Цафеш (Леди Зима)

Автор: Анатолий Махавкин

Предыдущие главы романа "Леди Зима": Пролог, Глава 1, Глава 2, Глава 3, Глава 4, Глава 5, Глава 6, Глава 7, Глава 8, Глава 9, Глава 10, Глава 11, Глава 12, Глава 13, Глава 14, Глава 15, Глава 16, Глава 17

ГЛАВА 18. ЦАФЕШ

Джонрако приподнялся на смятой постели и огляделся. Слабый свет падал из крохотного окошка под самым потолком, но моряку оказалось достаточно и этой малости. Видимо он находился в том самом помещении, куда по приказу Ивы их привела безмолвная самка. Ну да, точно.

Шания лежала на кровати у противоположной стены и тихо посапывала, заложив правую руку под голову, а левой прикрывая грудь. Рыжие волосы рассыпались по подушке, а подол юбки приподнялся, обнажая стройную длинную ногу. В другое время Собболи не преминул бы рассмотреть красивую конечность, но сейчас он медленно отходил от кошмара, который ему привиделся. Надежды капитана оказались тщетны: он вновь оказался в Зале Ожидания и получил подарок от загадочного незнакомца.

Что он ему подарил?!

Джонрако в замешательстве открыл ладонь, сжатую в кулак и уставился на задубевшую кожу, покрытую царапинами и мозолями. Ничего! А на что он, собственно, надеялся? Ни то, что предмет, полученный во сне, останется при нём? Джонрако сел и яростно потёр лоб, пытаясь вспомнить, каким был дар. Дар и предупреждение, точно!

Нет, моряк не мог вспомнить ни характер подарка, ни слова загадочного существа в чёрном плаще. Лишь густая липкая тьма, в которой тонет человек в глубоком капюшоне. В этот раз мрак не проглотил капитана, а напротив - выпихнул его из сна, точно он оказался лишней деталью сложной мозаики.

Джонрако ещё раз скользнул взглядом по спящей девушке и ощутил внезапную, но сильную потребность прогуляться на свежий воздух. Выпитое вино настоятельно требовало срочной прогулки и капитан не мог ему возражать. Джонрако сорвался с места и рванул к двери. Однако возле выхода он замер, услыхав, как Шания тихо окликнула его по имени. Мореход повернулся и присмотревшись, сообразил, что девушка продолжает спать.

У Собболи возникло желание подойти и погладить волосы, мерцающие в свете луны, но неумолимая сила выгнала его прочь. Пару раз приложившись головой о низкие потолки и помянув чёртовых собак, капитан выбрался наружу и пританцовывая, побежал в ближайшие заросли.

- Великолепно! - донеслось оттуда, - Лучше и быть не может!

Настроение морехода сразу же улучшилось и он даже задумался; не прилечь ли ему рядом с соседкой по комнате, чтобы остаток ночи провести вместе. Эти мысли свидетельствовали о том, что далеко не весь хмель покинул голову капитана, внушая ему эти, далеко не самые разумные, идеи.

К счастью или на беду, но дурацким замыслам не дано было реализоваться. Закончив с неотложными делами, Джонрако услышал, как за его спиной тихо хрустнула ветка, явно не выдержав нажима чьей-то осторожной ноги. На всякий случай Собболи сунул руку за пазуху и рукоять верного пистолета тут же удобно расположилась в широкой ладони.

Тихо. Жилище Иварода напоминало огромный валун, посеребрённый лучами ночного светила и лишь в самом дальнем окне трепетал слабый свет. Деревья, окружившие постройку замерли без движения, отдыхая, пока шаловливый ветерок издевался над их собратьями где-то на побережье острова.

Какой-то крохотный зверёк выбрался из-под мшистого пня и замер, увидев человека с пистолетом. Зверушка тотчас нырнула в переплетение ветвей, а следом, с ветки, спикировла ночная птица. Короткий писк и крылатый хищник вернулся на дерево, сжимая в клюве обмякшее тело. И больше ничего тревожного.

Джонрако облегчённо вздохнул и ощущая запах прелых листьев, повёл плечами. Потом запрокинул голову, чтобы лучше рассмотреть звёзды на чёрном бархате неба. Огоньки горели, словно глаза ночных хищников, ожидающих приходы добычи. Среди алчных очей неподвижно замер шар луны, наполненный холодным сиянием. Казалось мореход рассматривал полую сферу, наполненную колдовским пламенем, неспособным обогреть даже самое себя. На мгновение закрыв свет луны в небе мелькнули тени каких-то быстрокрылых созданий.

Собболи опустил голову и в этот момент ветка хрустнула вновь. Уже дальше. В этот раз Джонрако глядел в направлении тихого звука, поэтому успел заметить серый силуэт медленно скользящий между деревьев. Человек, если это был человек, двигался крайне неторопливо, видимо пытаясь шагать беззвучно. В сердце Собболи тотчас зародилось подозрение. Зачем неизвестный бродит около дома, где они нашли свой приют, да ещё и старается это делать неслышно? Несомненно, во всём этом кроется некий умысел, скорее всего - недобрый.

Быть может, это - тот старик о котором рассказывал Ива? Джае по рассказам пса следовало, что неизвестный вполне мог быть шпионом Магистра. Кроме того, фигура в тёмном плаще очень напоминала капитану персонажа из его повторяющегося сновидения про Зал Ожидания.

ПоэтомуДонрако вновь достал пистолет и как можно осторожнее двинулся следом за незнакомцем, стараясь, чтобы его тяжёлый шаг не очень нарушал ночную тишину. Ступив в густую тень лесных зарослей, мореход ощутил некий трепет и покрепче вцепился в рукоять оружия. При этом капитан вовсю вглядывался в переплетение серебристых веток, пытаясь не утратить из виду смутный силуэт, едва различимый, среди ползущего мрака.

Кроме того, мореход опасался, что собственная массивная фигура может быть замечена преследуемым, если тот вздумает обернуться. Всё это вынуждало нервничать и Джонрако ощутил, как струйки пота медленно скользят по его спине. Рукоять оружия стала липкой и влажной, а жгучие капли, падающие в глаза, мешали смотреть.

- Я же не какой-то там паршивый шпик! - прошипел Джонрако, скрываясь за изогнутой веткой корявого дерева, - И не привык играть в такую чертовню!

Однако же, первый раз в жизни, он ощутил нечто, подобное сочувствию, по отношению к лазутчикам и шпионам, из-под опеки которых ему частенько приходилось выскальзывать на тёмных переулках запутанных улиц. Только теперь моряк понял, как это сложно, преследовать кого-то, пытаясь не упустить из виду и одновременно не попасться на глаза. Пытаясь не спускать взгляда с преследуемого, капитан несколько раз цеплялся ногами за торчащие из земли корни деревьев, а однажды-таки впечатался головой в незамеченную ветвь.

Пошатываясь, от мощного удара, Джонрако обронил пистолет и некоторое время разглядывал ослепительные искры, порхающие вокруг головы. Потом глухо выругался и принялся шарить руками по влажным листьям. К счастью оружие нашлось сразу же и нащупав ребристую рукоять, Собболи вознёс хвалу всем покровителям несчастных идиотов, которым не спится по ночам.

Схватив пистолет, Джонрако устремился вперёд. Опьянение давным давно покинуло его голову, оставив лишь тяжесть и боль в висках. Хорошо хоть свежий ветерок дул в лицо, принося заметное облегчение.

Перебегая к очередному дереву, капитан нос к носу столкнулся с оскалившейся крылатой тварью, которая подняла над уродливой головой кривой меч. Моряк отпрыгнул назад и едва не выпалил по жуткому призраку. Лишь в последний момент Джонрако сообразил, что перед ним - одна из множества древних статуй и пробормотал скороговорку из самых изощрённых морских ругателств.

Однако же теперь капитану стало понятно, где он находится и возникло понимание, куда может идти неизвестный. Очень скоро его подозрения подтвердились: Собболи вышел на дорогу, ведущую прямиком к бывшему пристанищу Магистра - Магистразе. Жуткое место, хранящее множество тёмных секретов, способных заинтересовать любопытного кладоискателя и убить того, при попытке раскрыть эти тайны.

Осознав это. Собболи остановился и почесал в затылке, глядя вслед незнакомцу. Теперь капитан уже не сомневался, что преследует загадочного Цафеша, о котором рассказывал Иварод. Видимо проклятый старикашка действительно следил за ними и теперь возвращался в своё логово. Джонрако не думал, что у него получится проследовать за стариком по пристанищу колдуна и остаться живым. Стоило ли, в таком случае, продолжать слежку? Не лучше ли вернуться обратно и сообщить остальным, что они заинтересовали этого мутного типа?

Джонрако почти склонился к этому решению, но тут произошло нечто, изменившее его намерения. Человек впереди остановился и принялся осматриваться, точно искал некие ориентиры. Его голова повернулась, позволив Джонрако разглядеть лицо.

- Чёрт меня дери! -выдохнул капитан, изумлённо вытаращив глаза, - Он-то тут какого дьявола?

Хастол Черстоли поправил складку плаща и шагнул вперёд, выйдя из полосы лунного сияния, делавшей его похожим на серебристый призрак. Джонрако почесал в затылке и тяжело вздохнув, затопал следом Зачем ему это нужно, капитан и сам бы не смог объяснить. Смысл преследования полностью потерялся: загадочный наблюдатель оказался всего-навсего его же пассажиром, который зачем-то отправился гулять по ночному лесу. Непонятно, зачем его занесло в это зловещее место, но возможно парень просто заблудился? Хотя, нет. Слишком уж целеустремлённо шагал юноша, точно следовал выверенному маршруту.

Призрак, мелькающий в серебристом сиянии, замер и Джонрако внезапно осознал, что находится на открытом пространстве. Капитан присел, недоумевая: зачем он прячется от собственного пассажира?

Перед Хастолом возвышалась черепахоподобная постройка, поросшая растениями, из тех, которые произрастают на заброшенных кладбищах. Колышащиеся отростки слабо светились, источая омерзительное зеленоватое сияние, при взгляде на которое становилось так неуютно, словно заглянул в глаза мертвеца. Отвратительное сияние распространялось на некоторое расстояние, окружая Магистразу своеобразным ореолом, куда не проникал лунный свет.

Именно на этом рубеже Хастол остановился и принялся внимательно изучать что-то, под ногами. Потом вспышка синего огня озарила ночь и Джонрако увидел, как у ног парня появилась тёмная дорожка, упирающаяся в стену постройки. Помедлив несколько мгновений, Черстоли шагнул вперёд, обернвшись плащом, точно ему стало зябко.

Капитан неотрывно следил за пассажиром и то, что произошло дальше, поразило его: достигнув стены Магистразы парень исчез. Всё остальное оставалось на местах; постройка, окружённая гнилостным мерцанием; тёмная тропка, ведущая к ней и лес, посеребрёный лунным сиянием. Пропала только человеческая фигура. Встревоженный мореход, слышавший так много историй о зловещей постройке, отбросил всякую осторожность и держа пистолет наготове, бросился вперёд. Но Джонрако не стал действовать абсолютно безрассудно, а направился именно к той тропке, по которой ступал Хапстол, рассудив, что у предшественника имелись основания идти именно по ней.

Ступив на чёрные вытертые плиты тайного пути, Собболи на несколько мгновений застыл в недоумении, разглядывая дверь в стене купола Магистразы. Потом мореход сделал шаг назад и светящийся голубым проём исчез. Шаг вперёд - появился.

- Как же я ненавижу все эти магические хреновины! - проворчал моряк и решительно двинулся к двери, продолжая бурчать, - Всё это путешествие - одна сплошная неприятность, хоть я и пытаюсь убедить своих олухов в обратном. Чёртовы волшебники, колдовство и прочая срань - кому это нужно? Пусть меня разорвут на части, если жизнь без волшебников не была бы проще! Чем всё это может закончиться? Ох, чует моя задница - ничем хорошим.

Продолжая рассуждать, Джонрако подошёл к двери и острожно заглянул в щель, сочащуюся голубым сиянием. Поначалу яркий свет ослепил, привыкшие к темноте глаза, но потом Собболи начал различать сводчатый коридор, резко устремляющийся вверх. Чтобы убедиться в своих подозрениях, капитан отсупил на пару шагов и ещё раз уставился на купол. Всё верно: снаружи постройка была много меньше, чем изнутри.

- Чтоб я сдох, - вздохнул капитан, - Впрочем, эти колдуны неплохо устроились. Хотел бы я, чтобы Чертяка вмещал груза в десятки раз больше, чем способен.

Сделав это заключение, Джонрако проскользнул внутрь, не рискнув отворить дверь шире. Тотчас же его сапоги провалились в мягкий ворс ковра, а нос ощутил странную смесь необычных запахов, от которой каждый волосок на теле моряка поднялся дыбом, хоть ничего неприятного в ароматах не чувствовалось.

Внезапно мягкое покрытие под ногами начало неприятно похрустывать. Предчувствуя недоброе, Собболи опустил взгляд и обнаружил, что шагает по шевелящейся массе, состоящей из тысяч крошечных тварей, одна отвратительнее другой. Клешни, жвалы и щупальца, сочащиеся ядом, поднимались вверх, угрожая человеку неминуемой гибелью. Стоило бежать, спасаться, но посмотрев назад, Джонрако увидел, что путь к оступлению отрезан. Ядовитые твари заполонили весь коридор, карабкалимсь по стенам, а некоторые успели подняться к потолку и теперь готовились прыгнуть на голову капитана.

"Чем пятиться, подобно трусу, - Джонрако сжал зубы, - Лучше подохнуть, шагая к цели!" Он сделал шаг вперёд и ощутил, как мягкий ковёр прогибается под подошвами сапог. Вокруг - ни единой омерзительной гадости. Тяжело вздохнув, моряк сплюнул и покачал головой, в очередной раз помянув недобрым словом всех чародеев мира.

Теперь можно было спокойно рассмотреть картины, висящие на стенах коридора. Яркие цветные полотна изображали фантастических существ со множеством щупалец, рогов и каких-то невообразимых перепончатых гребней. Твари пучили жёлтые глаза с такой неистовой яростью, что Джонрако стало не по себе. Он даже поёжился, представив себе, как встретится с кем-то, подобным.

Не успела эта мысль полностью созреть в его голове, как одно изображение начало двигаться. Выпуклые глаза налились кровью, клыки глухо щёлкнули, сомкнувшись, а когтистые лапы сошлись на груди, демонстрируя мощные мускулы под чешуйчатой кожей. Собболи тотчас отступил к противоположной стене и направил оружие на жуткую тварь.

- Это бессмысленно! - утробно захохотала та, - Кого ты хочешь поразить своим жалким оружием, человечишко? Ты хоть знаешь, кто перед тобой?

- Да распроклятый урод, мать бы твою так! - проворчал Джонрако, не опуская пистолет, - Впрочем, сомневаюсь, что она у тебя имелась. Да, такой дряни я не видел даже с самого сильного перепоя!

- Я - Враз! - гордо произнесло существо, выпячивая мощную грудь, - Я - первое создание самого Молитара и я сумел выжить в Первой, Второй и Третьей Демонических войнах! Я стоял над поверженным Тёмным, когда мы победили его! Я - Враз Величайший и не тебе угрожать мне.

- Это легко проверить, - заметил капитан и криво ухмыльнулся, - К тому же, на всякий хитрый кнехт всегда найдётся конец с секретом.

- Ерунда, - отмахнулся Враз, - Лучше послушай моё предложение. Сейчас я оказался в неприятной, но временной, зависимости от...Впрочем, тебе совсем необязательно знать всякие мелочи, слушай дальше. Если сумеешь освободить меня, то я достойно вознагражу тебя за старания. Чтобы ты смог представить размер возможной награды, скажу одно: у меня хранится один из пяти перстней Бессмертия, которые мы отобрали у Молитара.

- Ну и чего же ты хочешь, дьявольское отродье? - Джонрако слегка опутисл ствол оружия, словно предложение демона заинтересовало его.

- Всё очень просто, - Враз явно обрадовался благодарному слушателю, - Просто сними мою картину со стены и убери эту мерзкую раму.

Не успел он окончить фразу, как ожили остальные картины и коридор наполнился просьбами освободить и их. Кто предлагал мешки с золотом и драгоценностями, кто - множество молодых красивых женщин, кто - здоровье.

- А если ты не пожелаешь помочь мне, - рявкнул Враз, стараясь перекричать хор собратьев, - Я сумею добраться до тебя и заставлю пожалеть, что ты вообще появился на свет, человечек! Хочешь, я расскажу о всех пытках, которые мне известны?

- Кажется я знаю большую часть, - хмыкнул Джонрако и нажал на спуск.

Ослепителтьная вспышка заставила морехода прикрыть глаза, а когда он вновь обрёл возможность смотреть, стены коридора оказались пусты и лишь выжженое пятно указывало место, куда угодил заряд пистолета.

- Чёртово наваждение! - Джонрако покачал головой, - Так я и до утра не доберусь до места...Кстати, а куда я, собственно иду?

Ответа на этот вопрос у него не было. Коридор всё время поворачивал, неизменно поднимаясь вверх и по расчётам Джонрако, он уже должен был оказаться высоко в небе, над крышей Магистразы. В тот момент, когда мореход решил, будто чёртов подъём не кончится никогда, впереди показались двустворчатые металлические давери. Их поверхность покрывала искуская резьба, изображающая птиц и зверей.

Подходы к дверям охранял высокий страж, закованный в тяжёлые доспехи, полностью скрывающие тело. В одной руке охранник сжимал длинное копьё, а в другой - болшой квадратный щит, опирающийся о пол. На щите сверкала, стилизованная под луч солнца, буква "М". Даже на значительном расстоянии, разделяющем их, Собболи сумел оценить исполинский рост стража и его богатырское сложение. Едва ли капитан выиграл бы поединок, сойдись они в рукопашную.

Глухое забрало конусного шлема полностью скрывало лицо неизвестногго, но Джонрако, казалось, ощущал на себе тяжёлый взор охранника. Поэтому капитан держал оружие наготове, чтобы предупредить возможную атаку. Медленно приближаясь к двери, мореход поднял вверх свободную руку и как можно дружелюбнее, произнёс:

- Привет, приятель. Ты ничего не подумай; я просто ищу кое-кого, - моряк сделал ещё пару шагов и остановился, - Здесь должен был проходить парень. На вид ему - лет двадцать, не больше.

Стражник ничего не ответил и даже не пошевелился, однако давление недружелюбного взора усилилось. Тогда Собболи сделал ещё пару-тройку шагов вперёд.

- Если посторонним здесь нельзя находиться, ты только скажи - я сразу уйду, - недвижный страж уже совсем близко, - А вообще, я просто загляну за дверь, проверю; здесь ли он, лады?

Приблизившись к гиганту в пплотную, Джонрако наконец увидел его неподвижные глаза, уставившиеся в одну точку. Глаза мертвеца. Дрожащей рукой капитан откинул забрало шлема и его взору открылась высохшая пергаментная кожа, ввалившиеся глаза и остатки сухих волос. Страж умер и умер уже давным-давно. Рот его оказался приоткрыт в гримасе дикого ужаса, точно перед смертью охраннику явилось нечто, воистину кошмарное.

Джонрако опустил забрало и облегчённо вздохнул. Потом осторожно прикоснулся к дверной ручке, изготовленной в форме крылатого змея, распахнувшего пасть, полную клыков. Потянув дверь на себя, Джонрако не получил никакого результата, точно перед ним оказалась глухая стена. Пожав плечами, капитан толкнул ручку, что привело к неожиданному достижению: огромная двустворчатая дверь растворилась в воздухе и мореход провалился внутрь, растянувшись на гладком полу.

- Похоже, ты всё-таки решил заглянуть на огонёк, - донёсся шелестящий старческий голос, - Весьма опрометчиво с твоей стороны.

- Ну, это мы ещё посмотрим! - проворчал Джонрако, поднимаясь на ноги и направляя оружие на говорящего.

- Думаю, могу поздравить тебя с окончанием путешествия, - теперь надменный смешок.

В этот раз капитан ничего не успел ответить, потому как его опередили.

- Меня привело сюда любопытство, - говорил Хастол, - Хотелось узнать, как сильно ты изменился за прошедшие годы.

Джонрако ничего не понимал: он стоял посреди огромного зала, все стены которого заменяло небо. Причём, судя по всему, помещение находилось на огромной высоте, потому как серые подушки облаков скользили где-то далеко внизу. Огромный шар луны висел почти вровень с зеркальным полом, отражаясь в нём золотой дорожкой. Кроме того, полированное зеркало под ногами оказалось истыкано яркими точками звёзд.

Но не это привлекло внимание гостя в первую очередь. Кроме него здесь находились ещё несколько существ и не все из них были людьми. Посреди площадки высилось массивное кресло, напоминающее престол, где сидел старик в зелёном плаще, скрывающем его тело. Седые волосы перехватывал серебристый обруч, слабо светящийся в полутьме. Глаза на лице, изброждённом морщинами, глядели жёстко, а тонкие губы кривила холодная усмешка.

Кресло окружали странные существа, очень напомниающие каменные изваяния, которые Джонрако часто видел на острове Колонны. Сплющенные головы не имели ни единого признака волосяного покорова, а выпуклые глаза напоминали птичьи. Тонкие мускулистые руки покоились на широкой груди, а на необычайноь узкой талии каждого висел изогнутый меч. За спинами тварей виднелись большие сложенные крылья и теперь Собболи понял, что видит бывших хозяев здешних мест - птицекрылов.

- Ну и как, сильно я изменился? - поинтересовался старик, продолжая ухмыляться, - Интересно узнать непредвзятое мнение; зеркала ведь могут лгать.

- Не обманщику жаловаться на ложь зеркал, - прежде, чем Джонрако успел понять, откуда доносится голос Хастола, тот внезапно прошёл сквозь капитана, - Или ты пытаешься отыскать кого-то, лживее себя?

- Если ты явился сюда исключительно для оскорблений, то наш разговор не продлится слишком долго, - сухо отрезал сидящий в кресле, - Поэтому очень рекомендую переходить к сути визита.

В это время капитан никак не мог сообразить, что за чертовщина происходит. Почему на него никто не обращает внимание? Как Хастол сумел пройти сквозь тело Джонрако, точно тот был проклятым призраком? Воздев руки над головой, мореход громогласно воскликнул:

- Что за дурацкие игры, разрази меня гром?!

Ничего не произошло, а присуствующие продолжали вести себя так, стовно Собболи тут и близко не было. Старик в кресле барабанил пальцами по подлокотнику и поджав губы следил за приближающимся Хастолом.

- Суть визита? - Черстоли приостановился и на мгновение задумался, - Скажем, прекращение жизни одного зажившегося предателя.

Старик запрокинл голову, разметав седые волосы и принялся хохотать. Внезапно его смех превратился в настоящие громовые раскаты, которые вырвались в ночное небо и начали метаться между звёзд, подобно грозе. Оглушённый Джонрако даже присел, прикрыв уши ладонями. Хастол же почесал затылок и задумчиво сказал, глядя кудато в сторону:

- Неужели, чтобы посмеяться, обязательно прибегать к таким дешёвым фокусам? - странным образом тихий голос парня перекрыл громыхание хохота, - Как по мне, так это недостойно мага твоего уровня. Или великий Цафеш Сомонелли опустился до такой степени?

- Я никогда не изменял своим старым привычкам, - старик прекратил смеяться и подался вперёд, уставившись на собеседника, - Ты забыл? Или...не знал? Магистра до сих пор терзают сомнения, того ли он преследует. Моё личное мнение: ты - ловкий нахальный пройдоха, в чьи руки угодили магические приспособления великих мастеров.

- Поначалу ты обращался ко мне так, словно думал иначе, - заметил Хастол, - Почему же сейчас изменил своё мнение?

В руках у Цафеша появился прозрачный шар, переливающийся всеми цветами радуги. Больше всего он напоминал те эфемерные творения, которые так любят делать дети, опуская соломину в мыльную воду. Довершая сходство, сфера временами изменяла форму, то сплющиваясь в блин, то вытягиваясь, подобно палке.

- Ты сумел преодолеть несколько ловушек, установленных лично мной, а на это способен лишь сильный маг, - пояснил Сомонелли, поглаживая шар, - Но теперь...Я же ещё помню Его, Его облик, повадки, жесты, любимы выражения. Нет и близко ничего нет, напомниающего о Нём. Думаю, ты - всего лишь умелый воришка, укравший древние артефакты. Нет ничего удивительного в том, что магические предметы такой мощи наложили свой отпечаток на похитителя, но сущность изменить так и не смогли. Ты был, есть и останешься мелким человечишкой, как и все остальные смертные.

- Можно подумать, ты - не такой, - усмехнулся Хастол и опустился на пол, скрестив ноги под собой.

- Нам ещё предстоит допросить тебя, - продолжил Цафеш, словно не заметив последней шпильки, - И узнать, как тебе удалось проникнуть в библиотеку Магистра, чтобы выкрасть книги и инструменты. Лично я думаю, что тут дело не обошлось без этих ублюдков с Карта. Они всегда готовы помочь любому мерзавцу, который собирается плюнуть в сторону повелителя. Кроме того, хотелось бы знать, кто ещё практикует Сантри. Нам, с огромным трудом, удалось прекратить распространение дьявольского искусства Выжженого острова и я не допущу, чтобы демоны вновь подняли свои бритые головы. Помимо этого...

- Видимо, моей жизни не достанет, чтобы ответить на все вопосы, которые тебя интересуют, - Хастол демонстративно зевнул, - А время-то уже позднее.

- Думаешь, что продолжишь шутить, когда мои друзья, - Сомонелли повёл рукой, указывая на неподвижных птицекрылов, - займутся подробным исследовнием твоего тела? Они просто обожают разделывать на части людей, угодивших к ним в лапы.

- Это очень страшно, - согласился Хастол и ещё раз зевнул, - Мне, очевидно станет так больно, что я потороплюсь выложить все свои тайны и мало того, буду сам предлагать помощь, только бы прекратилась боль? Но перед тем, как пытка начнётся и мой язык полностью развяжется, разреши, я задам пару никчемных вопросов. Всё равно, мой путь окончен и я уже ничем не смогу навредить твоему повелителю.

Пока продолжалась эта странная беседа, Джонрако попытался подойти ближе к центру зала и обнаружил, что упирается в некую прозрачную и упругую преграду. Решив найти в ней прореху, капитан начал ощупывать невидимую ограду, одновременно прислушиваясь к разговору. Мореход не мог понять, о чём толкуют старик с парнем. Кого преследует Магистр? За кого он принимает Хастола?

- Задавай свои вопросы, - великодушно разрешил Цафеш, откидываясь на спинку кресла. Странный пузырь в его руках хлопнул и исчез, - А я уж решу; отвечать на них или нет.

- За кого меня принимает Магистр? - поинтересовался Хастол, словно прислушавшись к недоумевающему Джонрако, - Почему преследует? Кого ты имел в виду, так ни разу и не назвав по имени? Допускаю, что в мои руки попали некоторые магические артефакты, но разве это стоит того, чтобы устраивать такую масштабную облаву? Вам наплевать, что каждая ваша попытка остановить меня приводит к смертям невинных людей?

- Всего-навсего неизбежные издержки столкновения с врагом, - высокомерно отмахнулся чародей, разглядывая шар Луны, - Любой, овладевший Искусством, отлично понимает, что чувства ему придётся оставить за пределами мастерства, дабы они не препятствовали делу. А касательно остальных вопросов...Не криви душой, ты и сам занешь ответы.

- С чего ты это взял? - удивился Хастол, - Зачем тогда об этом спрашиваю?

На тонких губах чародея появилась язвительная усмешка.

- Ты - хитёр, как самая древняя из змей лжи, - заметил маг, посмеиваясь, - У тебя хватает наглости прикрываться Его образом в одних ситуациях и изображать полное незнание - в других. Поначалу ты попытался запугать меня, демонстрируя кое-какие знания и угрожая смертью. А теперь, когда твой первоначальный план пошёл прахом, пошёл на попятный. Как я и говорил: ты - мелкий жулик, сумевший завладеть некоторыми артефактами.

- Пусть так, - Хастол почесал кончик носа и потупил глаза, точно слова собеседника угодили прямиком в цель, - Но должен сказать, что ты - заблуждаешься. Нет, определённая правда тут есть, но ты и сам не понимаешь, в чём прав.

- В чём? - Сомонелли хохотнул и одёрнул зелёный плащ, отчего на свет появилась массивная золотая цепь, с огромным камнем пурпурного цвета, пульсирующим, как обнажённое сердце, - Я прав во всём! Сегодня я допрошу тебя и получу недостающие ответы. Потом ты укажешь, где хранишь Зеркало Вероятности, Шар Грома и Туманный кубок. Остальные мелочи меня не интересуют.

- Мелочи? - в голосе Хастола слышалось искреннее изумление, - Кажется, твой хозяин не слишком внимательно изучал список похищенного.

- Если Магистр и упустил что-то, - хихикнул Цафеш и провёл по волосам сухой ладошкой с большим перстнем на пальце, - ты мне сам расскажешь. А после того, как допрос окончится и птицекрылы удовлетворят личный интерес, из твоего черепа изготовят шикарный кубок, предназначенный для изысканного вина.

- Ты сам будешь пить из моей головы? - поинтересовался Хастол и его зевок в этот раз оказался гораздо продолжительнее предыдущего, - Или отошлёшь хозяину?

- Магистр порадуется моему дару. Этому дару, - Цафеш повертел пальцами, точно пытался представить тяжесть кубка, - Думаю, он неплохо впишется в его коллекцию вражеских черепов. Самое почётное место, понятное дело, не обещаю. Сам понимаешь, враг ты был - так себе.

- Зачем тогда было выволакивать на белый свет Тварь? - Хастол, казалось просто бормочет под нос, расматривая ногти.

Однако это тихое замечание вынудило чародея вылететь из кресла, подлобно заряду из пращи. Сухопарая фигура, чем-то похожая на огродного нетопыря, сделала несколько шагов вперёд и ветер, ворвавшийся под своды зала, поднял полы одеяния волшебника, превратив их в подобие крыльев.Глаза Цафеша сверкали, а губы раздвинулись выпустив наружу мелкие острые зубы.

- Что?! - прошипел он, нависая над парнем, - Что ты сказал?!

- Думаю, ты и сам отлично всё слышал, - тот пожал плечами, не обращая внимание на руки чародея, угрожающе протянутые в его сторону.

Джонрако временно пркратил поиски выхода и уставился на парочку собеседников. Пистолет в руке капитана оказался направлен на Цафеша, хоть мореход и сомневался, что его оружие способно поразить волшебника. В то же время некая вещь всё время смущала Собболи, сбивая с толку неуловимым сходством с...Чем? Да вот же, чёрт побери! Перстень на руке Цафеша один в один походил на такой же, какой ему предлагали в дар, во время последнего сновидения. Стало быть, именно Соммонелли всё это время являлся мореходу в кошмарах!

- Так ты знаешь о Твари! - просипел Цафеш, темнея лицом, - Отвечай, что тебе известно! Картские ублюдки давно охотятся за любой информацией о ней и не один лесной брат сложил голову, пытаясь докопаться до правды.

- Само существование этой...штуки возмущает мироздание, - совсем тихо сказал Хастол, - И все, впустившие её, когда-нибуь ответят за своё безрассудство.

- Чепуха! - отмахнулся Сомонелли с презрительным выражением лица, - И не тебе, жалкому мошеннику, попрекать нас этим. Понимаешь ли ты, тупой недоумок, что в этом акте мы уподобились самому Создателю и даже превзошли его!

- Вы стремились подражать тому, кого так ненавидели? - в голосе Хастола скользнула нотка удивления, - Но даже в этом потерпели неудачу. Целью Творца было созидание всего сущего и живого, а единственное, сотворённое, как вы утверждаете, существо, предназначалось для разрушения и смерти.

- Разрушение, - Цафеш покатал слово во рту, - Оборотная сторона созидания. Наша Тварь оказалась силой, которой не смог противостоять сам Создатель. Даже ткань мира не выдерживает её тяжкой поступи, превращаясь в ничто!

- Когда люди расступаются, пропуская повозку дерьмовоза, это вовсе не означает, что они признают за ней сверхъестественную силу, - вздохнул Черстоли, - А ведь такой воз вполне способен насмерть раздавить человека. Особенно, если он стоит спиной, не замечая опасности.

- Схватка присходила на равных! - повысил голос чародей и эхо подхватило его голос, превратив в гром, - Сила, против силы; хитрость, против хитрости.

- Ну да, такая же правда, как и то, что честнее лжеца нет никого на свете, - покивал головой Хастол, внимательно всматриваясь в бледное, от гнева, лицо волшебника, - Или ты уже успел сам себе внушить, что так и было? Это вполне возможно.Обмануть всех и себя, в том числе. А вот любопытно, лжёшь ли ты своему хозяину, или твой язык слишком занят вылизыванием его...обуви?

Не было никакого сомнения в том, что Цафеш достиг крайней степени бешенства: тощее лицо стало белее мела, а горящие глаза налились тёмной кровью. Камень на золотой цепи пульсировал так быстро, что болели глаза. Джонрако не мог понять, зачем его пассажир провоцирует врага, находясь в явно проигрышном положении. Птицекрылы выглядели достаточно грозными противниками и всё мастерство Хастола не помогло бы ему в сражении с таким количеством сильных воинов, да ещё и противоборствуя могучему чародею.

Сомонелли взялся ркуой за пульсирующий камень и сквозь бледную кожу проступило розовое сияние. Веки волшебника опустились и костлявая физиономия приняла умиротворённое выражение. Успокоившись, маг повернулся и неспешным шагом вернулся в своё кресло. Откинувшись на спинку, старик тихо прошелестел:

- Начинайте пытку. Я желаю видеть весь процесс, до самого последнего мгновения и если эта тварь сдохнет чересчур быстро - расторгну наше соглашение. В ваших интересах продлить удовольствие.

Только после этого на восковой коже лица проступил слабый румянец, а глаза приоткрылись, в ожиданиии сладостного зрелища.

Ничего не происходило. Птицекрылы, стоявшие вокруг кресла, продолжали хранить неподвижность, а Хастол так же спокойно сидел на полу, рассматривая отражения звёзд в зеркальной поверхности. Джонрако маялся от непонимания: начать ему уже палить из пистолета или всё же обождать.

Чародей вздёрнул косматые брови и его лицо отразило царственное недоумение. Мгновения следовали за мгновениями, время уходило, а расположение фигур на доске неведомой игры и не думало меняться. Налившись багровым цветом, волшебник вскочил и сжав кулаки, завопил, что есть мочи:

- Почему вы не выполняете своего обещания?! Я прикажу выпороть всех, на глазах у Гнезда! Я обещаю подрезать и обжечь крылья каждого ослушника, так чтобы он уже никогда не смог полететь!

- Замолчи! - повелительно свистнул самый рослый, из птицекрылов и поднял руку с алыми перепонками между пальцев, - Голова пухнет от твоих непрерывных воплей и дурацких угроз. Никогда не любил людей, в особенности таких, как ты.

Пока онемевший, от неожиданноси, маг безмолвно открывал и закрывал рот, птицекрыл подошёл к Хастолу и остановился. Парень встал и протянул клочок древней материи, на которой давным-давно вышили некий замысловтый знак. Крылатое существо осторожно приняло лоскут и внимательно изучило рисунок на ткани.

- Нас предупредили, что эмиссар может проследовать через наш остров, - свистнул птицекрыл, возвращая кусок материи владельцу, - И мы готовились к встрече. Однажды мы допустили грандиозную трагическую ошибку, когда доверились Магистру. Больше этого не повторится.

Другие птицекрылы точно дожидались именно этой фразы. Не успел их предводитель закончить, а крылатые фигуры пришли в движение, разом окружив кресло, куда опустился обескураженный Цафеш. В когтистых пальцах во мгновение ока появились клинки, направленные в горло волшебника. И лишь когда оружие коснулось пергаментной кожи, чародей нашёл в себе силы прохрипеть:

- Что вы творите, мерзавцы?! - это походило на карканье старого больного ворона, - вы хоть понимаете, с кем имеете дело? Да хозяин обратит остатки ваших Гнездовий в пыль! От вас и следа...

- Заткнись, - оборвал его предводитель крылатых воинов, - Иначе я отдам приказ убить тебя до наступления срока.

- Магистр, - не унимался Цафеш, но его голос больше напоминал писк испуганной мыши.

- Твой повелитель много обещает, но быстро забывает обещанное, - птицекрыл оскалил острые зубы в недоброй ухмылке, - Думаешь, наш народ забыл, что он обещал, когда подкговаривал атаковать летающий замок? Власть над миром - вот так. И как вышло? Мы держались до конца и в момент опасности оказались один на один с превосходящим противником. В тот чёрный день нас практически стёрли с лика мира, уничтожили цвет народа! Когда Магистр пришёл к власти, мы надеялись, что он вспомнит про своих былых союзников и вознаградит за верность и стойкость. И что? Насмешки и издевательства - вот, что мы получили, когда попытались напомнить о тех событиях. А потом твой хозяин испепелил наших посланцев, обвинив их в неподобающем почтении, но этого ему оказалось мало и он позволил вонючим блохастым ворам устроить колонию на нашем, Нашем, острове! Этого унижения мы не простим ему никогда. Так что ты там говорил о наших обещаниях, человек?

Цафеш лишь молча пожирал птицекрыла глазами, да пытался дотянуться до камня, висящего на груди. Однако клинки крылатых воинов опустились на предплечья мага, обездвижив конечности. Лишённый возможности колдовать, чародей оказался бессилен.

- Цафеш. - проникновенно сказал Хастол и притворно вздохнул, - Будь на твоём месте кто-то другой, я бы ему от души посочувствовал. Уж мне то хорошо известно, какие формы может принимать ярость птицекрылов. Причём не та мгновенная злоба, когда они рвут врага на части, а именно многолетняя выдержанная холодная ненависть.

- Не радуйся, - прошипел чародей, внешне смирившийся с поражением, - Всё равно тебе не удастся осуществить задуманное.

- Но ты об этом уже не узнаешь, - парировал Черстоли, - Поэтому, отправляйся в ад с неспокойной душой.

- Хорошо же! Но я дождусь тебя, - хмыкнул маг, - И мне кажется, ждать осталось недолго.

- Какой же ты глупец, - тихо сказал парень и в его голосе мелькнуло нечто такое, отчего Джонрако стало не по себе, - Я и так всё время нахожусь в преисподней, на которую меня обрёк твой хозяин.

- Мы можем приступать? - деловито осведомился предводитель птицекрылов и достал длинный кинжал с клинком замысловатой формы, - Все мы с нетерпением ожидаем момента, когда можно будет содрать шкуру с этого двуного пса и сделать парадный пузырь.

- Ещё, кое что, - едва слышно пробормотал Хастол и подошёл вплотную к чародею, яростно скрипящему зубами, - необходимо забрать у моего старого приятеля кое что, ему не принадлежащее.

С этими словами парень сорвал пульсирующий камень, полыхнувший жёлтым и спрятал его под плащ. После этого Хастол снял с пальца чародея перстень и отправил следом за камнем. Цафеш попытался что-то сказать, но предводитель крылатых существ сунул в приоткрытый рот свой странный кинжал и ухватил волшебника за язык.

- Давно я мечтал об этом, - провозгласил птицекрыл и повернув клинок, отсёк блестящую, от слюны, плоть, - И больше - ни слова!

Цафеш громко замычал и потоки крови хлынули на его подбородок.

- Немедленно прижгите рану, - скомандовал птицекрыл, - Иначе старикашка истечёт кровью, до того, как мы начнём получать удовольствие.

Хастол последний раз посмотрел в глаза, выпученные от боли и завернулся в плащ. Потом надвинул на лицо капюшон и направился прямиком к тому месту, где стоял Джонрако. Капитан посторонился: всё-таки неприятно, когда кто-то проходит сквозь тебя; пусть ты этого и не ощущаешь. Однако Черстоли остановился перед моряком и очень тихо сказал:

- Много непонятного, уважаемый капитан? - парень пожал плечами, - Таков удел тех, кто проникает тайно, никем не приглашённый. Со временем туман рассеется. Как этот сон.

Рука парня поднялась и толкнула Собболи в грудь. Получив совершенно материальный тычок, Джонрако утратил равновесие и попытался ухватиться рукой за ближайшую стену. Однако его пальцы не ощутили твёрдой поверхности, словно сам мореход превратился в призрака. Впрочем, падение происходило так медленно, как это может быть лишь во сне.

Что-то коснулось лица Джонрако и в следующий миг его руки зарылись в кучу сухих опавших листьев. Голова казалась такой тяжёлой, словно в неё налили свинца и тянула к земле, точно якорь. С огромным трудом приняв подобающее человеку положение, мореход обнаружил в бороде огромное количество колючех и тихо шипя, принялся их выбирать. Одновременно моряк пытался сообразить, какого дьяволя происходит. Ко всему прочему, было совершенно непонятно, как пистолет, который он всё это время не выпускал из рук, оказался во внутреннем кармане куртки.

Покончив с колючками, Собболи поднялся на ноги и обнаружил перед собой тёмную черепаху Магистразы. Ни зловещего сияния, ни тайной тропинки - ничего.

- Что за ерунда? - пробормотал капитан, - Приснилось, или как?

За спиной послышался тихий шорох и моряк мгновенно обернулся. Кто-то, маленького роста, проворно удирал прочь, но густые заросли колючего кустарника препятствовали дальнейшему продвижению незнакомца. Джонрако прыгнул вперёд и схватив беглеца, потащил к себе. Неизвестный оказался человеком, да ещё и каким! Потрясённый Собболи рассматривал собственного кока. Толстяк перестал сопротивляться и обмяк, покорившись судьбе. Но капитана ожидала ещё одна неожиданность; в пальцах повара блеснул острый нож.

- А ну брось! - рявкнул мореход и хлопнул кока по ладони, вынудив взвизгнуть и обронить оружие, - Совсем спятил? Какого дьявола ты тут делаешь?

- За травкой, - проныл повар, поглаживая ушибленную конечность, - Мне рассказали, что тут растёт травка, которую хорошо добавлять в жаркое. От неё мясо становится нежным и приобретает привкус...

- Думаешь, сейчас самое время обсудить рецепты твоих блюд? - взревел Джонрако и отпустил кока, позволив тому расположиться на пятой точке, - Такое ощущение, что все решили свести меня с ума! Мой собственный кок шляется по ночному лесу с ножом в руке! За травкой! - передразнил он дребезжащий дискант Санорени, - Ты хоть понимаешь, толстая жопа, что тебе запросто засунут твой нож в...Горло, в конце концов, перережут. Причём сделают это, те же доброхоты, которые отправили сюда, за приправой. Тебя же направили сюда эти лохматые уроды?

- Один, - усердно закивал Санорени и громко всхлипнул, - Одноглазый. Я его покормил, а он пообещал открыть секрет, где растёт самая вкусная травка на острове.

- Около Магистразы! - Джонрако покачал головой, - Где же ещё! Хорошо же он отплатил, за твоё усердие и жалость. Так что, ноги в руки и - дуй на корабль! Нож не забудь, может ещё пригодится, обрежешь хвост одноглазому засранцу.

Санорени согласно кивнул и подобрав нож, со всех ног, бросился прочь. Когда в свете луны последний раз мелькнул необъятный зад повара, капитан тяжело вздохнул, покачал головой и пошёл в противоположную сторону, надеясь, что оставшийся путь не такит более никаких приключений.

Однако не успел моряк пройти и пары десятков шагов, как подошва его сапога скользнула по влажной почве. Не сумев удержать равновесия, Джонрако обрушился на спину, да так неудачно, что приложился затылком о какой-то корень, некстати оказавшийся на пути его головы. В глазах Собболи полыхнуло ослепительно пламя, тотчас сменившееся непроглядной тьмой беспамятства.

Продолжалось забвение недолго и мореход тотчас вскочил на ноги, обнаружив...

Что находится в той самой комнате, куда его уложил на ночлег гостеприимный Иварод. В окно уже проникли первые лучи утреннего солнца, золотящие кожу лица спящей Шании. Нога девушки совсем обнажилась, так что капитан имел возможность наблюдать соблазнительую конечность от пятки до бедра.

Но если прежде это зрелище надолго привлекло бы внимание морехода, то сейчас он лишь скользнул взглядом по своей пассажирке и вновь уставился в окно. Потом ощупал затылок, где должна была располагаться огромная шишка. Ничего, кроме спутанных волос, крайне нуждающихся в стрижке. Собболи хлопнул ладонью по груди и обнаружил пистолет на своём месте. На одежде - ни единого следа ночных похождений, а сапоги так и вовсе стояли около кровати, куда Джонрако бросил их, перед тем, как завалиться спать.

- Вот это сон! - проворчал капитан, покачав головой, - Готов отдать свою бороду, что дело тут нечисто.

Звук его голоса разбудил Шанию и девушка, позёвывая, привстала на кровати, уставившись на озадаченного Джонрако.

Продолжение следует...

Нравится роман? Помогите автору освободить время и создать условия для работы. Поддержите творчество Анатолия Махавкина денежным переводом с пометкой "Для Анатолия Махавкина".