Эти дети знают что-то, чего не знаем мы?

06.04.2018

Дмитрий Быков ( в качестве учителя) дал задание школьникам -- они ответили.
Валентина (15 лет):
«Для России железный занавес был временем особенного развития науки и культуры.
Россия так устроена, что она лучше всего отвечает на вызовы.
Мы не очень хорошо умеем жить обычной жизнью, но когда нам объявляют войну, мы быстро мобилизуемся.
Я была несколько раз в Латвии, не на неделю, а на месяц, и я знаю, какая там дискриминация русских.
Я знаю, как нас поучают с высокомерием.
Мой дядя вернулся из Америки после 7 лет эмиграции и больше никогда туда не ездит.

Да, может быть, в мирное время мы расслабляемся, но мы лучшие солдаты и зреем в противостояниях.
Россия всегда лучшие результаты показывала во время войны, горячей или холодной.
Бывают народы-строители или народы-промышленники, или народы-кулинары, как французы, а бывает народ-воин, и это всегда были мы.
Русские — надежные друзья и лучшие враги.
Тот, кто думает, что русских можно обмануть, тот обманывает сам себя.
Русские воины ценились во всех странах, их старались нанимать, в Иностранном легионе они были лучшие.
Железный занавес для нас — можно сказать, долгожданный подарок, способ сосредоточиться, найти независимость, поднять промышленность и показать себе и всему миру, на что мы бываем способны».

Алина (14 лет):
«Очень прошу вас это в классе не зачитывать.
ДЛ, я сама живу за железным занавесом, и ничего плохого в этом нет.
У меня никогда не было друзей среди одноклассников, мои друзья все меня старше, и это в основном друзья родителей.
Так получается, что мне почти ни с кем не интересно.
Меня еще в первом классе не могли выгнать гулять, я сидела с книжкой, даже с несколькими, и мне было гораздо интереснее.
Когда мне говорят, что надо общаться, я все время не понимаю — зачем?
Книга пишется в одиночку, лучшие мысли придумываются в одиночку, мозговой штурм, который у нас иногда устраивают, мне только мешает.
Если бы можно было жить совсем одной или с одним-двумя ближайшими людьми, я бы совсем не возражала.
Все, что мне надо, я могу найти в книге или в себе, или в интернете, если не лазить в чатики.
Я недавно прочла книжку про Фрэзера, не самого Фрэзера, а о нем.
Он говорил, что человек живет не в реальности, а в мифе.
И вот я думаю, что из всех мифов, которые есть сейчас, миф Путина самый удачный, просто если смотреть на него со стороны, именно как на миф.
Мы против всех, почти одни, это красиво.
Глобализация стирает лицо, а мы не хотим стираться.
Мы не соглашаемся принять американское владычество.
Если не смотреть на то, правда это или нет, а просто наблюдать как за легендой, то мы сейчас единственная страна с мифом.
Можно сказать, что мы страна художников, и у Путина все получилось.
Неважно, чего он хотел, но миф он построил, и все предпочитают жить в нем.
Мы же не спрашиваем Роулинг, насколько правдивы ее книги, мы просто все хотели бы в них жить. Я человек книжный, как вы говорите. И я лучше буду жить в придуманной России, чем в настоящей.
И вы, кстати, по-моему, тоже».