Photogeographic
10 884 subscribers

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Озеро Лабынкыр.

388 full reads
659 story viewsUnique page visitors
388 read the story to the endThat's 59% of the total page views
3 minutes — average reading time

Год назад из печати вышла моя большая книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". На площадке яндекс-дзен хочу её полностью представить. Все одиннадцать глав по отдельности - одиннадцать географических объектов. Здесь - Озеро Лабынкыр. Все остальные главы вы можете просмотреть через Оглавление в конце этой страницы. Размеры фотоальбома 290х310 мм. Объём 210 иллюстрированных страниц. Книгу можно приобрести у автора. По этому вопросу пишите на почту karpukhins@mail.ru или на WhatsApp +7 903 102-99-36

ОЗЕРО ЛАБЫНКЫР

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Озеро Лабынкыр.

Овеянное легендами таинственное озеро Лабынкыр лежит в горах Оймяконского нагорья. Такова уж человеческая природа, скучна ему реальность и если придумать какую-то сказку, то в неё он готов поверить быстрее, чем в обыденную реальность. Но действительно легенда живет, и будет жить вечно, в отличие от самого героя этой легенды. А герой здесь в близком родстве с обитателем шотландского озера Лох-Несс. По крайней мере, очевидцы описывают таинственного обитателя озера Лабынкыр очень похоже. Правда, здесь его называют просто «лабынкырским чёртом». Но оставим легенду на совести очевидцев и если кому-то очень нужно, чтобы чёрт здесь водился, то пусть так и будет.

Озеро Лабынкыр ещё один объект, в пределах Якутии, с которым мне однажды пришлось очень близко познакомиться. Но не в поисках реликтового обитателя сюда пришлось прийти, а с целью раскрыть фотографический и художественный потенциал озера и окрестностей. Или попросту говоря, раскрыть красоту этого замечательного озера.

Фото-экспедиция состоялась в 2010-м году, и туда я попал не по собственной инициативе, а по заказу администрации Оймяконского улуса. Тогда как раз готовился фотоальбом по району, а без Лабынкыра, как одного из главных символов улуса, обойтись нельзя. Озеро находится в ста километрах от ближайшего населённого пункта, посёлка Томтор. Вот силами администрации Томтора и была организована заброска на Лабынкыр, куда можно добраться только вездеходом, вертолётом или на лошадях. Для меня предложили последний вариант, выделив одного коневода с тремя лошадьми. И это было замечательное путешествие, как в старые добрые времена, когда только таким способом и осваивались новые территории.

Помню один интересный момент, в первую ночёвку уже на озере. Там на выходе реки из озера, стоит большой двухэтажный дом. Вот в нём и ночевали, а посреди ночи вдруг зазвенела посуда на столе. Тогда ещё в шутку подумал, что это лабынкырский чёрт хвостом о берег ударил. Но в качестве рабочей гипотезы принял, что это был рядовой сейсмический толчок, что и подтвердилось впоследствии. Вот так встретил меня Лабынкыр, дав знак, что принимает в свои владения, но велит относиться к нему с уважением. А для меня это не трудно, всегда отношусь с уважением к тому месту, в которое прихожу.

Три дня мы потратили на дорогу к озеру. А потом проводник из Томтора вместе с лошадьми вернулся в посёлок, оставив меня наедине с Лабынкыром. И дальше началась работа по освоению окрестностей в полном одиночестве. И длилось это одиночество больше месяца. Всё это время на одном месте не сидел. В основном мигрировал между северным и южным краем озера, перемещаясь по нему на небольшой байдарке, которую привёз сюда с собой. Но не только озеро было объектом моих исследований, от него периодически уходил куда-то в радиальные маршруты и один маршрут был многодневный в истоки реки Лабынкыр. Это было замечательное время с полным погружением в окружающую среду, наедине с озером. Экспедиция заняла весь август и начало сентября. Жаль только лабынкырский чёрт так и не показался ни разу.

Озеро Лабынкыр довольно большое, в длину занимает около 15 километров, в ширину до 4 километров, наибольшая глубина до 75 метров. Лежит на высоте чуть более 1000 метров над уровнем моря на Сордонохском плато Оймяконского нагорья. Происхождение его типично ледниковое, образовалось за счёт подпруживания реки мореной. Озеро протянулось в меридиональном направлении. В южный край его впадает река с тем же названием, а из северного вытекает, сохранив своё имя. Река Лабынкыр является притоком реки Туора-Юрях, одного из истоков Индигирки. Кроме всего прочего, озеро это рыбное и сюда иногда наведываются рыбаки.

За три дня пути от Томтора до Лабынкыра мы успели подружиться с моим проводником Александром Дягилевым. Но наступило время прощаться, Александру надо в посёлок, а мне пора за работу. Здесь как раз момент, когда караван пошёл вброд через реку Лабынкыр, вытекающую из северной оконечности озера.
За три дня пути от Томтора до Лабынкыра мы успели подружиться с моим проводником Александром Дягилевым. Но наступило время прощаться, Александру надо в посёлок, а мне пора за работу. Здесь как раз момент, когда караван пошёл вброд через реку Лабынкыр, вытекающую из северной оконечности озера.
За три дня пути от Томтора до Лабынкыра мы успели подружиться с моим проводником Александром Дягилевым. Но наступило время прощаться, Александру надо в посёлок, а мне пора за работу. Здесь как раз момент, когда караван пошёл вброд через реку Лабынкыр, вытекающую из северной оконечности озера.

В северной оконечности озера было удобно жить, потому что здесь есть хорошая изба. Но ландшафты здесь сами по себе не очень впечатляющие. Пологие горки, к тому же всё портит мёртвый лес. Когда-то здесь был сильный пожар и тайга сгорела. Не так просто было в этой части снять что-то интересное. Но все же, сюжеты можно было найти, главное дождаться правильного света. Чаще всего в творческих поисках уходил в северо-восточный угол озера к мелководному заливу, заросшему травой.
В северной оконечности озера было удобно жить, потому что здесь есть хорошая изба. Но ландшафты здесь сами по себе не очень впечатляющие. Пологие горки, к тому же всё портит мёртвый лес. Когда-то здесь был сильный пожар и тайга сгорела. Не так просто было в этой части снять что-то интересное. Но все же, сюжеты можно было найти, главное дождаться правильного света. Чаще всего в творческих поисках уходил в северо-восточный угол озера к мелководному заливу, заросшему травой.
В северной оконечности озера было удобно жить, потому что здесь есть хорошая изба. Но ландшафты здесь сами по себе не очень впечатляющие. Пологие горки, к тому же всё портит мёртвый лес. Когда-то здесь был сильный пожар и тайга сгорела. Не так просто было в этой части снять что-то интересное. Но все же, сюжеты можно было найти, главное дождаться правильного света. Чаще всего в творческих поисках уходил в северо-восточный угол озера к мелководному заливу, заросшему травой.

Большая изба стоит на выходе из озера одноимённой реки. Жить в ней было комфортно, к тому же баня тоже есть. Но ландшафты противоположной стороны озера были гораздо интереснее, поэтому имело смысл больше обитать именно там. Сюда приходил как на отдых, помыться в бане, привести себя в порядок, пополнить запасы продовольствия. Основные припасы оставались именно здесь. Но была ещё одна причина для периодических визитов в эту часть озера. Спутниковый телефон отказался работать, а это означало, что меня могут потерять и начнут беспокоиться. Поэтому надо было дождаться визита каких-либо гостей, которые могли появиться на озере только лишь здесь, в северной оконечности. Но каждый мой визит сюда лишь ещё более доказывал, что Лабынкыр посещается довольно редко. Приходилось оставлять записку и снова уходить в южную часть озера. Так продолжалось 35 дней, пока уже в сентябре не пришли люди. На этом закончилось моё одиночество. Они же потом, через несколько дней, вывезли на вездеходе в Томтор.
Большая изба стоит на выходе из озера одноимённой реки. Жить в ней было комфортно, к тому же баня тоже есть. Но ландшафты противоположной стороны озера были гораздо интереснее, поэтому имело смысл больше обитать именно там. Сюда приходил как на отдых, помыться в бане, привести себя в порядок, пополнить запасы продовольствия. Основные припасы оставались именно здесь. Но была ещё одна причина для периодических визитов в эту часть озера. Спутниковый телефон отказался работать, а это означало, что меня могут потерять и начнут беспокоиться. Поэтому надо было дождаться визита каких-либо гостей, которые могли появиться на озере только лишь здесь, в северной оконечности. Но каждый мой визит сюда лишь ещё более доказывал, что Лабынкыр посещается довольно редко. Приходилось оставлять записку и снова уходить в южную часть озера. Так продолжалось 35 дней, пока уже в сентябре не пришли люди. На этом закончилось моё одиночество. Они же потом, через несколько дней, вывезли на вездеходе в Томтор.
Большая изба стоит на выходе из озера одноимённой реки. Жить в ней было комфортно, к тому же баня тоже есть. Но ландшафты противоположной стороны озера были гораздо интереснее, поэтому имело смысл больше обитать именно там. Сюда приходил как на отдых, помыться в бане, привести себя в порядок, пополнить запасы продовольствия. Основные припасы оставались именно здесь. Но была ещё одна причина для периодических визитов в эту часть озера. Спутниковый телефон отказался работать, а это означало, что меня могут потерять и начнут беспокоиться. Поэтому надо было дождаться визита каких-либо гостей, которые могли появиться на озере только лишь здесь, в северной оконечности. Но каждый мой визит сюда лишь ещё более доказывал, что Лабынкыр посещается довольно редко. Приходилось оставлять записку и снова уходить в южную часть озера. Так продолжалось 35 дней, пока уже в сентябре не пришли люди. На этом закончилось моё одиночество. Они же потом, через несколько дней, вывезли на вездеходе в Томтор.

Но первоначальный этап фото-экспедиции был вне пределов самого озера Лабынкыр. После того, как был доставлен в северную его оконечность, провёл там всего лишь пару дней. После чего отправился на байдарке на южный его берег, где оставил своё суденышко и дальше уже пешком по берегу реки Лабынкыр в её истоки. Истоки реки находятся в пятидесяти километрах от озера и там, на водоразделе, лежит ещё одно озеро, которое так и называется Водораздельное. А за ним уже граница с Хабаровским краем. И здесь уже высокие горы, входящие в систему Сунтар-Хаята. Пятьдесят километров с рюкзаком сорок килограмм, да не просто пройти, а ещё со съёмкой, это не один день. В общей сложности поход туда и обратно занял десять дней и дал очень хороший фотографический материал.
Но первоначальный этап фото-экспедиции был вне пределов самого озера Лабынкыр. После того, как был доставлен в северную его оконечность, провёл там всего лишь пару дней. После чего отправился на байдарке на южный его берег, где оставил своё суденышко и дальше уже пешком по берегу реки Лабынкыр в её истоки. Истоки реки находятся в пятидесяти километрах от озера и там, на водоразделе, лежит ещё одно озеро, которое так и называется Водораздельное. А за ним уже граница с Хабаровским краем. И здесь уже высокие горы, входящие в систему Сунтар-Хаята. Пятьдесят километров с рюкзаком сорок килограмм, да не просто пройти, а ещё со съёмкой, это не один день. В общей сложности поход туда и обратно занял десять дней и дал очень хороший фотографический материал.
Но первоначальный этап фото-экспедиции был вне пределов самого озера Лабынкыр. После того, как был доставлен в северную его оконечность, провёл там всего лишь пару дней. После чего отправился на байдарке на южный его берег, где оставил своё суденышко и дальше уже пешком по берегу реки Лабынкыр в её истоки. Истоки реки находятся в пятидесяти километрах от озера и там, на водоразделе, лежит ещё одно озеро, которое так и называется Водораздельное. А за ним уже граница с Хабаровским краем. И здесь уже высокие горы, входящие в систему Сунтар-Хаята. Пятьдесят километров с рюкзаком сорок килограмм, да не просто пройти, а ещё со съёмкой, это не один день. В общей сложности поход туда и обратно занял десять дней и дал очень хороший фотографический материал.

На реке Лабынкыр, по пути в её истоки, встретилось несколько наледей. Самая крупная примерно в десяти километрах от озера. Наледи всегда очень фотогеничны. И на пути вверх с удовольствием здесь поснимал, но это был обычный солнечный день, а значит и фотографии получились красивые, но обычные. Зато на обратном пути мне выпал счастливый билет, застала просто огненная небесная феерия. И вот такой свет уже редкость, да ещё в таком фактурном месте. Вот это уже удача! Поход был не напрасен.
На реке Лабынкыр, по пути в её истоки, встретилось несколько наледей. Самая крупная примерно в десяти километрах от озера. Наледи всегда очень фотогеничны. И на пути вверх с удовольствием здесь поснимал, но это был обычный солнечный день, а значит и фотографии получились красивые, но обычные. Зато на обратном пути мне выпал счастливый билет, застала просто огненная небесная феерия. И вот такой свет уже редкость, да ещё в таком фактурном месте. Вот это уже удача! Поход был не напрасен.
На реке Лабынкыр, по пути в её истоки, встретилось несколько наледей. Самая крупная примерно в десяти километрах от озера. Наледи всегда очень фотогеничны. И на пути вверх с удовольствием здесь поснимал, но это был обычный солнечный день, а значит и фотографии получились красивые, но обычные. Зато на обратном пути мне выпал счастливый билет, застала просто огненная небесная феерия. И вот такой свет уже редкость, да ещё в таком фактурном месте. Вот это уже удача! Поход был не напрасен.

Вид на озеро с южной оконечности. Здесь было одно любимое местечко с ягельной полянкой на возвышении и кустами кедрового стланика. Не часто Лабынкыр баловал солнечной погодой и безмятежностью. Не всегда можно было спокойно сесть в байдарку и отправиться по озеру к другим берегам, в поисках новых ракурсов.
Вид на озеро с южной оконечности. Здесь было одно любимое местечко с ягельной полянкой на возвышении и кустами кедрового стланика. Не часто Лабынкыр баловал солнечной погодой и безмятежностью. Не всегда можно было спокойно сесть в байдарку и отправиться по озеру к другим берегам, в поисках новых ракурсов.
Вид на озеро с южной оконечности. Здесь было одно любимое местечко с ягельной полянкой на возвышении и кустами кедрового стланика. Не часто Лабынкыр баловал солнечной погодой и безмятежностью. Не всегда можно было спокойно сесть в байдарку и отправиться по озеру к другим берегам, в поисках новых ракурсов.

На озере есть три острова и несколько полуостровов. Вот этот полуостров, например, находится в средней части западного берега. Вместе со стволами лиственниц, полуостров создал весьма удачную композицию. Всё же есть в этом озере нечто таинственное. Особенно когда ты с ним наедине. По крайней мере, всё время возникает ощущение, что ты наедине не просто с озером, а с некой живой сущностью.
На озере есть три острова и несколько полуостровов. Вот этот полуостров, например, находится в средней части западного берега. Вместе со стволами лиственниц, полуостров создал весьма удачную композицию. Всё же есть в этом озере нечто таинственное. Особенно когда ты с ним наедине. По крайней мере, всё время возникает ощущение, что ты наедине не просто с озером, а с некой живой сущностью.
На озере есть три острова и несколько полуостровов. Вот этот полуостров, например, находится в средней части западного берега. Вместе со стволами лиственниц, полуостров создал весьма удачную композицию. Всё же есть в этом озере нечто таинственное. Особенно когда ты с ним наедине. По крайней мере, всё время возникает ощущение, что ты наедине не просто с озером, а с некой живой сущностью.

В южной части озера, в укромном заливе, тоже есть изба. Но она в плохой сохранности, с протекающей крышей. Поэтому в качестве жилища не годилась. Но рядом была небольшая банька. Одному вполне можно было разместиться. А над берегом большая ягельная полянка с кустиками карликовой берёзки. К началу сентября берёзка расцветилась осенними красками, и это дало массу потрясающих ярких сюжетов.
В южной части озера, в укромном заливе, тоже есть изба. Но она в плохой сохранности, с протекающей крышей. Поэтому в качестве жилища не годилась. Но рядом была небольшая банька. Одному вполне можно было разместиться. А над берегом большая ягельная полянка с кустиками карликовой берёзки. К началу сентября берёзка расцветилась осенними красками, и это дало массу потрясающих ярких сюжетов.
В южной части озера, в укромном заливе, тоже есть изба. Но она в плохой сохранности, с протекающей крышей. Поэтому в качестве жилища не годилась. Но рядом была небольшая банька. Одному вполне можно было разместиться. А над берегом большая ягельная полянка с кустиками карликовой берёзки. К началу сентября берёзка расцветилась осенними красками, и это дало массу потрясающих ярких сюжетов.

Безусловно, осень самое красивое время года. По крайней мере, самое яркое. И утром, когда ещё прохладно, а солнце лишь касается прибрежных вершин, над озером начинает подниматься туман. Вот тогда самое время выходить фотографу за новыми сюжетами.
Безусловно, осень самое красивое время года. По крайней мере, самое яркое. И утром, когда ещё прохладно, а солнце лишь касается прибрежных вершин, над озером начинает подниматься туман. Вот тогда самое время выходить фотографу за новыми сюжетами.
Безусловно, осень самое красивое время года. По крайней мере, самое яркое. И утром, когда ещё прохладно, а солнце лишь касается прибрежных вершин, над озером начинает подниматься туман. Вот тогда самое время выходить фотографу за новыми сюжетами.

Не только само озеро Лабынкыр было объектом моих фотографических исследований, но и его окрестности. Долгое время посматривал, в том числе, и на долину небольшого ручья под названием Лабынкырский. Этот ручей впадает в озеро со стороны восточного берега, а начало его лежит в небольшом горном массиве с юго-восточной стороны от озера. Идти туда, конечно, удобнее от южной базы. Но собрался туда только в начале сентября, когда снег уже припорошил вершины гор. Вот эти горы за долиной ручья, точнее восхождение на эти горы, тоже вошли в маршрут. В снежном оформлении вершины выглядят гораздо интереснее, безусловно.
Не только само озеро Лабынкыр было объектом моих фотографических исследований, но и его окрестности. Долгое время посматривал, в том числе, и на долину небольшого ручья под названием Лабынкырский. Этот ручей впадает в озеро со стороны восточного берега, а начало его лежит в небольшом горном массиве с юго-восточной стороны от озера. Идти туда, конечно, удобнее от южной базы. Но собрался туда только в начале сентября, когда снег уже припорошил вершины гор. Вот эти горы за долиной ручья, точнее восхождение на эти горы, тоже вошли в маршрут. В снежном оформлении вершины выглядят гораздо интереснее, безусловно.
Не только само озеро Лабынкыр было объектом моих фотографических исследований, но и его окрестности. Долгое время посматривал, в том числе, и на долину небольшого ручья под названием Лабынкырский. Этот ручей впадает в озеро со стороны восточного берега, а начало его лежит в небольшом горном массиве с юго-восточной стороны от озера. Идти туда, конечно, удобнее от южной базы. Но собрался туда только в начале сентября, когда снег уже припорошил вершины гор. Вот эти горы за долиной ручья, точнее восхождение на эти горы, тоже вошли в маршрут. В снежном оформлении вершины выглядят гораздо интереснее, безусловно.

На карте в долине Лабынкырского обозначена наледь. Чаще всего, к концу лета наледи на реках полностью исчезают. Но здесь наледь сохранилась до начала сентября. Это был приятный и неожиданный сюрприз. Белая наледь на фоне пожелтевшей тайги. Очевидно, что эта наледь уже не успеет растаять и переживёт зиму до следующей весны. А там уже всё будет зависеть от того, какое лето сложится.
На карте в долине Лабынкырского обозначена наледь. Чаще всего, к концу лета наледи на реках полностью исчезают. Но здесь наледь сохранилась до начала сентября. Это был приятный и неожиданный сюрприз. Белая наледь на фоне пожелтевшей тайги. Очевидно, что эта наледь уже не успеет растаять и переживёт зиму до следующей весны. А там уже всё будет зависеть от того, какое лето сложится.
На карте в долине Лабынкырского обозначена наледь. Чаще всего, к концу лета наледи на реках полностью исчезают. Но здесь наледь сохранилась до начала сентября. Это был приятный и неожиданный сюрприз. Белая наледь на фоне пожелтевшей тайги. Очевидно, что эта наледь уже не успеет растаять и переживёт зиму до следующей весны. А там уже всё будет зависеть от того, какое лето сложится.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление

Река Оленёк

Река Индигирка

Река Сиинэ

Река Лена

Арктическое побережье и острова

Озеро Лабынкыр

Улахан-Тарын

Горы Сунтар-Хаята

Момский хребет

Хребет Черского

Гранитные города Улахан-Сис

Заключение