История одного невышедшего материала

24 October 2017

Байки журналистов #1

История одного невышедшего материала

Дело было пару лет назад в региональной газете. Шеф попросил сгонять к одному художнику, написать очерк. Шёл год юбилея со дня рождения знаменитого деятеля русской культуры. Художник написал его портрет, был замечен министром культуры. Предложение съездить к нему спустили из аппарата областного правительства, под чутким присмотром которого выходило наше послушное издание.

У художника оказалась армянская фамилия. Сведения в сети о нём исчерпывались видео с местного телека, где на выставке его картин побывал министр.

Странности начались ещё при первом звонке. Карен (назовём его так) лихо перешёл на «ты», заявил, что живёт в трёхкомнатной квартире в городе на краю области, и спросил, является ли этот факт достойным уважения. Вот тогда бы мне и насторожиться. Но я беспечно рассудил, что чудак с характерным выговором — это для очерка даже хорошо.

Встреча прошла чудовищно. Чванством, спесью и бахвальством Карен прыскал ежеминутно. Деятеля культуры, рисунок которого свёл его с министром, обозвал содомитом (что по сути было правдой). Постоянно уточнял, нормальный ли это уже уровень — знакомство с региональным министром. Позируя фотографу, выгибал волосатую грудь и немедленно бросался смотреть отснятое, требуя удалить неудачные кадры. Под конец заявил, что мечтает написать портрет Путина и стать, таким образом, придворным живописцем. И намекнул, что вот это уж не за горами.

При этом видимых достижений у Карена не было. Выставки в МВД и местном ДК, действующие заказы на портреты от местных чиновников, да членство в областном союзе художников. Трёхкомнатная квартира была действительно неплохо обставлена, но выяснилось, что мастерская оборудована у него в скромной однушке на другом конце города, куда на разбитой «четвёрке» нас довёз его отец. Он, кстати, пару раз пытался умерить хвальбы сына в свой адрес, но куда там.

Как ни отвратителен мне был Карен лично, он мог быть талантливым художником. Такое у творческих людей даже часто бывает. Однако глава местного союза художников не под запись объяснил, что какой бы то ни было ценности его работы не представляют. А в союз его взяли, потому что «ну вот вы же понимаете, связи есть у человека наверху».

Вернулся в редакцию. Пересказал всё шефу. Для убедительности дал послушать отрывки записи, где Карен обзывает героя своих картин и мечтает о Путине. Шеф меня поддержал. Материал нашлось чем заменить.

Недели через две художник забеспокоился и начал звонить. Сил и желания общаться не было, просто сбрасывал его. Смс он не писал, зато один раз позвонил в редакцию, где его заверили, что если материал выйдет, ему дадут знать.

Ещё через пару недель он меня таки подловил. Был выходной, я уже ощутимо выпил, он звонил с неизвестного номера. Спросил, что там с материалом.

— Знаешь, Карен, — легко признался я, — сам ты «пииип», и картины твои говно. Не будет материала.

Думал, орать будет, ругаться на своём диалекте. А он нет. Просто сказал «больше ты в этой газете работать не будешь» и отключился.

Но меня не уволили. Даже разговора никакого не было. Оказалось, Карен переоценил уровень лояльности министра к нему. В правительстве о нём просто забыли и уж точно не собирались по его ябеде портить жизнь сотрудникам послушной газеты.

А из редакции той я действительно потом ушёл. Но по любви и на повышение, хотя технически угрозу художника можно считать состоявшейся.

Автор ТЕКСТОВ

____________
Подписывайся на наш
telegram-канал