История.Ру
2861 subscriber

77 лет Варшавскому восстанию: почему русские и поляки никогда не придут к согласию?

1,7k full reads

77 лет назад в Варшаве вспыхнуло отчаянное восстание против гитлеровских оккупантов, приведшее к полному уничтожению этого красивого европейского города и к гибели сотен тысяч людей. Уже после "бархатной революции" в Польше это событие ожидаемо стало для поляков стержневым, и, как следствие — предельно мифологизированным. И самый главный миф восстания до сих пор еще отравляет отношения русского и польского народов...

77 лет Варшавскому восстанию: почему русские и поляки никогда не придут к согласию?

Историческая справка

1 августа 1944 г. в Варшаве вспыхнуло восстание, организованное Армией Крайовой (АК) в рамках общенациональной операции "Буря". В военном отношении оно было направлено против германских оккупантов, в политическом — против СССР и подчиненных ему польских коммунистов. Восставшие намеревались до прихода Красной армии самостоятельно освободить Варшаву (и некоторые другие польские города) и поставить СССР перед свершившимся фактом. Они полагали, что этот шаг укрепит престиж польского правительства в изгнании и остановит процесс вассализации Польши.
Но исходная позиция для начала восстания оказалась крайне невыгодной. Фактически с первых же дней стало понятно, что оно провалилось. Нехватка надежной информации у командования Армии Крайовой способствовала ошибочной оценке положения. Кроме того, повстанцам элементарно не хватало людей, оружия и боеприпасов. Немцы же стянули в Варшаву наиболее боеспособные антипартизанские части, в том числе и печально знаменитую эсэсовскую "бригаду Дирлевангера".
Лишь благодаря героизму и самоотверженности восставших, кровопролитные городские бои растянулись на целых два месяца. 2 октября 1944 г. повстанцы официально сложили оружие и капитулировали.
Итогом этого восстания стали колоссальные жертвы и разрушения. Еще 1 августа 1944 г. Гитлер, сам за 10 дней до этого переживший покушение, приказал невзирая на пол и возраст убить всех жителей Варшавы, а сам город стереть с лица земли.
Во исполнение этого приказа немцы с 1 по 5 августа 1944 г. методично (квартал за кварталом) прочесывали город, собирали гражданское население и безжалостно расстреливали его.
Когда 5 августа командующий подавлением восстания обергруппенфюрер СС Бах-Зелевски по техническим причинам приостановил действие этого приказа нацистские каратели успели уничтожить около 60 тысяч горожан (из 900 тыс. наличного населения). Кроме того десятки тысяч мирных жителей погибли во время боевых действий, обстрелов и бомбежек.
Сегодня общее количество погибших мирных варшавян оценивается историками в диапозоне от 150 до 200 тыс. человек. При этом безвозвратные потери повстанцев составили 15-20 тысяч, а немцев — от 2 до 10 тысяч.
После подавления восстания во исполнение приказа Гитлера немцы методично разрушили Варшаву, в самом прямом смысле слова сровняв город с землей, а оставшееся гражданское население эвакуировали в пересыльные и рабочие лагеря.
Когда в январе 1945 г. части Красной армии вошли, наконец, в Варшаву, их взорам предстало совершенно мертвое пространство из руин.
77 лет Варшавскому восстанию: почему русские и поляки никогда не придут к согласию?

Неразрешимая проблема

Доступные сегодня документы однозначно свидетельствуют, что Варшавское восстание 1944 г. не было неожиданным патриотическим порывом поляков. Да, тысячи и тысячи молодых людей героически присоединились к нему (и погибли), искренне веря, что сражаются за свою поруганную Родину, но организаторы восстания отлично знали чего они хотят и отлично понимали последствия провала. Более того, они изначально четко осознавали, что шансы на успех невелики...

И сразу возникает логический вопрос: а зачем же они тогда на это пошли?

В современной Польше задним числом под это подвели целую теорию. Разумеется, жертвенно-героическую, в вагнеровском духе "Гибели богов". И на государственном уровне эксплуатируют ее. И в этом плане я отлично понимаю поляков. И в этом есть доля правды. Но только доля.

Историков же мучит целый комплекс неразрешимых вопросов, на которые, боюсь, они уже никогда не смогут до конца ответить.

Почему?

А потому, что исторические и политические оценки решения поднять восстание в Варшаве в августе 1944 г. настолько многосторонни и противоречивы, что подвести их под какой-либо общий знаменатель невозможно и вряд ли представится возможным в ближайшем обозримом будущем (а скорее всего вообще никогда).

Вы заметили, что я избегаю конкретики? А все потому, что с известными на сегодня фактами я могу написать статью так, а могу эдак. И в первом случае вы получите полностью аргументированную статью, обосновывающую, что Сталин коварный подонок, бросивший героическую Варшаву на растерзание Зверю, а во втором — что он же — величайший государственный деятель, не давший горстке прозападных авантюристов навязать себе крайне невыгодные условия и отказавшийся оплачивать их авантюру "русской кровью".

И в обоих случаях я буду по-своему прав...

77 лет Варшавскому восстанию: почему русские и поляки никогда не придут к согласию?

Что делать?

К сожалению, выбор в подобных ситуациях невелик, но он есть. А именно — читать как можно больше практического материала, то есть документов. И делать выводы. Самим!

И в этом плане нам (искренне ищущим историческую истину независимо от мировоззрения и политической ориентации) повезло, потому что относительно недавно вышла гигантская архивная работа "Советский Союз и польское военно-политическое подполье. Апрель 1943 – декабрь 1945" (в 3 томах).

Второй том как раз полностью посвящен Варшавскому восстанию...

Обложка книги
Обложка книги

Документальный массив, собранный в этой книге, буквально по дням воссоздает события тех дней как с советской, так и с польской (и с западной стороны). И знаете что: читая страницу за страницей, прямо чувствуешь, как твоя былая непоколебимость куда-то испаряется.

Вот я, например, всегда с большим уважением относился (и отношусь) к варшавским повстанцам и их нечеловеческому героизму. Как-то даже писал про героических польских девушек-участниц восстания. А давно читающие меня отлично знают, как я отношусь к сталинским преступлениям. Но, объективно просматривая документальные материалы тех дней, понимаешь, что Сталин в тех условиях действовал правильно. Разумеется, с точки зрения нас и интересов нашей страны.

Ведь восставшие элементарно не поставили советскую сторону в известность о готовящемся восстании, а когда оно началось, на каждом углу трубили об его антисталинской направленности. А потом... начали истерично просить Сталина о помощи. Причем не просто просить, а чуть ли не вымогать ее. При этом им было абсолютно наплевать сколько может погибнуть советских солдат, вот просто брось все, измени все свои планы и, обливаясь кровью, немедленно беги меня выручай.

Я абсолютно убежден, что сделай тогда так Сталин, современная польская общественность так же легко позабыла бы эти жертвы и кричала бы сегодня: зачем вы тогда пришли? Мы бы без вас справились, вы все испортили и поработили нас!

Зачем далеко ходить: кто из обвиняющих СССР поляков может сегодня вспомнить, что в том августе 1944 г. только в локальных сражениях в окрестностях Варшавы погибло почти 24 тыс. красноармейцев! Это те самые, которых обвиняют в бездействии.

Я уже молчу про 600 тысяч павших солдат за освобождение всей Польши...

1 августа 1944 г. Первые минуты Варшавского восстания (фото Музея Варшавского восстания)
1 августа 1944 г. Первые минуты Варшавского восстания (фото Музея Варшавского восстания)

Западные историки любят напирать на то, что Сталин не разрешал союзной авиации оказывать помощь восставшим и тем самым усугубил положение. Хорошо, давайте представим такую ситуацию: союзники наступают, например, во Франции, и вдруг перед их триумфальным входом в Париж, там вспыхивает восстание (левых), которые хотят взять власть перед их приходом и объявить, что они не хотят иметь ничего общего с плутократами Запада. А Сталин начинает просить Черчилля: разреши воспользоваться твоими аэродромами, чтобы мы помогли им.

Какой был бы ответ?

Кроме того, Варшавское восстание, ставшее сегодня едва ли не центральным событием той войны (в западной историографии), тогда не казалось таковым. В масштабах Восточного фронта это был просто какой-то незначительный военный инцидент, который явно не тянул на то, чтобы ради него менять все оперативные планы фронтов и бежать навстречу сломя голову. Лишь сильный интерес западных партнеров к нему продемонстрировал советскому вождю, что там явно готовилось не простое "антинацистское восстание".

Кстати, общение Сталина по поводу восстания с Черчиллем и Рузвельтом было корректным, но четким. Никакой воды. Все по делу. Так, получив от Черчилля письмо от 12 августа 1944 г. с просьбой помочь восставшим оружием и боеприпасами, Сталин 16 августа 1944 г. ответил:

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну ЧЕРЧИЛЛЮ

После беседы с г. Миколайчиком я распорядился, чтобы Командование Красной Армии интенсивно сбрасывало вооружение в район Варшавы. Был также сброшен парашютист-связной, который, как докладывает командование, не добился цели, так как был убит немцами.
В дальнейшем, ознакомившись ближе с варшавским делом, я убедился, что варшавская акция представляет безрассудную ужасную авантюру, стоящую населению больших жертв. Этого не было бы, если бы советское командование было информировано до начала варшавской акции и если бы поляки поддерживали с последним контакт.
При создавшемся положении советское командование пришло к выводу, что оно должно отмежеваться от варшавской авантюры, так как оно не может нести ни прямой, ни косвенной ответственности за варшавскую акцию...
Эсэсовцы "бригады Дирлевангера" на одной из баррикад Варшавы во время восстания (фото Музея Варшавского восстания)
Эсэсовцы "бригады Дирлевангера" на одной из баррикад Варшавы во время восстания (фото Музея Варшавского восстания)

Сталинская помощь восставшим подтверждается советскими документами (из приведенного выше сборника).

20 августа 1944 г. Сталин снова получает письмо, подписанное Черчиллем и Рузвельтом, где они уже вдвоем просят его помочь восставшим польским антинацистам и сетуют, что если бросить их на произвол судьбы, мировое общественное мнение этого не поймет.

22 августа 1944 Сталин отвечает им:

СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ И ПРЕЗИДЕНТУ г-ну Ф. РУЗВЕЛЬТУ

Ваше и г-на Рузвельта послание относительно Варшавы я получил. Хочу высказать свои соображения.
Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив многих почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый новый день используется не поляками для дела освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы.
С военной точки зрения создавшееся положение, привлекающее усиленное внимание немцев к Варшаве, также весьма невыгодно как для Красной Армии, так и для поляков. Между тем советские войска, встретившиеся в последнее время с новыми значительными попытками немцев перейти в контратаки, делают все возможное, чтобы сломить эти контратаки гитлеровцев и перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действительная помощь полякам-антинацистам.
22 августа 1944 г.

Цинично?

Да, но не циничнее логики организаторов восстания, отлично знавших обо всех рисках и пренебрегших безопасностью миллионного гражданского населения Варшавы, в большинстве своем действительно ничего не подозревавшего.

Сентября 1944 г. Немецкие каратели продвигаются по разрушенной Варшаве
Сентября 1944 г. Немецкие каратели продвигаются по разрушенной Варшаве

Бери ношу по себе...

На самом деле, западные партнеры тогда отлично понимали неловкость ситуации и не слишком то поддерживали восставших. А после и вовсе устранились. Они прямо говорили, что интересы "Великой Тройки" превыше всего. Ведь, откровенно говоря, тогда не было никакой Польши!

А что же было?

А был организм (человечество), который поразила страшная болезнь — рак (фашизм-нацизм), распространившаяся по основным жизненно важным органам (Европе). Практически все малые (и средние) страны Европы были поражены и уничтожены ею. Они просто перестали существовать...

И только мощная химиотерапия ("Большая тройка") могла тогда спасти континент, переформатировав (по своим интересам) и заново возродив его. Но, в первую очередь, нужно было любыми путями сначала уничтожить рак-нацизм, вычистив организм (Европу) от метастазов, и только потом, в спокойной обстановке, начинать возрождение организма и запуск всех его систем.

Конечно, как и всякая химиотерапия, "Большая тройка" не была идеальной: ее преследовали побочки, в виде колониализма, расовой сегрегации, репрессий, апартеида и других хронических хворей. Но рак был гораздо опаснее. И смертоноснее. И поэтому великому объединению не было никакой альтернативы. Равно как и его интересам.

"Большая тройка" стала самим Господом Богом обреченного человечества....

И как бы кому не хотелось, но в реалиях 40-х гг. ни у одной средней или малой страны Европы не было никаких шансов проигнорировать "Большую тройку", не говоря уже о розыгрыше партии вне ее рамок.

Но Польша попыталась...

Как и всякие типичные политики других малых и средних стран, польские были крайне эгоистичными и не имели "широкого политического видения" (присущего лидерам глобальных стран). Они думали исключительно только о себе, искренне полагая, что являются выразителями всей польской нации.

Аналогичный пример — Украина. Сейчас там чествуют бандеровцев, УПА и прочую нечисть, называя их борцами за "свободную Украину". Правда, судя по лозунгам тех лет, Украину они видели свободной в первую очередь от "ляхов, жидов, москалей" — то есть, на самом деле, это все тот же классический метастаз гитлеровского нацизма. А с учетом того, что свою "борьбу" они вели "под шумок", стреляя в спины красноармейцев, уничтожавших нацизм, а также расправляясь с мирными украинцами, якобы (по их мнению) сотрудничавших с советской властью — они не "борцы за независимость", а преступники и пронацистские элементы, не заслуживающие снисхождения.
Господь Бог и "химиотерапия" измученного болезнью человечества 1940-х гг.
Господь Бог и "химиотерапия" измученного болезнью человечества 1940-х гг.

И хотя это был смелый, отчаянный и героический поступок, но в равной степени безумный и авантюрный. А с учетом того, что организаторы восстания отдавали себе полный отсчет о последствиях — и преступный.

За гонор и игнор (реальности) своих прозападных лидеров всей польской нации пришлось очень дорого заплатить.

Уже в наши дни все больше польских специалистов начинают поднимать вопрос: а стоило ли тогда начинать восстание? Но делать это сегодня не только "политически нецелесообразно", но и опасно! И недалек тот час, когда за критику восстания могут даже начать и привлекать. Как бы то ни было, но разобраться с этими вопросами и расставить все точки над i нужно, в первую очередь, самим полякам.

А пока все споры по поводу политических оценок восстании абсолютно бесполезны — они никуда не приведут. По крайней мере, при нашей жизни. Ведь суть проблемы давно уже не в фактологии, а в банальном мировоззрении (либерал, коммунист, националист и т. д.).

А потому, повторюсь, не тратьте понапрасну время на дрязги и просто читайте документы, которые у нас, слава богу, в последнее время издают в большом количестве. Конечно, если вам это действительно интересно.

К сожалению, я не стал здесь сильно углубляться в "пропиаренную" выше книгу, но лишь потому, что втиснуть пересказ 1000-станичного сборника документов в рамки дзеновской статьи крайне сложно. Но, напоследок приведу весьма любопытную выдержку из документа, опубликованного там.

Это отчет нацистского "губернатора" Варшавы Людвига Фишера о подавленном варшавском восстании, который он отправил в декабре 1944 г. руководителю всей оккупированной Польши Гансу Франку.

Поразительно, насколько точно этот немец понял тогда суть вещей...

Выдержка из итогового отчёта "губернатора Варшавского округа" Людвига Фишера "генерал-губернатору" рейхсминистру Гансу Франку:

(...) Политическое значение (восстания).
Победу в Варшаве нельзя оценивать только с военной точки зрения, гораздо большее значение она имеет в политическом отношении. Начав это восстание, польское движение Сопротивление ставило целью свержение германского господства в Варшаве, а после установления своей власти в городе оно хотело вовлечь в повстанческое движение всё генерал-губернаторство, чтобы таким образом создать новое польское государство. Эта «свободная Польша» должна была одержать победу до прихода большевизма, чтобы тем самым противостоять советам как самостоятельная власть, которая добилась освобождения собственными силами.
То, что восстание преследовало эту цель, однозначно было подтверждено на допросах многих руководителей повстанцев.
Результат борьбы показал, что данная цель никоим образом не была достигнута. Вместо этого город с миллионным населением Варшава, бывшая метрополия польского государства, полностью разрушен, в настоящее время от него остались одни руины.
Польские повстанцы с глубоким потрясением открыто признают, что неудача восстания и полное уничтожение Варшавы является крупнейшим поражением в польской истории вообще.
Такая оценка абсолютно правильна, особенно если подумать о том, на какие кровавые жертвы пришлось пойти польскому народу во время этой борьбы. Конечно, точное количество погибших нельзя установить, поскольку десятки тысяч до сих пор погребены под руинами. Но даже при различных способах подсчётов всё время получается, что количество погибших с польской стороны не менее 180 000, а вероятнее всего они составляют свыше 200 000 человек.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что такое тяжёлое поражение сравнивают с ещё одним поражением, которое Польша потерпела за 150 лет до этой капитуляции Варшавы, с битвой в Мацейовице, во время которой 10 октября 1794 г. руководителю восстания Тадеушу КОСТЮШКО был нанесён русскими решающий удар. Польский национальный герой тогда воскликнул: «Конец Полонии».
Можно спорить, были ли эти слова действительно сказаны или являются легендой. Но в действительности между тогдашним поражением при Мацейовице и нынешним поражением в Варшаве есть большое сходство. В обращении по радио, которое было сделано АК во время капитуляции, также говорилось: «Это конец польской армии» (...)
Раковые клетки: "генерал-губернатор" оккупированной Польши Ганс Франк (со сложенными на причинном месте руками) и губернатор оккупированной Варшавы Людвиг Фишер (рядом с ним, второй справа). Франка повесят после Нюрнбергского процесса в 1946 г., а Фишера после судебного процесса в Польше в 1947 г.
Раковые клетки: "генерал-губернатор" оккупированной Польши Ганс Франк (со сложенными на причинном месте руками) и губернатор оккупированной Варшавы Людвиг Фишер (рядом с ним, второй справа). Франка повесят после Нюрнбергского процесса в 1946 г., а Фишера после судебного процесса в Польше в 1947 г.