островом, в отлив вновь соединяется с общей косой. Вот этот самый удалённый и почти изолированный кусочек суши и облюбовали себе морские звери в качестве пляжа, на котором загорают и коротают время между очередными заплывами в поисках чего-нибудь съестного. Как известно, питаются они моллюсками, которых собирают на дне. А суша им нужна только в летнее время, пока нет льдов.

Когда мы впервые вышли на косу острова Преображения, то совершенно не представляли, как поведут себя животные при близком контакте с человеком. Поэтому постарались их не беспокоить и ушли на стоянку в другую часть острова. Но на следующий день, конечно, сюда вернулись, ведь моржи были одной из основных целей экспедиции. Поначалу вели мы себя очень осторожно, на косу вышли далеко от лежбища и к объекту на разведку пошли только вдвоём. Горизонтальное положение заняли ещё задолго до объекта и стали подползать, прикидываясь сородичами. Но всё оказалось гораздо проще. За своих нас так и не приняли, но и пугаться не стали. Как оказалось, главное не делать резких движений и даже можно встать на две ноги, хотя лучше всё же быть ближе к земле. Подобраться можно вплотную, хоть портреты снимай. Короче говоря, лаптевские моржи не боятся человека, видно не часто их тут тревожат, а ведь когда-то их здорово повыбили, но сейчас на этого зверя никто не охотится. Занятные зверушки, конечно, чем-то свиней напоминают, по крайней мере, заходить с подветренной стороны не рекомендуется, вонью с ног валит, да и звуки они издают похожие. Почему воняют, если постоянно купаются? Ответ простой, пляж и санузел у них совмещённые, даже с места не сходят, всё под себя. При этом всё же некоторые проблески интеллекта наблюдаются, а человек даже вызывает некоторый интерес.
Когда мы впервые вышли на косу острова Преображения, то совершенно не представляли, как поведут себя животные при близком контакте с человеком. Поэтому постарались их не беспокоить и ушли на стоянку в другую часть острова. Но на следующий день, конечно, сюда вернулись, ведь моржи были одной из основных целей экспедиции. Поначалу вели мы себя очень осторожно, на косу вышли далеко от лежбища и к объекту на разведку пошли только вдвоём. Горизонтальное положение заняли ещё задолго до объекта и стали подползать, прикидываясь сородичами. Но всё оказалось гораздо проще. За своих нас так и не приняли, но и пугаться не стали. Как оказалось, главное не делать резких движений и даже можно встать на две ноги, хотя лучше всё же быть ближе к земле. Подобраться можно вплотную, хоть портреты снимай. Короче говоря, лаптевские моржи не боятся человека, видно не часто их тут тревожат, а ведь когда-то их здорово повыбили, но сейчас на этого зверя никто не охотится. Занятные зверушки, конечно, чем-то свиней напоминают, по крайней мере, заходить с подветренной стороны не рекомендуется, вонью с ног валит, да и звуки они издают похожие. Почему воняют, если постоянно купаются? Ответ простой, пляж и санузел у них совмещённые, даже с места не сходят, всё под себя. При этом всё же некоторые проблески интеллекта наблюдаются, а человек даже вызывает некоторый интерес.
Когда мы впервые вышли на косу острова Преображения, то совершенно не представляли, как поведут себя животные при близком контакте с человеком. Поэтому постарались их не беспокоить и ушли на стоянку в другую часть острова. Но на следующий день, конечно, сюда вернулись, ведь моржи были одной из основных целей экспедиции. Поначалу вели мы себя очень осторожно, на косу вышли далеко от лежбища и к объекту на разведку пошли только вдвоём. Горизонтальное положение заняли ещё задолго до объекта и стали подползать, прикидываясь сородичами. Но всё оказалось гораздо проще. За своих нас так и не приняли, но и пугаться не стали. Как оказалось, главное не делать резких движений и даже можно встать на две ноги, хотя лучше всё же быть ближе к земле. Подобраться можно вплотную, хоть портреты снимай. Короче говоря, лаптевские моржи не боятся человека, видно не часто их тут тревожат, а ведь когда-то их здорово повыбили, но сейчас на этого зверя никто не охотится. Занятные зверушки, конечно, чем-то свиней напоминают, по крайней мере, заходить с подветренной стороны не рекомендуется, вонью с ног валит, да и звуки они издают похожие. Почему воняют, если постоянно купаются? Ответ простой, пляж и санузел у них совмещённые, даже с места не сходят, всё под себя. При этом всё же некоторые проблески интеллекта наблюдаются, а человек даже вызывает некоторый интерес.

И пусть ландшафты побережья моря Лаптевых не особо привлекательны для пейзажного фотографа, зато здесь множество анималистических сюжетов. Лично мне хотелось бы более подробно познакомиться с этой природной зоной и рассказать об этом, совершенно особенном мире. Надеюсь, когда-то такая возможность ещё представится.
И пусть ландшафты побережья моря Лаптевых не особо привлекательны для пейзажного фотографа, зато здесь множество анималистических сюжетов. Лично мне хотелось бы более подробно познакомиться с этой природной зоной и рассказать об этом, совершенно особенном мире. Надеюсь, когда-то такая возможность ещё представится.
И пусть ландшафты побережья моря Лаптевых не особо привлекательны для пейзажного фотографа, зато здесь множество анималистических сюжетов. Лично мне хотелось бы более подробно познакомиться с этой природной зоной и рассказать об этом, совершенно особенном мире. Надеюсь, когда-то такая возможность ещё представится.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление

Река Оленёк

Река Индигирка

Река Сиинэ

Река Лена

Арктическое побережье и острова

Озеро Лабынкыр

Улахан-Тарын

Горы Сунтар-Хаята

Момский хребет

Хребет Черского

Гранитные города Улахан-Сис

Заключение