Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Горы Сунтар-Хаята.

384 full reads
645 story viewsUnique page visitors
384 read the story to the endThat's 60% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Год назад из печати вышла моя большая книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". На площадке яндекс-дзен хочу её полностью представить. Все одиннадцать глав по отдельности - одиннадцать географических объектов. Здесь - Горы Сунтар-Хаята. Все остальные главы вы можете просмотреть через Оглавление в конце этой страницы. Размеры фотоальбома 290х310 мм. Объём 210 иллюстрированных страниц. Книгу можно приобрести у автора. По этому вопросу пишите на почту karpukhins@mail.ru или на WhatsApp +7 903 102-99-36

ГОРЫ СУНТАР-ХАЯТА

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Горы Сунтар-Хаята.

Хребет Сунтар-Хаята является южным продолжением Верхоянской горной системы. Протягивается в субмеридиональном направлении на 450 километров от реки Томпо до верхнего течения реки Ини. Хребет является водоразделом крупных рек Алдана, Индигирки и рек Охотского побережья. Здесь несколько более высокие горы, чем в Верхоянском хребте, высоты лишь немного уступают Буордахскому массиву в хребте Черского, самого высокого на Северо-Востоке России. Наивысшая отметка - гора Мус-Хая, высотой 2959 метров над уровнем моря. И здесь очень развито оледенение. Северная часть Сунтар-Хаята принадлежит Якутии, южная часть на территории Хабаровского края. В пределах горной системы нет населённых пунктов. Здесь можно встретить лишь иногда оленеводов и совсем редко туристов. Сунтар-Хаята край дикой и первозданной природы, в очень незначительной степени затронутый человеческой деятельностью, и в ландшафтном плане, безусловно, очень привлекателен. В том числе, и для фотографов.

Моё личное открытие Сунтар-Хаята состоялось ещё в 2005-м году, и это было одним из первых фотографических исследований территории Якутии. По сути, после первого проникновения в Якутию по реке Оленёк в 1999-м и 2000-м годах, это был второй объект, который привлёк внимание и которому уделил внимание в пределах Якутии.

Горы Сунтар-Хаята довольно труднодоступны и если нет каких-либо технических возможностей, то забраться туда нелегко. В условиях, крайне ограниченных финансовыми возможностями, говорить о каких-либо технических способах заброски в горы, не приходилось на тот момент.

В этом путешествии со мной был всего лишь один напарник и единственный ресурс, которым мы обладали, наличие достаточного количества времени и упорства. Таким образом, от Якутска по Колымской трассе мы смогли добраться до пересечения с рекой Сунтар, это уже в Оймяконском улусе, и отсюда стартовали пешком, вместе со всем нашим снаряжением. А снаряжения на первый момент оказалось 180 килограмм на двоих. Нужно было тащить на себе катамаран, палатку, прочее снаряжение, продукты на два месяца и конечно, фотоаппаратуру. То есть, в один раз никак не унести. Приходилось всё это транспортировать челночными переносками. Сначала делили на три части, потом стали переносить двумя частями. Это очень замедляло наше передвижение и стоило огромного напряжения. При этом ещё надо было не забывать вести фотосъёмку, хотя сил на неё оставалось не так уж много.

Тем не менее, за месяц нам удалось пройти около 120 километров до самых истоков реки Сунтар, подняться на перевал и спуститься уже на Хабаровскую территорию в истоки реки Ниткан. Вот здесь наш катамаран из груза превратился в транспортное средство. Дальше оставалось только спуститься по реке Ниткан и ниже войти в Юдому, довольно крупную здесь реку. А по Юдоме уже дошли до первого населённого пункта, посёлка Югорёнок, откуда затем выбрались в цивилизацию. Хотя путешествие получилось трудным и маршрут нелёгким, но мы смогли попасть в прекрасные горы и даже кое-что отснять. Надеюсь, когда-то ещё здесь побывать и провести уже полноценную фотосъёмку. В плане профессиональной и художественной фотографии, по сути, это ещё одно белое пятно, которое ждёт своих исследователей.

Второй раз в горах Сунтар-Хаята, а вернее только лишь в отрогах, довелось немного поснимать в 2017-м году. Это был небольшой поход в истоки Восточной Хандыги, которая относится к Ленскому бассейну и в истоки реки Кубюмэ, которая относится уже к бассейну Индигирки. Маршрут затрагивал также озеро Тунеридэ и притоки реки Харчан. Всё это относится к территории Томпонского улуса.

На реках в горах Сунтар-Хаята наледи встречаются довольно часто. На реке Сунтар их несколько в разных местах. От дороги до первой наледи мы шли около двух недель, несмотря на небольшое расстояние. К этому времени силы уже значительно исчерпались и на какие-то активные действия кроме переноски груза, их уже оставалось не очень много. Но здесь я заставил себя подняться наверх, чтобы снять великолепную панораму долины Сунтара, с лежащей внизу наледью. Да и небо подыграло красивыми облаками.
На реках в горах Сунтар-Хаята наледи встречаются довольно часто. На реке Сунтар их несколько в разных местах. От дороги до первой наледи мы шли около двух недель, несмотря на небольшое расстояние. К этому времени силы уже значительно исчерпались и на какие-то активные действия кроме переноски груза, их уже оставалось не очень много. Но здесь я заставил себя подняться наверх, чтобы снять великолепную панораму долины Сунтара, с лежащей внизу наледью. Да и небо подыграло красивыми облаками.
На реках в горах Сунтар-Хаята наледи встречаются довольно часто. На реке Сунтар их несколько в разных местах. От дороги до первой наледи мы шли около двух недель, несмотря на небольшое расстояние. К этому времени силы уже значительно исчерпались и на какие-то активные действия кроме переноски груза, их уже оставалось не очень много. Но здесь я заставил себя подняться наверх, чтобы снять великолепную панораму долины Сунтара, с лежащей внизу наледью. Да и небо подыграло красивыми облаками.

Даже в  настоящее время в горах Сунтар-Хаята довольно активно развито оледенение. Но это ничто по сравнению с ледниковым периодом. Ледник здесь покрывал практически всю территорию и следы его заметны повсюду. Современный ландшафт в значительной степени сформирован именно ледниковыми процессами. По всей долине Сунтара можно видеть моренные валы. Древний ледник как гигантский бульдозер прошёлся здесь, соорудив естественные плотины, которые и стали причиной возникновения многочисленных озёр. Мы часто останавливались на ночлег на их берегах в своём продвижении к истокам Сунтара. И здесь же находили сюжеты для фотосъёмки.
Даже в настоящее время в горах Сунтар-Хаята довольно активно развито оледенение. Но это ничто по сравнению с ледниковым периодом. Ледник здесь покрывал практически всю территорию и следы его заметны повсюду. Современный ландшафт в значительной степени сформирован именно ледниковыми процессами. По всей долине Сунтара можно видеть моренные валы. Древний ледник как гигантский бульдозер прошёлся здесь, соорудив естественные плотины, которые и стали причиной возникновения многочисленных озёр. Мы часто останавливались на ночлег на их берегах в своём продвижении к истокам Сунтара. И здесь же находили сюжеты для фотосъёмки.
Даже в настоящее время в горах Сунтар-Хаята довольно активно развито оледенение. Но это ничто по сравнению с ледниковым периодом. Ледник здесь покрывал практически всю территорию и следы его заметны повсюду. Современный ландшафт в значительной степени сформирован именно ледниковыми процессами. По всей долине Сунтара можно видеть моренные валы. Древний ледник как гигантский бульдозер прошёлся здесь, соорудив естественные плотины, которые и стали причиной возникновения многочисленных озёр. Мы часто останавливались на ночлег на их берегах в своём продвижении к истокам Сунтара. И здесь же находили сюжеты для фотосъёмки.

Целый месяц мы шли по долине реки Сунтар, в её истоки, к перевалу на Ниткан. Иногда уходили в сторону от берега, иногда выходили на сам берег. И тогда река становилась героем фотосюжетов. Здесь обычно через реку был хороший ракурс на самые высокие горы Сунтар-Хаята. Первую часть пути проделали исключительно по левому берегу. Но где-то в средней части пришлось делать брод, здесь был удобен правый берег. Ну а в самом верху, берега меняли довольно часто.
Целый месяц мы шли по долине реки Сунтар, в её истоки, к перевалу на Ниткан. Иногда уходили в сторону от берега, иногда выходили на сам берег. И тогда река становилась героем фотосюжетов. Здесь обычно через реку был хороший ракурс на самые высокие горы Сунтар-Хаята. Первую часть пути проделали исключительно по левому берегу. Но где-то в средней части пришлось делать брод, здесь был удобен правый берег. Ну а в самом верху, берега меняли довольно часто.
Целый месяц мы шли по долине реки Сунтар, в её истоки, к перевалу на Ниткан. Иногда уходили в сторону от берега, иногда выходили на сам берег. И тогда река становилась героем фотосюжетов. Здесь обычно через реку был хороший ракурс на самые высокие горы Сунтар-Хаята. Первую часть пути проделали исключительно по левому берегу. Но где-то в средней части пришлось делать брод, здесь был удобен правый берег. Ну а в самом верху, берега меняли довольно часто.

Всем, кто проезжал по Колымской трассе, река Кубюме должна быть знакома. Как впрочем, и практически нежилой уже посёлок с тем же названием. Любой путешественник также может упомянуть и кафе Куба в этом посёлке на трассе и то, что здесь бензин и солярка пока ещё не намного дороже, чем в Якутске. А вот дольше в сторону Магадана уже другие цены. А также здесь развилка дорог, одна на Усть-Неру и Магадан, а другая на Томтор и Оймякон. Так вот, в верховьях и вдали от трассы, река Кубюме выглядит вот так.
Всем, кто проезжал по Колымской трассе, река Кубюме должна быть знакома. Как впрочем, и практически нежилой уже посёлок с тем же названием. Любой путешественник также может упомянуть и кафе Куба в этом посёлке на трассе и то, что здесь бензин и солярка пока ещё не намного дороже, чем в Якутске. А вот дольше в сторону Магадана уже другие цены. А также здесь развилка дорог, одна на Усть-Неру и Магадан, а другая на Томтор и Оймякон. Так вот, в верховьях и вдали от трассы, река Кубюме выглядит вот так.
Всем, кто проезжал по Колымской трассе, река Кубюме должна быть знакома. Как впрочем, и практически нежилой уже посёлок с тем же названием. Любой путешественник также может упомянуть и кафе Куба в этом посёлке на трассе и то, что здесь бензин и солярка пока ещё не намного дороже, чем в Якутске. А вот дольше в сторону Магадана уже другие цены. А также здесь развилка дорог, одна на Усть-Неру и Магадан, а другая на Томтор и Оймякон. Так вот, в верховьях и вдали от трассы, река Кубюме выглядит вот так.

На озеро Тунеридэ мы пришли в середине июля. Но озеро лежит между гор на высоте 1300 метров над уровнем моря. И это всё же хоть и не заполярье, но достаточно северные широты. Поэтому неудивительно, что здесь ещё плавал лёд, вернее его остатки. Правда, оказалось, что мы застали практически последний день его жизни. Вечернюю съёмку с закатными красками провести удалось, но на следующий день задул сильный ветер и не успокаивался два дня. Ледяные остатки размолотило в крошку, и они окончательно растаяли. Этот ветер и принёс непогоду, которая не оставляла нас до самого завершения похода.
На озеро Тунеридэ мы пришли в середине июля. Но озеро лежит между гор на высоте 1300 метров над уровнем моря. И это всё же хоть и не заполярье, но достаточно северные широты. Поэтому неудивительно, что здесь ещё плавал лёд, вернее его остатки. Правда, оказалось, что мы застали практически последний день его жизни. Вечернюю съёмку с закатными красками провести удалось, но на следующий день задул сильный ветер и не успокаивался два дня. Ледяные остатки размолотило в крошку, и они окончательно растаяли. Этот ветер и принёс непогоду, которая не оставляла нас до самого завершения похода.
На озеро Тунеридэ мы пришли в середине июля. Но озеро лежит между гор на высоте 1300 метров над уровнем моря. И это всё же хоть и не заполярье, но достаточно северные широты. Поэтому неудивительно, что здесь ещё плавал лёд, вернее его остатки. Правда, оказалось, что мы застали практически последний день его жизни. Вечернюю съёмку с закатными красками провести удалось, но на следующий день задул сильный ветер и не успокаивался два дня. Ледяные остатки размолотило в крошку, и они окончательно растаяли. Этот ветер и принёс непогоду, которая не оставляла нас до самого завершения похода.

На озере Тунеридэ мы прожили целую неделю. А погода как испортилась на второй день, так и простояла дождливая до самого конца. А на выходе даже снежком побаловала, несмотря на месяц июль. Здесь это не редкость. Казалось бы, для фотографа эти условия никуда не годятся, но это не так. Фотографы как раз не любят абсолютно безоблачную погоду, без настроения. Здесь же неподалёку от лагеря на ручье, который вытекает из озера, лежала небольшая по площади, но довольно мощная наледь. И это всегда даёт массу интересных сюжетов. Нужно только знать правильное время для съёмки.
На озере Тунеридэ мы прожили целую неделю. А погода как испортилась на второй день, так и простояла дождливая до самого конца. А на выходе даже снежком побаловала, несмотря на месяц июль. Здесь это не редкость. Казалось бы, для фотографа эти условия никуда не годятся, но это не так. Фотографы как раз не любят абсолютно безоблачную погоду, без настроения. Здесь же неподалёку от лагеря на ручье, который вытекает из озера, лежала небольшая по площади, но довольно мощная наледь. И это всегда даёт массу интересных сюжетов. Нужно только знать правильное время для съёмки.
На озере Тунеридэ мы прожили целую неделю. А погода как испортилась на второй день, так и простояла дождливая до самого конца. А на выходе даже снежком побаловала, несмотря на месяц июль. Здесь это не редкость. Казалось бы, для фотографа эти условия никуда не годятся, но это не так. Фотографы как раз не любят абсолютно безоблачную погоду, без настроения. Здесь же неподалёку от лагеря на ручье, который вытекает из озера, лежала небольшая по площади, но довольно мощная наледь. И это всегда даёт массу интересных сюжетов. Нужно только знать правильное время для съёмки.

Бегущие по наледи ручьи прорезали глубокие каньоны, обнажив ледовые слои. В них прописана вся история прошедшей зимы. По каньону было легко войти, но дальше он начинал изгибаться во всех трёх измерениях, и по ту сторону никак не выйти. Можно было только вернуться назад.
Бегущие по наледи ручьи прорезали глубокие каньоны, обнажив ледовые слои. В них прописана вся история прошедшей зимы. По каньону было легко войти, но дальше он начинал изгибаться во всех трёх измерениях, и по ту сторону никак не выйти. Можно было только вернуться назад.
Бегущие по наледи ручьи прорезали глубокие каньоны, обнажив ледовые слои. В них прописана вся история прошедшей зимы. По каньону было легко войти, но дальше он начинал изгибаться во всех трёх измерениях, и по ту сторону никак не выйти. Можно было только вернуться назад.

Уснула долина озера Тунеридэ. Ночи ещё совсем светлые. Дождя нет, но погода пасмурная. А над долиной, словно одеяло, зависло облачко тумана.
Уснула долина озера Тунеридэ. Ночи ещё совсем светлые. Дождя нет, но погода пасмурная. А над долиной, словно одеяло, зависло облачко тумана.
Уснула долина озера Тунеридэ. Ночи ещё совсем светлые. Дождя нет, но погода пасмурная. А над долиной, словно одеяло, зависло облачко тумана.

Озеро Тунеридэ типично ледниковое. Когда-то давно над всеми этими территориями властвовал ледник, его следы видны повсюду. Вот и здесь движения огромных масс льда расширили межгорную долину, сровняли её дно, оставили после себя моренные валы, ставшие естественными плотинами для водоёмов. Даже внутри самого озера Тунеридэ есть пара таких незамкнутых моренных валов, они разделяют его на несколько соединяющихся между собой частей.
Озеро Тунеридэ типично ледниковое. Когда-то давно над всеми этими территориями властвовал ледник, его следы видны повсюду. Вот и здесь движения огромных масс льда расширили межгорную долину, сровняли её дно, оставили после себя моренные валы, ставшие естественными плотинами для водоёмов. Даже внутри самого озера Тунеридэ есть пара таких незамкнутых моренных валов, они разделяют его на несколько соединяющихся между собой частей.
Озеро Тунеридэ типично ледниковое. Когда-то давно над всеми этими территориями властвовал ледник, его следы видны повсюду. Вот и здесь движения огромных масс льда расширили межгорную долину, сровняли её дно, оставили после себя моренные валы, ставшие естественными плотинами для водоёмов. Даже внутри самого озера Тунеридэ есть пара таких незамкнутых моренных валов, они разделяют его на несколько соединяющихся между собой частей.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление

Река Оленёк

Река Индигирка

Река Сиинэ

Река Лена

Арктическое побережье и острова

Озеро Лабынкыр

Улахан-Тарын

Горы Сунтар-Хаята

Момский хребет

Хребет Черского

Гранитные города Улахан-Сис

Заключение