Photogeographic
10 884 subscribers

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Река Оленёк.

2k full reads
3,1k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 65% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Год назад из печати вышла моя большая книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". На площадке яндекс-дзен хочу её полностью представить. Все одиннадцать глав по отдельности - одиннадцать географических объектов. Размеры фотоальбома 290х310 мм. Объём 210 иллюстрированных страниц. Здесь - река Оленёк. Все остальные главы вы можете просмотреть через Оглавление в конце этой страницы. Книгу можно приобрести у автора. По этому вопросу пишите на почту karpukhins@mail.ru или на WhatsApp +7 903 102-99-36

РЕКА ОЛЕНЁК

Книга-фотоальбом "Якутия - неизвестная земля". Река Оленёк.

Река Оленёк – та самая путеводная нить, которая когда-то давно впервые привела меня в Якутию. Да, именно так! Впервые в Якутию я не прилетел на самолёте, не приехал наземным транспортом, а приплыл на байдарке по реке. И было это в далёком 1999-м году. Это была вторая моя экспедиция в одиночку, из цикла трёх экспедиций «5000 километров в одиночку». Маршрутами этих трёх экспедиций мне удалось пересечь всё Среднесибирское плоскогорье.

Вторая экспедиция была самой трудной. Маршрут начинался ещё в Туре, столице Эвенкии, небольшом посёлке на реке Нижняя Тунгуска. Оттуда по системе рек различных бассейнов, мне удалось преодолеть огромное расстояние, примерно 700 километров, и выйти в истоки реки Оленёк, которые ещё находятся в Эвенкии. Только вверх по рекам пришлось подниматься около 250 километров, волоча за собой прямо по воде или по камням реки гружёную байдарку. Соленым потом, озверевшим гнусом, непроходимой тайгой, бесконечными челночными переносками груза и топкими болотами запомнились два волока через перевалы, между бассейнами разных рек. А река Мойеро подарила откровения о жизни и смерти в бешеных порогах своих черных каньонов. Да и сам тихий Оленек долгое время не хотел мне помогать. Первые две сотни километров редко удавалось находиться в байдарке. Все больше приходилось дергать ее по камням обмелевших истоков.

Но именно где-то здесь я пересёк границу с Якутией. Правда, об этом мне сказала лишь карта. Ведь эти территории одни из самых незаселённых на планете. От истоков реки мне ещё пришлось спускаться вниз на 700 километров, чтобы достичь первого населённого пункта, посёлка Оленёк, откуда уже смог выбраться в цивилизацию. Эта экспедиция длилась около двух месяцев, и здесь я установил личный рекорд – 40 дней подряд, не встречая человека на маршруте. Было много и других путешествий в одиночку, но этот результат так и остался непревзойдённым.

А в 2000-м году я снова вернулся в посёлок Оленёк, и прошёл с помощью той же байдарки, оставшиеся полторы тысячи километров реки до моря Лаптевых. Так что эта река мне знакома от самого начала, где она ещё ручеёк и до самого устья, где от берега до берега больше километра.

Даже тогда, несмотря на описанные сложности, с собой была фотокамера и не одна. Но из того времени практически не сохранилось достойных фотографий. Да тогда и уровень моего мастерства, как фотографа, не был настолько высок. И нечего было бы сейчас показать, но летом 2018-го года мне удалось вернуться на Оленёк с большой группой товарищей. На этот раз всё было в другом формате, совсем не экстремально. Мы просто забросились вертолётом на Алакит, приток реки Оленёк. А дальше уже на катамаранах вышли по Алакиту в Оленёк и спустились до одноимённого посёлка. Этот поход позволил мне провести полноценную фотосъёмку, и теперь я могу показать, насколько же эта дикая и малообжитая река прекрасна. Правда, это всего лишь часть реки. И надеюсь, что когда-то мне удастся показать в фотографиях и всю реку ниже посёлка Оленёк. Я же знаю, что там она также прекрасна.

Река Оленёк - одна из самых протяжённых на территории России. Её длина составляет 2270 километров. И на всём этом протяжении всего лишь два насёлённых пункта в 700-х километрах от истоков – посёлки Оленёк и Харыялах и два в самом низу – Таймылыр и Усть-Оленёк. Безусловно, и сама река, и обширная прилегающая территория, являются одними из наиболее незаселённых не только в России, но и в мире. Истоки реки находятся ещё в Красноярском крае, в Эвенкии, но практически всё её течение проходит по территории Якутии. Основная часть в Оленёкском улусе, а низовья в Булунском. Оленёк имеет самостоятельный сток и впадает в море Лаптевых. Вся река, от истоков до устья, протекает севернее полярного круга.

Всего одна фотография из экспедиции 2000-го года, но как много за ней стоит. Снята она в нижней части реки Оленёк, где река покидает невысокое плато Кыстык и это последний останцовый комплекс на устье небольшого правого притока Укябиль-Юряге. Здесь ещё встречаются последние островки леса, а дальше только равнинная тундра и лишь отроги кряжа Чекановского подступают с восточной стороны, отделяя Оленёк от дельты Лены.  За этой фотографией три летних сезона, пять тысяч километров пути и много дней, и даже месяцы полного одиночества. И огромные необжитые пространства Среднесибирского плоскогорья, которое мне удалось пересечь этими маршрутами. И эта фотография символизирует моё вхождение в Якутию, которая стала потом такой родной. Все остальные фотографии реки Оленёк здесь уже только из экспедиции 2018-го года.
Всего одна фотография из экспедиции 2000-го года, но как много за ней стоит. Снята она в нижней части реки Оленёк, где река покидает невысокое плато Кыстык и это последний останцовый комплекс на устье небольшого правого притока Укябиль-Юряге. Здесь ещё встречаются последние островки леса, а дальше только равнинная тундра и лишь отроги кряжа Чекановского подступают с восточной стороны, отделяя Оленёк от дельты Лены. За этой фотографией три летних сезона, пять тысяч километров пути и много дней, и даже месяцы полного одиночества. И огромные необжитые пространства Среднесибирского плоскогорья, которое мне удалось пересечь этими маршрутами. И эта фотография символизирует моё вхождение в Якутию, которая стала потом такой родной. Все остальные фотографии реки Оленёк здесь уже только из экспедиции 2018-го года.
Всего одна фотография из экспедиции 2000-го года, но как много за ней стоит. Снята она в нижней части реки Оленёк, где река покидает невысокое плато Кыстык и это последний останцовый комплекс на устье небольшого правого притока Укябиль-Юряге. Здесь ещё встречаются последние островки леса, а дальше только равнинная тундра и лишь отроги кряжа Чекановского подступают с восточной стороны, отделяя Оленёк от дельты Лены. За этой фотографией три летних сезона, пять тысяч километров пути и много дней, и даже месяцы полного одиночества. И огромные необжитые пространства Среднесибирского плоскогорья, которое мне удалось пересечь этими маршрутами. И эта фотография символизирует моё вхождение в Якутию, которая стала потом такой родной. Все остальные фотографии реки Оленёк здесь уже только из экспедиции 2018-го года.
Ландшафты реки Оленёк привлекательны, прежде всего, своими скальными останцовыми формами по берегам. Оленёкские столбы немного напоминают те же Ленские или Синские. Они также сложены карбонатными породами, но в последних более плотные породы, а на реке Оленёк слоистые мергели, они слишком рыхлые и легко разрушаются. Потому и формы несколько различаются. Не везде их можно встретить на реке Оленёк, но довольно часто. Здесь они формируют отдельные комплексы и местами встречаются практически на каждом повороте. Выше посёлка Оленёк можно отметить два самых представительных скопления подобных комплексов. Первый начинается чуть ниже впадения по левому берегу небольшого ручья Кырылах-Юряге, 64 грд. 46 мин с.ш. Это примерно в 200-х километрах выше посёлка Оленёк. Протягивается на расстояние около 10-12 километров до 64 грд. 48 мин с.ш. Естественно, скальные стены формируются на поворотах реки. Второй нужно искать на крутой и узкой петле реки примерно в 35-40 километрах ниже первого комплекса. Но помимо этих двух указанных, встречается и множество других.
Ландшафты реки Оленёк привлекательны, прежде всего, своими скальными останцовыми формами по берегам. Оленёкские столбы немного напоминают те же Ленские или Синские. Они также сложены карбонатными породами, но в последних более плотные породы, а на реке Оленёк слоистые мергели, они слишком рыхлые и легко разрушаются. Потому и формы несколько различаются. Не везде их можно встретить на реке Оленёк, но довольно часто. Здесь они формируют отдельные комплексы и местами встречаются практически на каждом повороте. Выше посёлка Оленёк можно отметить два самых представительных скопления подобных комплексов. Первый начинается чуть ниже впадения по левому берегу небольшого ручья Кырылах-Юряге, 64 грд. 46 мин с.ш. Это примерно в 200-х километрах выше посёлка Оленёк. Протягивается на расстояние около 10-12 километров до 64 грд. 48 мин с.ш. Естественно, скальные стены формируются на поворотах реки. Второй нужно искать на крутой и узкой петле реки примерно в 35-40 километрах ниже первого комплекса. Но помимо этих двух указанных, встречается и множество других.
Ландшафты реки Оленёк привлекательны, прежде всего, своими скальными останцовыми формами по берегам. Оленёкские столбы немного напоминают те же Ленские или Синские. Они также сложены карбонатными породами, но в последних более плотные породы, а на реке Оленёк слоистые мергели, они слишком рыхлые и легко разрушаются. Потому и формы несколько различаются. Не везде их можно встретить на реке Оленёк, но довольно часто. Здесь они формируют отдельные комплексы и местами встречаются практически на каждом повороте. Выше посёлка Оленёк можно отметить два самых представительных скопления подобных комплексов. Первый начинается чуть ниже впадения по левому берегу небольшого ручья Кырылах-Юряге, 64 грд. 46 мин с.ш. Это примерно в 200-х километрах выше посёлка Оленёк. Протягивается на расстояние около 10-12 километров до 64 грд. 48 мин с.ш. Естественно, скальные стены формируются на поворотах реки. Второй нужно искать на крутой и узкой петле реки примерно в 35-40 километрах ниже первого комплекса. Но помимо этих двух указанных, встречается и множество других.
После того, как в реку Оленёк вольёт свои воды равноценная по размерам река Арга-Сала, обновлённый, но не изменивший название Оленёк закладывает петлю, на выходе из которой и стоит посёлок Оленёк. А на входе в эту петлю, прекрасное местечко с обширной косой, и на противоположном берегу скалистая стена. Здесь уже часто проезжают местные жители на моторных лодках и даже бродят иногда с неводом вдоль косы, добывая тугунка, мелкую, но очень вкусную рыбку. В этих местах ощущение первозданности уже покидает путешественников, да и само путешествие подходит к концу.
После того, как в реку Оленёк вольёт свои воды равноценная по размерам река Арга-Сала, обновлённый, но не изменивший название Оленёк закладывает петлю, на выходе из которой и стоит посёлок Оленёк. А на входе в эту петлю, прекрасное местечко с обширной косой, и на противоположном берегу скалистая стена. Здесь уже часто проезжают местные жители на моторных лодках и даже бродят иногда с неводом вдоль косы, добывая тугунка, мелкую, но очень вкусную рыбку. В этих местах ощущение первозданности уже покидает путешественников, да и само путешествие подходит к концу.
После того, как в реку Оленёк вольёт свои воды равноценная по размерам река Арга-Сала, обновлённый, но не изменивший название Оленёк закладывает петлю, на выходе из которой и стоит посёлок Оленёк. А на входе в эту петлю, прекрасное местечко с обширной косой, и на противоположном берегу скалистая стена. Здесь уже часто проезжают местные жители на моторных лодках и даже бродят иногда с неводом вдоль косы, добывая тугунка, мелкую, но очень вкусную рыбку. В этих местах ощущение первозданности уже покидает путешественников, да и само путешествие подходит к концу.
Причудливые скалы реки Оленёк. В слоистые мергели вписаны сотни миллионов лет истории Земли. И здесь, наедине с первозданной природой, кажется, будто ты один на планете и нет больше существ, подобных тебе. Но это нисколько не пугает, а наоборот вдохновляет. Здесь ты будто владеешь машиной времени и всегда можешь покинуть и это место, поменяв его на другое, такое же прекрасное, и это время.
Причудливые скалы реки Оленёк. В слоистые мергели вписаны сотни миллионов лет истории Земли. И здесь, наедине с первозданной природой, кажется, будто ты один на планете и нет больше существ, подобных тебе. Но это нисколько не пугает, а наоборот вдохновляет. Здесь ты будто владеешь машиной времени и всегда можешь покинуть и это место, поменяв его на другое, такое же прекрасное, и это время.
Причудливые скалы реки Оленёк. В слоистые мергели вписаны сотни миллионов лет истории Земли. И здесь, наедине с первозданной природой, кажется, будто ты один на планете и нет больше существ, подобных тебе. Но это нисколько не пугает, а наоборот вдохновляет. Здесь ты будто владеешь машиной времени и всегда можешь покинуть и это место, поменяв его на другое, такое же прекрасное, и это время.
Очередной день путешествия подошёл к завершению. Сегодня наш лагерь стоит на обширной речной косе, напротив скалистого и высокого берега. Мои друзья уже разбрелись по палаткам и это время как раз для меня, это время только моё. На катамаране ушёл на другой берег, забрался наверх. Солнце уже склонилось к горизонту, но его красноватые отсветы ещё отражаются на речной глади. Теперь мы наедине, река, тишина и я.
Очередной день путешествия подошёл к завершению. Сегодня наш лагерь стоит на обширной речной косе, напротив скалистого и высокого берега. Мои друзья уже разбрелись по палаткам и это время как раз для меня, это время только моё. На катамаране ушёл на другой берег, забрался наверх. Солнце уже склонилось к горизонту, но его красноватые отсветы ещё отражаются на речной глади. Теперь мы наедине, река, тишина и я.
Очередной день путешествия подошёл к завершению. Сегодня наш лагерь стоит на обширной речной косе, напротив скалистого и высокого берега. Мои друзья уже разбрелись по палаткам и это время как раз для меня, это время только моё. На катамаране ушёл на другой берег, забрался наверх. Солнце уже склонилось к горизонту, но его красноватые отсветы ещё отражаются на речной глади. Теперь мы наедине, река, тишина и я.
От утренней стоянки мы прошли в тот день всего лишь часа три. И нам бы ещё вполне можно было добавить с десяток, а то и два десятка километров реки до подходящего места, чтобы разбить очередной бивак. Но когда по правому берегу показалась огромная танцевальная площадка, явно для каких-то гигантов, дал команде нашего катамарана швартоваться к каменной пристани. Все радостно выскочили на берег, и стали с восторгом вышагивать по нагретым солнцем плитам. Потом подошёл второй катамаран, и никто уже никуда не хотел отсюда уходить. Не сговариваясь, начали разгружаться и устанавливать палатки прямо на плитах. Нет, сначала все попрыгали в реку, день был жаркий, а прозрачная вода так и манила. Остатки дня прошли как-то незаметно и радостно. А затем моя вечерняя фотосессия, плавно перетекая через ночную, закончилась утренней. Ведь в июле в заполярье ночь не сильно отличается от дня, только лишь солнце не очень глубоко прячется за горизонт, но темноты так и не наступает. Вот эта фотография как раз сделана уже рано утром. А место это находится чуть ниже левого притока реки Оленёк – Майында (верхний), сразу за ручьём Бялгяр-Балаганнага. Эти наименования взяты с карты и могут иметь расхождение с принятыми местными жителями.
От утренней стоянки мы прошли в тот день всего лишь часа три. И нам бы ещё вполне можно было добавить с десяток, а то и два десятка километров реки до подходящего места, чтобы разбить очередной бивак. Но когда по правому берегу показалась огромная танцевальная площадка, явно для каких-то гигантов, дал команде нашего катамарана швартоваться к каменной пристани. Все радостно выскочили на берег, и стали с восторгом вышагивать по нагретым солнцем плитам. Потом подошёл второй катамаран, и никто уже никуда не хотел отсюда уходить. Не сговариваясь, начали разгружаться и устанавливать палатки прямо на плитах. Нет, сначала все попрыгали в реку, день был жаркий, а прозрачная вода так и манила. Остатки дня прошли как-то незаметно и радостно. А затем моя вечерняя фотосессия, плавно перетекая через ночную, закончилась утренней. Ведь в июле в заполярье ночь не сильно отличается от дня, только лишь солнце не очень глубоко прячется за горизонт, но темноты так и не наступает. Вот эта фотография как раз сделана уже рано утром. А место это находится чуть ниже левого притока реки Оленёк – Майында (верхний), сразу за ручьём Бялгяр-Балаганнага. Эти наименования взяты с карты и могут иметь расхождение с принятыми местными жителями.
От утренней стоянки мы прошли в тот день всего лишь часа три. И нам бы ещё вполне можно было добавить с десяток, а то и два десятка километров реки до подходящего места, чтобы разбить очередной бивак. Но когда по правому берегу показалась огромная танцевальная площадка, явно для каких-то гигантов, дал команде нашего катамарана швартоваться к каменной пристани. Все радостно выскочили на берег, и стали с восторгом вышагивать по нагретым солнцем плитам. Потом подошёл второй катамаран, и никто уже никуда не хотел отсюда уходить. Не сговариваясь, начали разгружаться и устанавливать палатки прямо на плитах. Нет, сначала все попрыгали в реку, день был жаркий, а прозрачная вода так и манила. Остатки дня прошли как-то незаметно и радостно. А затем моя вечерняя фотосессия, плавно перетекая через ночную, закончилась утренней. Ведь в июле в заполярье ночь не сильно отличается от дня, только лишь солнце не очень глубоко прячется за горизонт, но темноты так и не наступает. Вот эта фотография как раз сделана уже рано утром. А место это находится чуть ниже левого притока реки Оленёк – Майында (верхний), сразу за ручьём Бялгяр-Балаганнага. Эти наименования взяты с карты и могут иметь расхождение с принятыми местными жителями.
Вечером от нашей стоянки я поднялся на гору и прошёл по-над скалами около трёх километров, откуда были хорошие ракурсы на повороты реки, и стал дожидаться интересных состояний. Солнце к тому моменту уже ушло за гору за моей спиной, но свет его ещё был виден в облаках. А с противоположной стороны, из-за гор, появилось нечто тёмное и всё более стало сгущаться. Вот это уже было интересно. Эта всё более чернеющая масса и манила одновременно и пробуждала первобытный страх, который холодной волной поднимался откуда-то изнутри. Но азарт фотографа был сильнее. Наверное, в нём есть что-то от инстинкта охотника. Тьма по ту сторону реки, в конце концов, начала извергать молнии. Теперь надо было как-то поймать хоть одну. На длинной выдержке это было не так уж сложно сделать, хотя дублей пришлось потратить довольно много. Всё казалось, что вот ещё немного и с неба хлынет и придётся спасаться бегством, а до лагеря не меньше часа, но гроза лишь пугала оставаясь в стороне, хоть и недалеко. И вот когда уже решил, что видимо повезло, небо окончательно потемнело, а молнии стали падать совсем рядом, сотрясая гору оглушительными раскатами. Вот тут я быстро собрался и стал спасаться бегством уже под дождём. Но курсы у нас с грозой были не попутные, поэтому уже минут через десять всё осталось за спиной, стихия уходила всё дальше. А в лагере ждал костёр, товарищи, которые тоже ещё не спали и горячий чай.
Вечером от нашей стоянки я поднялся на гору и прошёл по-над скалами около трёх километров, откуда были хорошие ракурсы на повороты реки, и стал дожидаться интересных состояний. Солнце к тому моменту уже ушло за гору за моей спиной, но свет его ещё был виден в облаках. А с противоположной стороны, из-за гор, появилось нечто тёмное и всё более стало сгущаться. Вот это уже было интересно. Эта всё более чернеющая масса и манила одновременно и пробуждала первобытный страх, который холодной волной поднимался откуда-то изнутри. Но азарт фотографа был сильнее. Наверное, в нём есть что-то от инстинкта охотника. Тьма по ту сторону реки, в конце концов, начала извергать молнии. Теперь надо было как-то поймать хоть одну. На длинной выдержке это было не так уж сложно сделать, хотя дублей пришлось потратить довольно много. Всё казалось, что вот ещё немного и с неба хлынет и придётся спасаться бегством, а до лагеря не меньше часа, но гроза лишь пугала оставаясь в стороне, хоть и недалеко. И вот когда уже решил, что видимо повезло, небо окончательно потемнело, а молнии стали падать совсем рядом, сотрясая гору оглушительными раскатами. Вот тут я быстро собрался и стал спасаться бегством уже под дождём. Но курсы у нас с грозой были не попутные, поэтому уже минут через десять всё осталось за спиной, стихия уходила всё дальше. А в лагере ждал костёр, товарищи, которые тоже ещё не спали и горячий чай.
Вечером от нашей стоянки я поднялся на гору и прошёл по-над скалами около трёх километров, откуда были хорошие ракурсы на повороты реки, и стал дожидаться интересных состояний. Солнце к тому моменту уже ушло за гору за моей спиной, но свет его ещё был виден в облаках. А с противоположной стороны, из-за гор, появилось нечто тёмное и всё более стало сгущаться. Вот это уже было интересно. Эта всё более чернеющая масса и манила одновременно и пробуждала первобытный страх, который холодной волной поднимался откуда-то изнутри. Но азарт фотографа был сильнее. Наверное, в нём есть что-то от инстинкта охотника. Тьма по ту сторону реки, в конце концов, начала извергать молнии. Теперь надо было как-то поймать хоть одну. На длинной выдержке это было не так уж сложно сделать, хотя дублей пришлось потратить довольно много. Всё казалось, что вот ещё немного и с неба хлынет и придётся спасаться бегством, а до лагеря не меньше часа, но гроза лишь пугала оставаясь в стороне, хоть и недалеко. И вот когда уже решил, что видимо повезло, небо окончательно потемнело, а молнии стали падать совсем рядом, сотрясая гору оглушительными раскатами. Вот тут я быстро собрался и стал спасаться бегством уже под дождём. Но курсы у нас с грозой были не попутные, поэтому уже минут через десять всё осталось за спиной, стихия уходила всё дальше. А в лагере ждал костёр, товарищи, которые тоже ещё не спали и горячий чай.
Ближе к утру над рекой стали появляться клочья тумана. В одних местах они возникали, в других неожиданно растворялись, но постепенно их становилось всё больше. В конце концов,  вся река прикрылась серым полотном, будто разделив пространство на разные среды. Но это нисколько не разрушило, а даже ещё более усилило, то ощущение единения со всем, что меня окружало, все эти несколько часов в ожидании чудес.
Ближе к утру над рекой стали появляться клочья тумана. В одних местах они возникали, в других неожиданно растворялись, но постепенно их становилось всё больше. В конце концов, вся река прикрылась серым полотном, будто разделив пространство на разные среды. Но это нисколько не разрушило, а даже ещё более усилило, то ощущение единения со всем, что меня окружало, все эти несколько часов в ожидании чудес.
Ближе к утру над рекой стали появляться клочья тумана. В одних местах они возникали, в других неожиданно растворялись, но постепенно их становилось всё больше. В конце концов, вся река прикрылась серым полотном, будто разделив пространство на разные среды. Но это нисколько не разрушило, а даже ещё более усилило, то ощущение единения со всем, что меня окружало, все эти несколько часов в ожидании чудес.
Ещё с вечера забраться повыше над рекой, чтобы проводить за горизонт солнце, а потом ждать когда светило вновь появится из-за горы и бросит на реку свои первые лучи. И когда, несмотря на почти полностью затянутое облачностью небо, это момент наступит, ты почувствуешь себя вознаграждённым. Всё было не напрасно.
Ещё с вечера забраться повыше над рекой, чтобы проводить за горизонт солнце, а потом ждать когда светило вновь появится из-за горы и бросит на реку свои первые лучи. И когда, несмотря на почти полностью затянутое облачностью небо, это момент наступит, ты почувствуешь себя вознаграждённым. Всё было не напрасно.
Ещё с вечера забраться повыше над рекой, чтобы проводить за горизонт солнце, а потом ждать когда светило вновь появится из-за горы и бросит на реку свои первые лучи. И когда, несмотря на почти полностью затянутое облачностью небо, это момент наступит, ты почувствуешь себя вознаграждённым. Всё было не напрасно.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Вступление

Река Оленёк

Река Индигирка

Река Сиинэ

Река Лена

Арктическое побережье и острова

Озеро Лабынкыр

Улахан-Тарын

Горы Сунтар-Хаята

Момский хребет

Хребет Черского

Гранитные города Улахан-Сис

Заключение