Идущие на смену Поколению свидетелей Перестройки

Недавно все поражались ментально-политической эволюции рэпера Фейса, уфимца-АУЕшника, последовательно воспевшего и презревшего гуччи да бургеры (по мере иссякания оных, впрочем), удачно женившегося на звезде вайнов (+100500 прочих слов, людям, у которых есть жизнь, непонятных) и так ставшего одной из ключевых для понимания подростковых селебритиз.

Нынче многие смотрят (у Дудя) полярного вышеозначенному Нагиева, зрелый эталон ТВ-гламура эпохи заката угара.

И даже что-то себе цитируют.

Хотя цитировать там не особо чего: очень плохая музыка, неизжитые тонны спеси и позы.

Сравните хоть с интервью Сердючки-Данилко, и окажется, что выдуманный травести-персонаж с Украины в разы живее и интереснее живой звезды "молодежной программы КВН и реалити-шоу", взятой расслабленным, кхм, журналистом в неформальной обстановке ютуба.

Сердючка Нагиева даже смелее, в ответах на вопрос о войне, например.

Тем временем, прозябающий в тусклом свете известности в узких кругах подвального стендапа юный комик Александр "Нутыифрик" Долгополов постепенно мутирует из ростовского Энди Кауфмана в московского Билли Хиккса. (Идеи уж больно знакомые, а еще знакомой подача; но это достойный подражания пример, так что норм).

Положим, вся его вот эта мета-мета и прочий до ритуальности выверенный феминизм однажды пройдут.

(Никто не умеет научить уважению к женщине так, как учат нас сами женщины.

Каждый М постарше припомнит парочку таких угнетенных Жо, от последствий угнетения, или ублажения, или наблюдения со сравнительно безопасного расстояния которых ему, маскулинному угнетателю и похотливому козлу, самому потом потребовалась серьезная ресурсоемкая реабилитация.

Беззащитные няшки не так безобидны, какими кажутся в порыве белого рыцарства, и однажды это убедительно рыцарям и менестрелям демонстрируют; тогда-то стремление "защитить слабых девочек" и перестает быть таким уж отчаянным)

Но в целом – это, конечно, проповедь либерального сциентического гуманизма, слабо замаскированная под стендап с расчлененкой.

Глядя в зазор между Фейсом и Долгополовым, стоящими в экстремумах провокационных тенденций подрастающего поколения – так сказать, по краям нормального распределения, – можно увидеть в капле воды и базовую его толщу.

Поколение, которое они представляют, не такое демографически-значимое для страны, как Поколение свидетелей Перестройки,

но тоже весьма любопытное.

Отдельными представителями уже выдающееся.

Уж явно поинтересней Нагиева.