Ставрополь: путь от крепости к столице российского Кавказа

22 сентября Ставрополь отмечает 241-летие со дня основания.

В этом посте мы вспомним, с чего все начиналось, какова история возникновения Азово-Моздокской оборонительной линии и ставропольской крепости и почему именно Ставрополь, а не Георгиевск, стал столицей российского Кавказа.

Также остановимся на роли личностей в истории города, например, таких государственных деятелей как князь Потемкин, академик Гильденштедт, губернатор Якоби, фортификатор Ладыженский, топограф фон Ферзен и полководцы Суворов и Ермолов.

Неспокойный Кавказ

После победоносной для Российской Империи русско-турецкой войны 1768–1774 годов был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, установивший новые границы государств.

В частности, Россия получила территории по правому берегу реки Кубани от устья до верховьев и на восток до Каспийского моря. Также по его условиям Азов вновь имел право на фортификационные сооружения и становился крепостью. На востоке Предкавказья граница была установлена от Каспия по рекам Калаус, Терек и до устья Малки. Крепость Моздок основана в 1763 году. А за год до договора с Турцией подписан документ с её вассалом Крымским ханством, согласно которому России отошла Кабарда.

В 1777 году были основаны 8 крепостей: Святой Екатерины, Святого Павла, Святой Марии, Святого Георгия, Святого Александра, Северная, Сергеевская и Ставрополь. Ещё две крепости — Московская и Донская — были заложены в 1778 году.

Огромная территория в 500 вёрст от Терека до Азова была никак не защищена от набегов воинственных горцев. В связи с этим князь Григорий Потёмкин принял решение основать линию крепостей от Азова до Моздока, чтобы препятствовать вторжению недружелюбных соседей.

Между заключением договоров с Крымом и Турцией эту местность обследовал известный учёный, естествоиспытатель, академик Российской академии наук Иоганн Гильденштедт.

Ранее считалось, что его миссия была сугубо научной, однако директор Ставропольского краеведческого музея-заповедника имени Григория Прозрителева и Георгия Праве Николай Охонько рассказывает, что лишь недавно появились документы, опровергающие это мнение:

Военные видели главным образом фортификационную и стратегическую составляющую. А ведь здесь предполагались укреплённые пункты, которые следовало обеспечить определёнными ресурсами, важными и для пехоты, и для кавалерии. Как естествоиспытатель, Гильденштедт на своем пути описывал всё, например, в одном месте плохое качество воды, в другом, наоборот, подчеркивая богатство водное и растительное. Так он наметил пятнадцать наиболее подходящих для освоения точек от Моздока до Дона, назвав их колониями. И когда военные пошли по следам учёного, десять запланированных крепостей они привязали как раз к местам, намеченным Гильденштедтом.

Ответственность за основание крепостей Потёмкин возложил на астраханского губернатора Ивана Якоби. Строителем линии стал опытный фортификатор Николай Ладыженский, а надзор за возведением осуществлял топограф Герман фон Ферзен, который участвовал в устройстве пограничных линий России с Ираном, Польшей и Финляндией.

В 1777 году были основаны 8 крепостей: Святой Екатерины, Святого Павла, Святой Марии, Святого Георгия, Святого Александра, Северная, Сергеевская и Ставрополь. Ещё две крепости — Московская и Донская — были заложены в 1778 году, так как в конце 1777 года случились крупные волнения ногайцев. Для их успокоения был создан Кубанский корпус во главе с Александром Суворовым.

Будущий генералиссимус успокоил смутьянов, а также за небольшой срок построил оборонительную линию из 20 укреплённых пунктов впереди правого фланга Азово-Моздокской линии по Кубани.

После устройства линии из 10 крепостей и 4 редутов (Кубанского, Алексеевского, Бешпагирского и Вестославского) движение товаров и населения стало более упорядоченным, что не нравилось кочевникам, жившим благодаря набегам.

Весной 1779 года они сделали дерзкую попытку ликвидировать границу и напали двумя отрядами на правый и левый фланги линии.

Главное сражение произошло на левом фланге, где генерал Якоби нанёс неприятелю сокрушительное поражение. После этого был заключён новый договор, по которому граница с Кабардой проходила по реке Малке. Благодаря этому район Пятигорья отошёл к России, а в 1780 году была заложена Константиногорская крепость, которая дала начало Пятигорску.

За солдатами и казаками правительство переселяло в новые земли крестьян из Центральной России и Украины. С продвижением российских войск и границ империи к предгорьям Кавказа Азово-Моздокская линия постепенно превращалась в тыловую базу: основывались сёла и станицы, активно развивалась торговля. Благодаря этому армии не приходилось долго ждать снабжения провиантом, амуницией.

- Постепенно военное значение Линии начало убывать, с опорой на торговлю, развитием экономики, освоением ресурсов Кавказа, получением таможенных доходов она превратилась в становой хребет российской государственности. Через восемь лет после основания Линии Екатерина учреждает Кавказское наместничество, часть крепостей (которые еще строятся) – Георгиевск, Александровская, Ставрополь – объявляют городами и центрами образованных уездов. К тому же Линия географически совпадает со стратегическим трактом, связующим Россию с Кавказом. А развитие коммуникации — это не просто дорогу построить, но и целую сопутствующую инфраструктуру создать. Ну и за спинами солдат и казаков с 1785 года идет активное мирное заселение Предкавказья, благодаря чему русская армия и казачество стали снабжаться провизией не за 500 км, как до того. Другой принципиальный момент: немаловажной задачей Линии было оградить от набегов горцев местные степные народы — более миролюбивых ногайцев и туркмен, лояльных к России, - рассказывает Николай Охонько.

В 1785 году основывается Кавказская губерния, а поселения Азово-Моздокской линии становятся её основой. Первым административным центром губернии значилась Екатерининская крепость, которая в 1786 году была преобразована в город Екатериноград.

Ставрополь VS Георгиевск

В 1790 году земли Кавказской губернии стали областью в составе Астраханской, а уже в 1802 году она была восстановлена, однако центром стал Георгиевск. Это было связано с неудобным положением Екатеринограда — на стыке Большой и Малой Кабарды — и постоянно подвергался нападениям. Через 20 лет город вновь стал станицей. С тех пор сохранилась расположенная при въезде в станицу большая Триумфальная арка, которая была возведена по приказу Потёмкина. До 1847 года на ней располагалась надпись «Дорога в Грузию».

Второй столицей губернии стал Георгиевск. В 1783 году здесь был подписан так называемый «Георгиевский Трактат» о добровольном вхождении Восточной Грузии под протекторат Российской империи.

Со стороны России Трактат подписал князь Павел Потёмкин (троюродный брат князя Григория Потёмкина-Таврического), со стороны Картли-Кахетинского царства — князья Гарсеван Чавчавадзе и Иоанн Багратиони-Мухранский. Благодаря этому грузинский народ был спасён от турецкого притеснения и насильственного обращения в ислам. Казалось, городу предстоит блестящее будущее — экономически преуспевающая столица Предкавказья, оплот военной мощи. Однако в ход истории вмешался климат и природные условия, которые были характерны для Георгиевска начала XIX века.

В 1824 году генерал Ермолов написал рапорт Александру I о необходимости перевода административных учреждений из Георгиевска в Ставрополь по причине «необыкновенно вредного влиянии тамошнего климата».

В самое короткое время из 190 человек чиновников статской службы и канцелярских служителей, там находящихся, умерло 11 человек и заболело 83, так что осталось способных заниматься делом не более половины. (…) По сим убеждениям признавая необходимым перевести областные присутственные места из Георгиевска в Ставрополь сколь можно поспешнее, с тем дабы до постройки оных новых зданий поместить их в наёмных обывательских домах,— подчеркнул полководец.

И действительно, эпидемии преследовали Георгиевск: трижды свирепствовала холера, дважды — чума, случались вспышки малярии. По некоторым данным, причина была во влажном климате, так как вокруг города было много болот. Но, несмотря на эпидемии и ужасный пожар 1809 года, город неизменно отстраивался и возрождался. Однако постепенно терял своё положение, а в 1864 году и вовсе стал относиться к Терской области. В состав Ставропольского края он вернулся лишь в 1936 году.

К Ставрополю как к потенциальной столице генерал Ермолов начал присматриваться в 1816 году, когда покоритель Кавказа объехал Азово-Моздокскую линию и сделал выводы.

С вниманием я осматривал окрестности Ставрополя, ибо намерен со временем перевести сюда центр Кавказской губернии. С сожалением смотрел на крепостные работы, уже совсем не нужные… — записал полководец.

Столица имперского Кавказа

И Ермолов переломил ситуацию, превратив Азово-Моздокскую линию в тыловую.

- Главные боевые действия уже сместились гораздо ближе к Предгорьям Кавказа. И Линия стала военным тылом кавказского театра военных действий. Ставропольская крепость становится интендантством — центром снабжения всей Кавказской армии амуницией, оружием, порохом, деньгами, по мере мирного заселения создаются и органы местного самоуправления. И именно Ермолов преобразует Линию в «хребет» новой административной единицы с центром в Ставрополе. Линия дала еще один толчок в истории — развитию гражданского управления. Шел процесс поиска. Например, Ставропольская губерния подчинялась Кавказскому наместничеству, однако во главе ее стоял гражданский губернатор. При этом еще существовал начальник Линии, ведавший сугубо военной частью, что вызывало неувязки и конфликты. К этому времени Азово-Моздокская линия стала уже частью более масштабной Кавказской линии, начальник которой базировался в Ставрополе, - объясняет Николай Охонько.

Положение Ставрополя было очень удачным. Здоровый климат, наличие источников воды, удалённость от активных боевых действий — всё способствовало быстрому развитию нового областного центра (Кавказская губерния стала областью в 1822 году).

Первая на Северном Кавказе типография здесь появилась в 1816 году, первая классическая мужская гимназия — в 1837, первая частная библиотека — в 1839, первый русский театр — в 1845 году.

В Ставрополе неоднократно бывали знаменитые люди России: Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Александр Суворов, Николай Раевский, Николай Пирогов, Александр Алябьев, Фёдор Шаляпин и многие другие.

Хоть Азово-Моздокская укрепительная линия была упразднена в 1864 году, её крепости стали «становым хребтом» новой территориальной единицы России.

С тех пор её статус менялся — губерния, область, край, — но память о далёких временах освоения этих земель героическими предками жива. До сих пор практически во всех бывших крепостях и редутах Азово-Моздокской линии сохранились остатки укреплений.