Photogeographic
13,9K subscribers

Немного Колымских пейзажей в окрестностях Сусумана.

907 full reads

Из серии - Фотоэкспедиция в Колымские края. (Чтобы понять общую суть повествования, ткните на эту ссылку)

Предыдущая часть

Месяц проведённый в Сусумане, конечно, несколько обогатил знаниями об этом регионе. А также теперь создалось вполне конкретное представление о процессе добычи золота. Но что касается местных пейзажей, то этот период совсем не порадовал. Откровенно говоря, в окрестностях Сусумана ландшафты не впечатляют, к тому же природа здорово пострадала от золотодобычи. А также весь июнь стояла сушь и жара. Погода без интересных нюансов. Хотя Колыма славится своими морозами, но сейчас было лето и почти весь июнь температура воздуха держалась ближе к тридцати. А это здесь так просто не проходит. Начались таёжные пожары и небо заволокло сизой дымкой.

Однако кое-что всё же покажу. Просто для представления. Но на этом и закончим с вот этой Колымой. Дальше отправимся уже, как и обещал, в южные отроги хребта Черского, хотя и те места тоже называют Колымой. Весь июнь и жил предвкушением этого нового периода. Ожидание, которое принесло в дальнейшем так много плодов.

В окрестностях Сусумана, в основном, не очень высокие и покатые сопки. Но неподалёку есть гора Морджот. Её высота 2127 метров. Сусуманцы гордятся Морджотом и считают гору символом своего посёлка.
В окрестностях Сусумана, в основном, не очень высокие и покатые сопки. Но неподалёку есть гора Морджот. Её высота 2127 метров. Сусуманцы гордятся Морджотом и считают гору символом своего посёлка.

Морджот на дальнем плане и Сусуман внизу, в долине Берелёха.
Морджот на дальнем плане и Сусуман внизу, в долине Берелёха.

Ходил как-то к подножию Морджота. С ночёвкой в палатке, как полагается. Там в июне ещё лежит наледь на небольшом ручье.
Ходил как-то к подножию Морджота. С ночёвкой в палатке, как полагается. Там в июне ещё лежит наледь на небольшом ручье.

Закат на наледи
Закат на наледи

На склонах Морджота
На склонах Морджота

У подножия Морджота на старом горельнике. Да и сейчас в районе пожары. Небо сизое от дыма.
У подножия Морджота на старом горельнике. Да и сейчас в районе пожары. Небо сизое от дыма.

А здесь наглядно таёжный пожар. Прямо рядом с Сусуманом, кстати.
А здесь наглядно таёжный пожар. Прямо рядом с Сусуманом, кстати.

Морджот на дальнем плане при низком солнце.
Морджот на дальнем плане при низком солнце.

Вечер на Берелёхе.
Вечер на Берелёхе.

Ездили как-то ближе к Якутии и заехали на перевал, где как раз цвели рододендроны.
Ездили как-то ближе к Якутии и заехали на перевал, где как раз цвели рододендроны.

Цветущий рододендрон
Цветущий рододендрон

Ещё была поездка на дальний участок в верховьях Аян-Юряха. С проверкой. Но и с попутной рыбалкой. Пожары были в полном разгаре и закатное солнце едва пробивалось сквозь дым.
Ещё была поездка на дальний участок в верховьях Аян-Юряха. С проверкой. Но и с попутной рыбалкой. Пожары были в полном разгаре и закатное солнце едва пробивалось сквозь дым.

В верховьях Аян-Юряха встретились такие девственно чистые ягельные полянки, высохшие от жары до предела. Так и хрустели под ногами как снег. Достаточно искорки, чтобы начался пожар.
В верховьях Аян-Юряха встретились такие девственно чистые ягельные полянки, высохшие от жары до предела. Так и хрустели под ногами как снег. Достаточно искорки, чтобы начался пожар.

Поляны с иван-чаем в окрестностях Сусумана. Это уже в самом конце моего пребывания в Сусумане, когда приехала команда с которой предстояла заброска на Омулёвку. Выехали тогда на вечернюю фотосессию.
Поляны с иван-чаем в окрестностях Сусумана. Это уже в самом конце моего пребывания в Сусумане, когда приехала команда с которой предстояла заброска на Омулёвку. Выехали тогда на вечернюю фотосессию.

Продолжение