Photogeographic
10 884 subscribers

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Река Индигирка.

586 full reads
1k story viewsUnique page visitors
586 read the story to the endThat's 58% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Год назад из печати вышла моя большая книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". На площадке яндекс-дзен хочу её полностью представить. Все одиннадцать глав по отдельности - одиннадцать географических объектов. Размеры фотоальбома 290х310 мм. Объём 210 иллюстрированных страниц. Здесь - река Индигирка. Все остальные главы вы можете просмотреть через Оглавление в конце этой страницы. Книгу можно приобрести у автора. По этому вопросу пишите на почту karpukhins@mail.ru или на WhatsApp +7 903 102-99-36

РЕКА ИНДИГИРКА

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Река Индигирка.

Пожалуй, большинство жителей России, хоть как-то знакомых с географией родной страны, про Индигирку слышали. И для этого большинства представляется она очень далёкой, дикой и необжитой рекой. На самом деле, если с Индигиркой познакомиться в реальности, то окажется, что эти представления недалеки от истины. Хотя, как и на всех других реках, на берегах Индигирки издревле селились люди. Когда-то юкагиры, эвены и другие народы, позднее якуты и русские. Но и до сих пор здесь не так много населённых пунктов, да и те не очень крупные.

Наиболее крупный из них посёлок Усть-Нера, с населением около шести тысяч человек, хотя в лучшие советские времена, в период расцвета геологической деятельности, здесь численность жителей достигала двенадцати тысяч. Но и сейчас для Усть-Неры есть перспективы, ведь посёлок расположен на пересечении двух транспортных артерий – Колымской трассы, единственной автомобильной дороги, пересекающей реку и соединяющей Якутск с Магаданом, и собственно самой Индигирки, которая в этом качестве работает не только летом, но и зимой. Именно от Усть-Неры возможна навигация для небольших катеров ниже по реке, но только до того места, которое называется «Индигирская труба». Там река входит в узкое и суровое ущелье среди гор хребта Черского, где бушуют грозные и непроходимые пороги. Навигация также существует и в нижней части реки от устья до посёлка Хонуу. Но когда Индигирка замерзает, вот тогда-то она и становится дорогой, зимником по которому осуществляются все грузоперевозки до посёлков, расположенных ниже по реке. И даже от самого Чокурдаха, который находится уже в самом нижнем течении, можно выехать на Колымскую трассу, а отсюда куда угодно, хоть до самой Москвы. Но зимник по Индигирке это отдельная тема, достойная своего рассказа, дорога суровая и опасная, но другой здесь нет.


Индигирка – одна из наиболее крупных рек северо-востока России, имеющих самостоятельный сток в море. Её длина вместе с истоками достигает почти двух тысяч километров. Хотя, собственно Индигиркой эта река называется только после слияния двух рек Туора-Юрях и Тарын-Юрях. Истоки Индигирки берут своё начало в хребте Сунтар-Хаята и Оймяконском нагорье, затем река рассекает хребты огромной горной системы, называемой хребтом Черского, наиболее возвышенной на северо-востоке страны. Именно здесь самые суровые и труднопроходимые места на реке, но здесь же, и самые красивые. Выйдя из гор хребта Черского, Индигирка несёт свои воды по Момо-Селенняхской межгорной котловине. Затем пересекает не очень высокие отроги Момского хребта и лишь только после этого окончательно выходит на равнину, где и течёт в низменных берегах оставшиеся чуть более тысячи километров вплоть до Восточно-Сибирского моря. От самых истоков до устья Индигирка протекает по территории Якутии.
Что касается названия реки, то под этим именем она стала известна в географии с 1636-го года, когда тобольский казак Иван Ребров добрался сюда морским путём от устья Яны. Это и было первое открытие Индигирки русскими. С местных языков перевести название можно как «Собачья река», это связано, вероятно, с тем, что местные жители из домашних животных имели только собак. Впрочем, существует и другая версия, будто жил тут эвенский род инди. Индигыр – люди рода инди. Но все эти версии оставим историкам.


Об Индигирке можно рассказать много всего интересного, в совершенно разных аспектах. И никак не избежать, конечно, ландшафтной или эстетической привлекательности этой реки. Здесь столько удивительно красивых мест, что никого не оставят равнодушным. Это просто рай для профессионального пейзажного фотографа. Но рай суровый и труднодоступный. И, в силу того, что не так много людей здесь бывает, то места эти ещё мало кто видел. И уж тем более, визуально мало кто представлял на широкое обозрение. Значит, пора это сделать.

В маршруты моих фото-экспедиций не раз вплеталась река Индигирка. Знаю её от самых верховьев до Чокурдаха. И могу признаться, что Индигирка моя любимая река на территории Якутии. Рад познакомить с её дикой и первозданной красотой.

Пожалуй, одно из самых доступных мест на Индигирке, это посёлок Усть-Нера. Здесь реку пересекает круглогодичная Колымская трасса. Посёлок расположен в очень красивом месте и поблизости можно обнаружить массу интересных ракурсов на реку. Как, например, вот здесь, чуть ниже впадения реки Нера.
Пожалуй, одно из самых доступных мест на Индигирке, это посёлок Усть-Нера. Здесь реку пересекает круглогодичная Колымская трасса. Посёлок расположен в очень красивом месте и поблизости можно обнаружить массу интересных ракурсов на реку. Как, например, вот здесь, чуть ниже впадения реки Нера.
Пожалуй, одно из самых доступных мест на Индигирке, это посёлок Усть-Нера. Здесь реку пересекает круглогодичная Колымская трасса. Посёлок расположен в очень красивом месте и поблизости можно обнаружить массу интересных ракурсов на реку. Как, например, вот здесь, чуть ниже впадения реки Нера.

Летом 2013-го года на Индигирке случилось наводнение. Максимальный уровень достигал плюс восемь метров к меженному. Почти все посёлки на реке были затоплены. Так уж сложилось, что именно в это время у меня проходила фото-экспедиция на Индигирке. И так уж получилось, что наводнение застало нашу маленькую команду на входе в ущелье «Индигиркой трубы». Обширная коса, где мы разбили лагерь, стремительно стала уменьшаться и в итоге стала островом. Ничего не оставалось, как спасаться бегством на катамаране. Мутная река несла тонны мусора, из воды выпрыгивали целые стволы деревьев, грозя утопить нас, а крутые и скалистые берега ущелья не оставляли шансов безопасно причалить. Спасение ждало нас на устье левого притока под названием Мольджогойдох. Здесь вполне можно было причалить и выйти на берег. Два дня провели мы на Мольджогойдохе, пока дождались момента, когда схлынет первая волна паводка и река перестанет нести мусор в таком количестве. Эти два дня прошли не напрасно, приток оказался очень фотогеничен и дал множество интересных кадров. И на этой умиротворённой фотографии ничего не говорит о том, что творится на самой Индигирке.
Летом 2013-го года на Индигирке случилось наводнение. Максимальный уровень достигал плюс восемь метров к меженному. Почти все посёлки на реке были затоплены. Так уж сложилось, что именно в это время у меня проходила фото-экспедиция на Индигирке. И так уж получилось, что наводнение застало нашу маленькую команду на входе в ущелье «Индигиркой трубы». Обширная коса, где мы разбили лагерь, стремительно стала уменьшаться и в итоге стала островом. Ничего не оставалось, как спасаться бегством на катамаране. Мутная река несла тонны мусора, из воды выпрыгивали целые стволы деревьев, грозя утопить нас, а крутые и скалистые берега ущелья не оставляли шансов безопасно причалить. Спасение ждало нас на устье левого притока под названием Мольджогойдох. Здесь вполне можно было причалить и выйти на берег. Два дня провели мы на Мольджогойдохе, пока дождались момента, когда схлынет первая волна паводка и река перестанет нести мусор в таком количестве. Эти два дня прошли не напрасно, приток оказался очень фотогеничен и дал множество интересных кадров. И на этой умиротворённой фотографии ничего не говорит о том, что творится на самой Индигирке.
Летом 2013-го года на Индигирке случилось наводнение. Максимальный уровень достигал плюс восемь метров к меженному. Почти все посёлки на реке были затоплены. Так уж сложилось, что именно в это время у меня проходила фото-экспедиция на Индигирке. И так уж получилось, что наводнение застало нашу маленькую команду на входе в ущелье «Индигиркой трубы». Обширная коса, где мы разбили лагерь, стремительно стала уменьшаться и в итоге стала островом. Ничего не оставалось, как спасаться бегством на катамаране. Мутная река несла тонны мусора, из воды выпрыгивали целые стволы деревьев, грозя утопить нас, а крутые и скалистые берега ущелья не оставляли шансов безопасно причалить. Спасение ждало нас на устье левого притока под названием Мольджогойдох. Здесь вполне можно было причалить и выйти на берег. Два дня провели мы на Мольджогойдохе, пока дождались момента, когда схлынет первая волна паводка и река перестанет нести мусор в таком количестве. Эти два дня прошли не напрасно, приток оказался очень фотогеничен и дал множество интересных кадров. И на этой умиротворённой фотографии ничего не говорит о том, что творится на самой Индигирке.

В окрестностях посёлка Усть-Нера, что стоит при впадении Неры в Индигирку, на обширной площади разбросано множество останцовых комплексов по вершинам и гребням гор, сложенных гранитами. Подобные нерукотворные гранитные истуканы встречаются и в других районах Якутии, их здесь называют Кисиляхами. Но это в русской транскрипции, на якутском это звучит ближе как Кигиляхи, а пишется Киһилээхи. Это от слова Киһи – человек, то есть похожие на человека. И действительно, в облике останцов можно разглядеть всё что угодно, в том числе найти сходство с человеком и даже увидеть определённый характер. Есть Кисиляхи и совсем рядом с Усть-Нерой, стоит лишь выйти из посёлка и подняться на гору. Но самые интересные и в наибольшем количестве нужно искать чуть подальше, ниже по Индигирке по правому берегу, почти сразу за устьем Неры.
В окрестностях посёлка Усть-Нера, что стоит при впадении Неры в Индигирку, на обширной площади разбросано множество останцовых комплексов по вершинам и гребням гор, сложенных гранитами. Подобные нерукотворные гранитные истуканы встречаются и в других районах Якутии, их здесь называют Кисиляхами. Но это в русской транскрипции, на якутском это звучит ближе как Кигиляхи, а пишется Киһилээхи. Это от слова Киһи – человек, то есть похожие на человека. И действительно, в облике останцов можно разглядеть всё что угодно, в том числе найти сходство с человеком и даже увидеть определённый характер. Есть Кисиляхи и совсем рядом с Усть-Нерой, стоит лишь выйти из посёлка и подняться на гору. Но самые интересные и в наибольшем количестве нужно искать чуть подальше, ниже по Индигирке по правому берегу, почти сразу за устьем Неры.
В окрестностях посёлка Усть-Нера, что стоит при впадении Неры в Индигирку, на обширной площади разбросано множество останцовых комплексов по вершинам и гребням гор, сложенных гранитами. Подобные нерукотворные гранитные истуканы встречаются и в других районах Якутии, их здесь называют Кисиляхами. Но это в русской транскрипции, на якутском это звучит ближе как Кигиляхи, а пишется Киһилээхи. Это от слова Киһи – человек, то есть похожие на человека. И действительно, в облике останцов можно разглядеть всё что угодно, в том числе найти сходство с человеком и даже увидеть определённый характер. Есть Кисиляхи и совсем рядом с Усть-Нерой, стоит лишь выйти из посёлка и подняться на гору. Но самые интересные и в наибольшем количестве нужно искать чуть подальше, ниже по Индигирке по правому берегу, почти сразу за устьем Неры.

Примерно в двадцати километрах ниже нежилого посёлка Предпорожный, Индигирка делает крутую петлю. Река несущая свои воды здесь на север, вдруг будто утыкается в непреодолимую преграду и резко поворачивает на юг. Но затем, обойдя эту преграду, вновь устремляется на север и потом немного на восток. В результате почти замыкает петлю. Можно даже образно сказать, река завязывается в узел. Эту характерную петлю здесь называют - Подкова. И если посмотреть на карту, то сравнение с этим лошадиным атрибутом покажется вполне уместным. Но на фотографии здесь не сама Подкова, а изгиб реки перед входом в эту петлю. А вот фотограф как раз стоит в месте, где находится самое узкое место Подковы, в её основании.
Примерно в двадцати километрах ниже нежилого посёлка Предпорожный, Индигирка делает крутую петлю. Река несущая свои воды здесь на север, вдруг будто утыкается в непреодолимую преграду и резко поворачивает на юг. Но затем, обойдя эту преграду, вновь устремляется на север и потом немного на восток. В результате почти замыкает петлю. Можно даже образно сказать, река завязывается в узел. Эту характерную петлю здесь называют - Подкова. И если посмотреть на карту, то сравнение с этим лошадиным атрибутом покажется вполне уместным. Но на фотографии здесь не сама Подкова, а изгиб реки перед входом в эту петлю. А вот фотограф как раз стоит в месте, где находится самое узкое место Подковы, в её основании.
Примерно в двадцати километрах ниже нежилого посёлка Предпорожный, Индигирка делает крутую петлю. Река несущая свои воды здесь на север, вдруг будто утыкается в непреодолимую преграду и резко поворачивает на юг. Но затем, обойдя эту преграду, вновь устремляется на север и потом немного на восток. В результате почти замыкает петлю. Можно даже образно сказать, река завязывается в узел. Эту характерную петлю здесь называют - Подкова. И если посмотреть на карту, то сравнение с этим лошадиным атрибутом покажется вполне уместным. Но на фотографии здесь не сама Подкова, а изгиб реки перед входом в эту петлю. А вот фотограф как раз стоит в месте, где находится самое узкое место Подковы, в её основании.

 Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Предпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Предпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота - вот настоящая ценность.
Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Предпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Предпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота - вот настоящая ценность.
Несколько ниже двух закрытых уже старательских посёлков – Предпорожный и Хатыннах, но немного выше здравствующего до сих пор небольшого якутского посёлка Тюбелях или его ещё называют Чумпу-Кытыл, в Индигирку слева впадает довольно большой приток Иньяли, а почти напротив, справа впадает река поменьше, под названием Еченка. Предпорожный и Хатыннах относятся ещё к Оймяконскому улусу, а вот Тюбелях уже к Момскому. В этом месте Индигирка закладывает крутую петлю, а долины Иньяли и Еченки практически перпендикулярно примыкают к долине Индигирки. Они явно развивались по тектоническому разлому, пересекающему долину Индигирки. И на всём этом пересечении создаётся простор, потрясающий своей красотой. Особенно поражает широко распахнутая долина Иньяли, с горами, будто уходящими куда-то вдаль. И по Иньяли и по Еченке активно работают старательские артели, но не золото является настоящим достоянием этих мест. Первозданная красота - вот настоящая ценность.

После того, как река вновь выходит на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний и самый мощный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. И этот дальний план обычно щедр на сюрпризы.
После того, как река вновь выходит на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний и самый мощный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. И этот дальний план обычно щедр на сюрпризы.
После того, как река вновь выходит на простор из тесного ущелья «Индигирской трубы», она ещё какое-то время никак не может успокоиться. И хотя последний и самый мощный порог Кривун остаётся напротив правого притока Кюеллях-Мустах, всё же ещё некоторое время на реке встречаются шиверы. А примерно в десяти километрах ниже Кривуна слева в Индигирку впадает река Чибагалах. Здесь наконец-то долина реки существенно расширяется, и отсюда открываются потрясающие виды на горы Порожного хребта, одного из многих в глобальной горной системе хребта Черского. Именно Порожный хребет и является препятствием на пути Индигирки, которое она успешно преодолевает. Но от устья Чибагалаха горы Порожного хребта уже не воспринимаются как препятствие, а воспринимаются как украшение дальнего плана для фотографа. И этот дальний план обычно щедр на сюрпризы.

Долина Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае скалистые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. В среде фотографов это называется режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния.
Долина Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае скалистые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. В среде фотографов это называется режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния.
Долина Чибагалаха расположена очень удачно в смысле фотографического ракурса. Летом солнце здесь уходит за горизонт и поднимается из-за него так, что и в том и другом случае скалистые горы Порожного хребта на дальнем плане будут удачно освещены лучами низкого солнца. В среде фотографов это называется режимный свет, и это почти всегда создаёт потрясающие состояния.

Весна 2017-го года запоздала в горах Индигирки. В начале июня все вершины были ещё в снегу. К устью Чибагалаха от Хонуу мы поднялись на моторных лодках 9 июня. И были немного удивлены тем, что по берегам ещё местами лежат глыбы льда. Но, по-настоящему, изумились, когда обнаружили на устье Чибагалаха ещё вполне сохранившуюся наледь. Это было настоящим подарком для фотографов. Здесь было снято множество интересных кадров.
Весна 2017-го года запоздала в горах Индигирки. В начале июня все вершины были ещё в снегу. К устью Чибагалаха от Хонуу мы поднялись на моторных лодках 9 июня. И были немного удивлены тем, что по берегам ещё местами лежат глыбы льда. Но, по-настоящему, изумились, когда обнаружили на устье Чибагалаха ещё вполне сохранившуюся наледь. Это было настоящим подарком для фотографов. Здесь было снято множество интересных кадров.
Весна 2017-го года запоздала в горах Индигирки. В начале июня все вершины были ещё в снегу. К устью Чибагалаха от Хонуу мы поднялись на моторных лодках 9 июня. И были немного удивлены тем, что по берегам ещё местами лежат глыбы льда. Но, по-настоящему, изумились, когда обнаружили на устье Чибагалаха ещё вполне сохранившуюся наледь. Это было настоящим подарком для фотографов. Здесь было снято множество интересных кадров.

Много было удачных совпадений в фото-экспедиции, весной 2017-го года. В том числе, мы попали как раз в полнолуние на устье Чибагалаха. Незабываемые, мистические картины возникали, когда полная луна поднималась над горами Порожного хребта. В это время солнце лишь чуть и ненадолго уходило за горизонт. Июнь - время полярного дня.
Много было удачных совпадений в фото-экспедиции, весной 2017-го года. В том числе, мы попали как раз в полнолуние на устье Чибагалаха. Незабываемые, мистические картины возникали, когда полная луна поднималась над горами Порожного хребта. В это время солнце лишь чуть и ненадолго уходило за горизонт. Июнь - время полярного дня.
Много было удачных совпадений в фото-экспедиции, весной 2017-го года. В том числе, мы попали как раз в полнолуние на устье Чибагалаха. Незабываемые, мистические картины возникали, когда полная луна поднималась над горами Порожного хребта. В это время солнце лишь чуть и ненадолго уходило за горизонт. Июнь - время полярного дня.

Рядом с устьем Чибагалаха возвышается гора Сого-Хая, с причудливой пилообразной вершиной. С неё отличные ракурсы на Индигирку и на горы Порожного хребта. Устье Чибагалаха отсюда тоже хорошо просматривается. Подъём на гору довольно утомителен и поход может занять целый день. Но оно того стоит. Фотографам сюда имеет смысл идти ближе к вечеру, чтобы застать и закат и встретить восход. В это время между ними не такой уж длительный промежуток времени.
Рядом с устьем Чибагалаха возвышается гора Сого-Хая, с причудливой пилообразной вершиной. С неё отличные ракурсы на Индигирку и на горы Порожного хребта. Устье Чибагалаха отсюда тоже хорошо просматривается. Подъём на гору довольно утомителен и поход может занять целый день. Но оно того стоит. Фотографам сюда имеет смысл идти ближе к вечеру, чтобы застать и закат и встретить восход. В это время между ними не такой уж длительный промежуток времени.
Рядом с устьем Чибагалаха возвышается гора Сого-Хая, с причудливой пилообразной вершиной. С неё отличные ракурсы на Индигирку и на горы Порожного хребта. Устье Чибагалаха отсюда тоже хорошо просматривается. Подъём на гору довольно утомителен и поход может занять целый день. Но оно того стоит. Фотографам сюда имеет смысл идти ближе к вечеру, чтобы застать и закат и встретить восход. В это время между ними не такой уж длительный промежуток времени.

Наиболее выигрышные ракурсы на Индигирку именно сверху. Как, например, вот здесь. Это место находится чуть выше правого притока Индигирки – Нучча. Подъём сюда от устья небольшого ручья, прорезающего узкое ущелье в скалистом берегу. Там же неплохое место для стоянки. Сверху потрясающие виды на изгибы Индигирки и приток Нучча и горы Чемалгинского хребта, последнее препятствие перед выходом реки в Момо-Селенняхскую межгорную впадину.
Наиболее выигрышные ракурсы на Индигирку именно сверху. Как, например, вот здесь. Это место находится чуть выше правого притока Индигирки – Нучча. Подъём сюда от устья небольшого ручья, прорезающего узкое ущелье в скалистом берегу. Там же неплохое место для стоянки. Сверху потрясающие виды на изгибы Индигирки и приток Нучча и горы Чемалгинского хребта, последнее препятствие перед выходом реки в Момо-Селенняхскую межгорную впадину.
Наиболее выигрышные ракурсы на Индигирку именно сверху. Как, например, вот здесь. Это место находится чуть выше правого притока Индигирки – Нучча. Подъём сюда от устья небольшого ручья, прорезающего узкое ущелье в скалистом берегу. Там же неплохое место для стоянки. Сверху потрясающие виды на изгибы Индигирки и приток Нучча и горы Чемалгинского хребта, последнее препятствие перед выходом реки в Момо-Селенняхскую межгорную впадину.

После того, как Индигирка преодолеет горы Чемалгинского хребта, последнего препятствия из хребтов горной системы Черского, на какое-то время она выходит на простор Момо-Селенняхской межгорной котловины. Но это ненадолго, только лишь до впадения большого правого притока реки Мома. За устьем Момы река вновь входит в горы, только теперь это уже отроги Момского хребта. Здесь тоже можно обнаружить множество очень красивых мест и ракурсов. Момские горы последние на пути Индигирки, дальше она выходит на равнину и течёт в низменных берегах до самого выхода в море.
После того, как Индигирка преодолеет горы Чемалгинского хребта, последнего препятствия из хребтов горной системы Черского, на какое-то время она выходит на простор Момо-Селенняхской межгорной котловины. Но это ненадолго, только лишь до впадения большого правого притока реки Мома. За устьем Момы река вновь входит в горы, только теперь это уже отроги Момского хребта. Здесь тоже можно обнаружить множество очень красивых мест и ракурсов. Момские горы последние на пути Индигирки, дальше она выходит на равнину и течёт в низменных берегах до самого выхода в море.
После того, как Индигирка преодолеет горы Чемалгинского хребта, последнего препятствия из хребтов горной системы Черского, на какое-то время она выходит на простор Момо-Селенняхской межгорной котловины. Но это ненадолго, только лишь до впадения большого правого притока реки Мома. За устьем Момы река вновь входит в горы, только теперь это уже отроги Момского хребта. Здесь тоже можно обнаружить множество очень красивых мест и ракурсов. Момские горы последние на пути Индигирки, дальше она выходит на равнину и течёт в низменных берегах до самого выхода в море.

Зашиверск. Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. В середине века зимовье обустроилось, и было обнесено острожной стеной, по углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. А на её месте теперь стоит часовня. 
Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева.
По историческим данным, последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех.
Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии.
Зашиверск. Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. В середине века зимовье обустроилось, и было обнесено острожной стеной, по углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. А на её месте теперь стоит часовня. Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева. По историческим данным, последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех. Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии.
Зашиверск. Пожалуй, это самое историческое место на Индигирке, связанное с историей освоения российским государством новых территорий на северо-востоке континента. В 1639 году отряд служилых людей под началом Постника Иванова с верховьев реки Яны, где уже тогда был Верхоянск, сухим путем, то есть на лошадях, перешел на Индигирку. Здесь, где река протекает среди отрогов Момского хребта, почти напротив устья левого притока Колядин и было поставлено зимовье. Эта была всего лишь изба на тот момент. В середине века зимовье обустроилось, и было обнесено острожной стеной, по углам острога построили несколько башен. А жили на прилегающей территории тогда, в основном, юкагиры. Четыре раза стены его подвергались осаде. А около 1700 года была выстроена Спасо-Преображенская церковь бригадой местных плотников во главе с Андреем Ховаровым. Эта церковь, один из шедевров русского деревянного зодчества, как полагается, была построена без единого гвоздя из лиственницы. А главное, чудом сохранилась до наших дней. К сожалению, но это разумно, её сейчас здесь нет. В 1971-м году её перевезли в Новосибирск, восстановили и установили на территории историко-архитектурного музея под открытым небом. А на её месте теперь стоит часовня. Зашиверск был основан, прежде всего, как военно-административный центр сбора ясака. Город стоял на пересечении важнейших дорог. Из Якутска через Зашиверск шли сухопутные тракты на Колыму и далее к Анадырю, по Индигирке плавали к Ледовитому океану. Здесь останавливались экспедиции Стадухина и Дежнева. Особенно возросло значение Зашиверска в первой половине XVIII века, когда развернулись работы Великой Северной экспедиции. Через город проходили отряды исследователей Северного Ледовитого океана Лаптева и Сарычева. По историческим данным, последняя страница в истории города связана с эпидемией черной оспы, обрушившейся на горожан в 1883 году и погубившей почти всех. Зашиверск уже больше не восстанавливали после той страшной эпидемии.

С вечера подняться на обрывистые скалы над Индигиркой, проводить уходящее за гору солнце. Потом выпить чаю у костра, в ожидании чудес. И чудеса обязательно наступят. Туманное покрывало нависло над рекой, превратив всё в сказочное видение. И первые лучи вновь восходящего солнца, коснулись дальнего берега.
С вечера подняться на обрывистые скалы над Индигиркой, проводить уходящее за гору солнце. Потом выпить чаю у костра, в ожидании чудес. И чудеса обязательно наступят. Туманное покрывало нависло над рекой, превратив всё в сказочное видение. И первые лучи вновь восходящего солнца, коснулись дальнего берега.
С вечера подняться на обрывистые скалы над Индигиркой, проводить уходящее за гору солнце. Потом выпить чаю у костра, в ожидании чудес. И чудеса обязательно наступят. Туманное покрывало нависло над рекой, превратив всё в сказочное видение. И первые лучи вновь восходящего солнца, коснулись дальнего берега.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление

Река Оленёк

Река Индигирка

Река Сиинэ

Река Лена

Арктическое побережье и острова

Озеро Лабынкыр

Улахан-Тарын

Горы Сунтар-Хаята

Момский хребет

Хребет Черского

Гранитные города Улахан-Сис

Заключение