Они первыми началаи громить противника на его территории

27 July 2017

В тяжелые дни июня 1941-го года наши войска с боями отступали по всему огромному фронту - от Балтийского моря до Чёрного. Хотя нет, не по всему. В это самое время - солдаты, моряки и пограничники на Дунае, под Измаилом, не только отбили все попытки врага проникнуть на нашу территорию, но и высадили несколько тактических десантов и захватили плацдарм на румынском берегу.

Они первыми началаи громить противника на его территории

Благодаря приказу наркома ВМФ Кузнецова Дунайская флотилия встретила начало войны в оперативной готовности №1. В 4.15 утра открыли огонь румынские орудия по всему 150-ти километровому советскому берегу Дуная. В 4.20 - все наши корабли и батареи открыли ответный огонь.

С началом войны положение Дунайской флотилии сразу же стало незавидным - не могло быть и речи, например, о том, чтобы вывести мониторы из Кислицкой протоки на более выгодные огневые позиции, — во всяком случае, до наступления темноты. Оказалось прерванным снабжение флотилии - оно шло из Черного моря по Дунаю, перекрываемому теперь вражеским огнем.

Командующий флотилией контр-адмирал Н.О. Абрамов принял решение - провести десант в районе мыса Сату-Ноу. Проблема состояла в том, что для этого фактичеки не было сил - сухопутные войска выполняли свои задачи, моряки были заняты на кораблях. Помогли, конечно же, войска НКВД - командующий 79-го погранотряда майон С.И. Грачёв выделил для десанта роту пограничников под командованием лейтенанта Бодрунова. Её усили взводом моряков, которые не могли и не хотели остатся вне боя.

Подготовка к десанту началась уже на вторую ночь войны. Вода в Дунае прибывала, что создавало благоприятные условия для высадки. Днём 23-го июня была проведена предварительная артподготовка. Не показывая, что участку, на который планировалась высадка десанта, уделяется особое внимание, перенося сюда огонь с других целей и вновь к ним возвращаясь, два монитора и береговая батарея в несколько приёмов подвергли мыс Сату-Ноу сосредоточенному обстрелу с расчетом на подавление огневых точек, близких к урезу воды.

24-го июня в 2.30 ночи бронекатера с десантом отошли от нашего берега. На переход катерам требовалось около 20 минут. Это время отводилось на артподготовку. Отряду пограничников, составлявшему основу десанта, в качестве группы первого броска — был придан взвод морских пехотинцев (командир - лейтенант Андрей Кощей). Для высадки были выделены четыре бронекатера, для артподготовки и поддержки десанта — мониторы «Ударный» и «Мартынов», стоявшие в Кислицкой протоке, береговая батарея № 725 и две батареи зенитного дивизиона.

Из воспоминаний начштаба Дунайской флотилии В.В. Григорьева: "...через стереотрубу стало видно, как десантники прыгали с катеров в мелкую воду, выбирались на берег. Ни минных, ни проволочных заграждений перед ними не было. Не ждал тут нас враг, не ждал! Меня попросили к телефону. Узнал голос Саввы Игнатьевича Грачева. Первое донесение по радио с того берега получил, оказывается, он — пограничники своего начальника не обойдут.

— Там порядок, — басил Грачев. — Орлы наши высадились, пошли вперед. Есть несколько раненых. Вот так...

Через полчаса бой в Сату-Ноу стих. На колокольне, макушка которой с корректировочным постом оказалась снесенной нашей артиллерией, появился красный флаг. В короткой схватке вражеский гарнизон, застигнутый врасплох, был разгромлен. Кое-где дошло до рукопашной, но особой стойкости противник не выказал. Около семидесяти румынских солдат сдались в плен, многие разбрелись по плавням.

Ни среди наших пограничников, ни во взводе моряков, которые высаживались первыми, не было ни одного убитого. Такой удаче сперва даже не верилось. Раненые были и в десантном отряде, и на бронекатерах. Катера получили изрядное количество пробоин. Высадка далась легче, чем можно было ожидать. И, очевидно, не только потому, что действовали мы решительно. Противник не ожидал десанта, не допускал, что мы предпримем его так скоро."

Армейское командование, узнав об успехе десантной операции, мгновенно выделило для усилиения плацдарма батальон 287-го стрелкового полка 51-й Перекопской дивизии, державшего оборону у Измаила. Он сразу же погрузился на бронекатера и тральщики, был без потерь перевезен на правый берег и вместе с находившимися там пограничниками и моряками повел бой за расширение плацдарма. Огонь мониторов и 725-й батареи помогал преодолевать сопротивление противника, которое было не таким уж упорным. Бронекатера, оставаясь под правым берегом, также поддерживали наступающий батальон. Бойцы перевозились ими, минуя заболоченные места, на лежавшие впереди участки твердого берега, на прибрежные острова.

Продвижение пехотинцев вдоль Килийского рукава (вниз по течению Дуная) шло стремительно. К исходу 24 июня были заняты селение Пардина, острова Татару, Большой и Малый Даллар, отрезанные от берега мелководными протоками. За неполные сутки плацдарм расширился почти до 40 километров по фронту и на 2-3 километра в глубину.

Однако, не смотря на наличие этого плацдарма, флотилия всё ещё не могла пользоваться низовьями Дуная. Румынский гарнизон, занимающий опрный пункт в Килии Старой представлял также угрозу левому флангу занятого нами плацдарма. В то же время оценка обстановки приводила к выводу, что существует реальная возможность расширить этот плацдарм еще километров на тридцать. Десант в Старую Килию было решено высадить в ночь на 26-е июня.

На подготовку оставалось немногим больше суток. Подразделения 23-го стрелкового полка капитана П.Н Сироты успели провести тренировки (в низовьях Дуная нашлось подходящее для этого, скрытое от противника, место). Батальон первого броска совершил учебную посадку на катера. Тем временем две эскадрильи, выделенные командованием флота, нанесли по району Килии Старой бомбовые удары. В течение дня производили огневые налеты мониторы и батареи гаубичного полка.

Для поддержки десанта кроме береговой батареи, стоявшей у Вилкова, и двух мониторов, которые, оставаясь в протоке, под прикрытием острова, переходили на новые огневые позиции, выделялся гаубичный артполк Чапаевской дивизии. Высаживать десантников должны были 14 кораблей килийско-вилковской группы — бронекатера и бывшие погранкатера — капитан-лейтенанта И. К. Кубышкина, назначенного командиром высадки.

Для первого броска капитан Сирота выбрал лучший батальон, с которым шел и сам. Батальону придавался взвод морпехоты. Высаживаться было решено прямо у Килии Старой, чтобы сразу связать боем гарнизон основного опорного пункта противника. А оттуда одним подразделениям надлежало быстро продвигаться вниз, к устью, другим — вверх, на соединение с ротой Бодрунова.

Плацдарм, захваченный 24-го, удерживался уверенно. С него доносили о продолжавшемся методическом обстреле дальнобойными батареями, а также о беспорядочном ружейном огне из плавней. Время от времени группы вражеских солдат предпринимали из них вылазки, которые довольно легко отбивались.

В ночь на 26-е корабли отваливали от левого берега выше места высадки десанта на правом, и было предусмотрено, что при благоприятных обстоятельствах, если враг их еще не обнаружит, они пройдут часть маршрута с выключенными моторами, самосплавом. Это тоже удалось выполнить, противник не замечал движения десанта даже дольше, чем было рассчитано.

Батальон прорвался к берегу и высадился практически без потерь. Поддерживающая артиллерия перенесла огонь в глубину неприятельской обороны. По пулеметам, уцелевшим ближе к урезу воды, били сами бронекатера. А от левого берега уже отходили портовые буксиры, принявшие на борт остальные два батальона полка. Через два часа Килия Старая полностью находилась в руках десантников и новый плацдарм имел уже 12 километров по фронту. Гарнизон вражеского опорного пункта был разгромлен, его остатки отброшены к Периправе либо, как и в прошлый раз, рассеялись в плавнях. Румыны потеряли две сотни солдат убитыми, около пятиста уцелевших предпочли сложить оружие. Дунайцы захватили 8 пушек, калибром 75 мм, 30 пулемётов, около тысячи винтовок и плацдарм длиной 12 км, потеряв 5 бойцов убитыми, 7 ранеными. 3 бронекатера получили повреждения.

К исходу дня полк капитана Сироты, ликвидировав ряд мелких очагов вражеской обороны, сомкнул свой правый фланг с левым флангом десанта, высаженного двумя днями раньше. Два плацдарма слились в один, протянувшийся по правому берегу Килийского гирла на 70–75 километров. Были заняты также все находившиеся здесь острова. Не удалось овладеть с ходу лишь Периправой — там противник основательно укрепился. По планам армейского командования два батальона 23-го стрелкового полка возвращались на левый берег (обратную их переброску мы, конечно, постарались провести незаметно). Для обороны всей новой части плацдарма оставлялся один батальон.

Таким образом, на пятые сутки войны нашим кораблям была обеспечена возможность относительно свободно маневрировать между Измаилом и устьем Килийского гирла, более активно поддерживать сухопутные войска. Вновь действовал Измаильский порт.

Июньские десанты на Дунае, имели не только чисто тактическое значение. В те страшные дни очень важен был и сам факт вступления советских войск на неприятельскую территорию. Дунайцы первыми показали всей стране что бить врага не только нужно, но и можно, и даже на его территории.

Читайте самые свежие новости и смотрите видео на Planet Today и в наших группах: Одноклассники | ВКонтакте | Фейсбук