Сегодня все было хорошо-2

Читайте Часть 1 рассказа "Сегодня все было хорошо" в нашем журнале.

Автор: Александр Устинов

Утро пятницы.

Я читал раз за разом эту ужасную строчку, но никак не мог осознать всё, что там было написано.

Как так? Почему? Сама эта надпись казалась нелепой, будто оставленная в насмешку.

До сих пор, я ко всему относился достаточно легкомысленно. Меня постоянно мучило любопытство, как это работает и что меня ждёт завтра, да и только. Такого ожидать я никак не мог...

По спине пробежали мурашки. Я почувствовал небольшую слабость в теле. В не себя от злости, закрыл файл и тут же удалил его, понимая что это не поможет. Очистил корзину. В течении десяти минут установил несколько антивирусников.

Ещё во вторник хотел сделать это, но всё никак не доходили руки. Включил проверку на всех. Ещё и свои программы запустил. Комп начал подвисать, не справляясь с таким объёмом работы.

А если я перепишу файл? Напечатаю, что всё обошлось?

Головой я понимал, что всё это чушь. Уже пройденный этап - файл "крепкий орешек" Такой фигнёй его не возьмёшь, но нужно было хоть что-то сделать для успокоения. Я не мог сидеть и, вскочив, зашагал по комнате туда-сюда. В голове кольнуло резкой болью.

Твою мать! Успокоился, блин. Надо позвонить Ире. Я схватил телефон и тут же задумался. А что я ей скажу? Я так и не рассказал про эту хрень, да и она не поверила бы. Сообщи мне кто-нибудь такую историю... Я засмеял бы этого человека. Это же дичка полная.

Всё-равно набрал. Услышать голос. Мучительно долго гудки действуют на нервы. Теперь я понимаю людей, которые не могут дозвониться до нужного им человека.

— Да? — весело отозвалась Ира.

— Ты где? — я расслабленно выдохнул. Живая! Пара антивирусников показывали, что ничего вредного в системе нет. Кто бы сомневался.

— Отдыхаю дома, — ответила она. На фоне играла музыка и еле слышные шуршания. — Ну как отдыхаю... Еду готовлю, салатик режу. Вспоминаю про тебя нецензурными словами. Даже говорить не хотела.

— Ага, ты молодец, что передумала, — я замялся, не зная, как продолжить разговор. — Хочешь заскочу к тебе?

— А ты не промах, — засмеялась девушка. — На халявную хавку рот разинул. Или снова извиняться?

— Я тебя увидеть хочу. Честно.

— Я шучу, дурачок. Салатом я поделюсь. Так уж и быть.

— Ты это... не выходи только никуда, пока я не приеду, — сказал я, ожидая вопросов.

Они не заставили себя ждать.

— А что такого? — Ира удивлённо задышала в трубку, прислонив телефон поближе. — Опять ты какой-то загадочный.

— Я такой, да. Но дождись меня, я быстро.

— А вы умеете убеждать молодой человек. Постараюсь. И не разочаруйте меня.

— Хорошо, я тоже постараюсь. Минут через сорок буду.

Я положил телефон на стол и стал собираться. Нужно успеть как можно быстрее. Уложиться в более короткие сроки.

Блин, как же это глупо выглядит со стороны. Несусь к девушке, из-за того, что мне написано в файле. Обычном, мать его, файле! Что я буду делать когда приеду? Останусь до завтра? Скорее всего - это лучший вариант.

Я вызвал такси, чтобы быстрее доехать. Непонятная тревога разливалась по всему организму. Так ли точна информация, появляющаяся в файле? До этого были достаточно мелкие события, связанные только лично со мной. Ну да, а Ира нихрена не значит типа для меня...

Расплатившись, я вышел у дома. Набрал номер квартиры по домофону. Никто не отвечал. Что за...?

Опять началось волнение. Мурашки ходили волнами от всего этого. Вытащив телефон, я только с третьего раза попал по номеру Иры.

— Я у дома, — как только девушка сняла трубку, я перебил её.

— Быстрый какой. Сейчас подойду.

— Какой подойду! Я же сказал быть дома - это так сложно?!

— Во-первых, не ори. А во-вторых, мне с работы подруга звонила - кое-что забрать у неё. Не буду же я говорить, что мне "запретили" выходить. Ещё вспомнила, что майонеза и хлеба нет. Я же не знала, что ты так резво приедешь.

— Ты скоро подойдёшь?

— Уже почти. Вижу твоё глупое лицо. Сделай его попроще и люди потянутся.

Я прищурился и увидел Иру, через пару домов. Она помахала мне рукой, всё ещё что-то говоря в трубку. Но я не слушал. Заметил тачку, резко вынырнувшую из-за поворота. Ира её не видела, продолжая щебетать.

Я громко закричал. Машина, не сбавляя ход, неслась прямо на неё...

В последнюю секунду вильнула и объехала девушку, часто сигналя. Ира что-то крикнула вслед безумному водителю. Я подбежал к ней. Её немного потрясывало.

— Всё нормально? — я крепко обнял девушку. Почувствовал колотящееся сердце.

— Идиот какой-то! — не смотря на состояние, злости её не было предела. — Понакупят прав, уроды!

— Главное, ты цела, — может всё и обойдётся? Какая-то ошибка в предсказанном сегодня.

— Не узнаю я тебя, — она заглянула мне в глаза. Было видно, как ей всё-таки страшно. — Я хочу тебе кое-что рассказать... Надо было раньше...Но...

— Давай зайдём домой сначала, — я, перебил её и повёл к дому, обняв за плечи. Другой рукой она цепко ухватилась за мою. Похрен, всё ей выложу, как есть! Как бы это глупо не звучало. Хватит секретов.

Мы дошли до подъезда. Ира повернулась ко мне, доставая ключи из сумочки. Спросила, но я не расслышал что.

Шум сбоку привлёк моё внимание. Я отвлёкся на секунду...

Раздался неприятный хруст. Так хрустят пальцы, только в несколько раз громче и неприятней. Мне на щёку брызнули капли. Я недоумённо повернулся и стёр их ладонью...

Уже сильно стемнело, а я никак не мог заставить себя зайти в дом. В свою квартиру. Сидел на лавке неподалеку и глушил виски с горла, хренов мажор.

Телефон одно время разрывался от звонков и я его тупо отключил. Ничего не хотелось. Только нажраться и забыться.

Перед глазами до сих пор маячила ужасная картина - кирпич пробивает Ире голову с тошнотворным звуком, забрызгав мне лицо кровью. Она падает на асфальт, тело изгибается под немыслимыми углами, чуть не сбивая меня с ног. Она пытается что-то сказать, но из горла у неё только мерзко булькает. Этот звук из памяти не выбьет никакой алкоголь...Я в это время просто стою и смотрю, охваченный ужасом.

Потом девушка замирает, только потихоньку расширяется лужа крови, вытекающая из головы. Точнее от грубого подобия головы. Остекленевшие красные глаза смотрят на меня. Рот, по-дурацкому, приоткрыт, будто смеясь надо мной. Остальное лицо всё в крови. И голова. Расколотая как орех.

Я истерически засмеялся, чуть не подавившись алкоголем. Вместо головы Ирки - орех. Или кокос. Вот умора-то. Ахаха. Может и вместо безобразной мешанины мозгов я видел какое-нибудь желе?

Я всё ещё чувствовал эти мерзкие капли у себя на лице, хотя давно их оттёр. Так и не решился наклониться к Ире поближе. Наоборот, отошёл подальше, ошарашенно сев, прямо на землю. Достал телефон и замер, не зная, что делать дальше.

Так бы наверное и сидел ещё неизвестно сколько времени, но проходящие мимо люди вызвали и скорую, и ментов...

Через полчаса, может меньше, менты проверили крышу. В месте, откуда выпал кирпич, действительно всё держалось на соплях. На честном слове. Вообще счастье, что не обвалилось больше. Вытащили самые неблагонадёжные, от греха подальше. Сказали, что не сегодня - завтра такое могло произойти с любым человеком. Но не повезло Ире...

Несчастный случай. Но я знал, что это не так.

Меня мурыжили ещё около часа, будто не видя моё состояние. Плюс звонки её родителей... Не помню, как я отвечал её матери, что случилось с их дочерью. Наконец меня отпустили, сочувственно похлопав по плечу. Типа, крепись, друг.

На меня, ещё в отделении, навалилась апатия и безразличие. Какие-то вопросы, подписи, звонки... Хотелось просто тупо напиться. Чем я сейчас и занимался, потихоньку глуша своё горе.

Я ведь только обрадовался этой непонятной штуковине, умеющей... А что этот файл может? Даже наоборот, что он НЕ может? Он предсказывает твои действия на сегодняшний день? Или сам меняет их? Этот кирпич предназначался только ей? Или её могла сбить и та машина? Или оборваться лифт?

Одни вопросы и нет ответов. И так каждый сраный день. Но сегодня мне они были нужны как никогда.

Я допил последний глоток и кинул бутылку в кусты. Открыл вторую.

Немного посидев, качаясь, всё же решился. Дошёл до подъезда, еле нашарив ключи в джинсах, всё ещё сохранивших несколько пятен крови. Да и рубашка наверное замызгана остатками. Её остатками...

У своей двери долго выбирал, каким ключом открывать. Завалился в коридор, кое-как закрыв за собой. Прошёл в комнату, натыкаясь на стены.

— Мразь! — непонятно кому, кое-как выговорил я и врезал ногой по системнику.

Затем не раздеваясь, свалился в беспамятстве на кровать.

* * *

Суббота

Разбудил меня звонок. Я что вчера включил телефон? Не помню такого. Я приподнялся и тут же застонал, рухнув назад. Телефон продолжал надрываться, заставляя меня всё больше мучаться.

Я поднял его с пола. Уставился на экран. Музыка прекратилась. Пропущенный от матери. Я решил пока не перезванивать. Быстро написал ей смс, что всё в порядке, хотя кого я обманываю, потом наберу, пообщаемся. С ошибками, но, надеюсь, она разберётся. После того, как я её отправил, телефон заорал снова. От одного из наших с Ирой общих знакомых.

С Ирой... Вчерашнее происшествие снова ярко встало перед глазами. Алкоголь хоть немного притупил это вечером, но сейчас... Я не мог смириться с её гибелью. Все эти кадры снова лезли в голову, заставляя сжимать кулаки. Я вырубил телефон. Не хочу ни с кем разговаривать.

Поднялся, кряхтя, как старый дед. Раньше такие дозы бухла мне были в норму. Сейчас ощущение, будто я литр самогона выпил. Еле сдерживаясь, пошёл до кухни, стараясь не смотреть в угол, где был компьютер. Как я его вчера не разбил, как смог сдержаться? Наверное просто уже не было сил.

Хотя я знал ответ почему...

Выпил воды, ополоснулся. Немного полегчало. Посмотрел на себя в зеркало. Ну и рожа. Осунувшийся и небритый, я будто постарел лет на десять. Дошёл обратно до комнаты.

Несколько минут я просто смотрел на комп, не решаясь сделать какое-нибудь действие. Шутки закончились ещё вчера. Это уже серьёзней некуда. Что если там про смерть моих близких, друзей? Или ещё хуже? Как тогда быть? Опять одни вопросы.

Или наоборот? Будет хорошая вещь. И жизнь вернётся в прежнее русло.

Ага. Что Ира живая и невредимая, а я вчера просто увидел не то...

Всё-таки любопытство пересилило меня. Я ХОТЕЛ, мучительно жаждал узнать, что ждёт меня сегодня, но при этом до дрожи боялся последствий. Как мышь, которая видит сыр, но при этом понимает, чем может для неё это закончиться. Или как наркоман, трясущийся от ломки и при этом знающий, что его это постепенно убивает, но ничего не может с собой поделать. С моим лицом второй вариант ближе к истине.

Так и головой можно поехать от этих мыслей. Я аккуратно подошёл, пока была решимость и включил комп, плюхаясь в кресло. Скрестил руки.

"Она погибла из-за тебя..." - шептал мозг - "Сейчас она была бы живой и невредимой, а теперь лежит в морге, обезображенная и холодная..."

Пока система запускалась, я никак не мог отделаться от мыслей, что это всё зря.

Высветился рабочий стол, на котором приковывал внимание один файл. Всё там же. Всё такое же название. Каждый день неизменно одно - этот чёртов файл. От этого тоже становилось не по себе.

"Сегодня всё было хорошо" Было хорошо, твою мать! Нихрена не было хорошего!

Я открыл файл. Прочёл, что там было написано. Вскочил, чуть не опрокинув кресло. Дёрнулся к сетевому фильтру и вырубил всё. Комп мгновенно затих. Ну и как? Рад до усрачки, что открыл его?!

В мозгу бьётся строчка "и я кого-то убил. Мне понравилось))"

Так и было. Со смеющимися скобками.

Страх пробирал меня. Страх и непонятность происходящего. С каждым днём становилось всё хуже и хуже. Но почему так?

Что теперь будет? Я буду вынужден кого-то убить? На меня накинутся, типа ограбления? Я убил человека или животное? Там же не было указано.

Мне не хватало воздуха. Я пытался успокоиться, но не получалось. Грудь судорожно ходила туда-сюда. Я вышел на балкон, в надежде, что там хоть немного полегчает. Ветерок обдувал разгорячённое лицо. Внизу копошились люди. Зелёные деревья раскинули ветви. На крыше чирикали птицы.

Ничего из этого не отвлекает. Все мысли возвращаются в эти проклятые строчки. Нельзя было стоять вот так, просто. Но при этом... что делать-то?

Выходить на улицу, да даже за дверь квартиры, нельзя в любом случае. Будут звонить соседи, дребезжать домофон - меня нет. С телефоном что? Так и оставить отключенным или вначале предупредить мать и несколько друзей, чтобы не докучали мне сегодня?

Вопросы, вопросы, вопросы... И хотя бы один сраный ответ.

Я вернулся в комнату. Тишина давила на нервы, но я не решался снова включать комп. Написал своим друзьям, чтобы не звонили мне. Что я хочу побыть один некоторое время. Отключил телефон, не дожидаясь ответов. Голова трещала, как от недельной пьянки. Я сожрал таблетки, какие смог вспомнить и завалился на кровать, мечтая, чтобы это всё оказалось сном. Чтобы я проснулся и всё было, как раньше - живая Ира, весёлый отдых с друзьями и никаких непонятных чёртовых файлов.

Из полузабытья меня вырвал звонок. Я повертел, ничего не соображающей, головой. Сколько времени прошло? И я же отключил телефон. Спустя секунд двадцать я понял, что это в дверь. Остался лежать, надеясь, что трезвон прекратится. Но он продолжал греметь у меня в ушах и, закипающем от этого шума, мозгу. Без остановки. Качаясь и матерясь, я дошёл до коридора.

— Кто? — выдавилось из моего пересохшего рта. Как же хочеться пить.

— Открывай, Сань, это я, — голос Димы.

Нахрена он припёрся?!

— Я же просил тебя не звонить мне, — просипел я.

— Дружище, тебе сейчас нужна поддержка, — сказал он. В глазок я увидел, как Дима переминается с ноги на ногу. — Не держи это всё в себе.

— Спасибо, но мне не нужна помощь, — отрезал я,прислонившись лбом к холодной двери. Как же хорошо!

— Не верю. Я волнуюсь чувак. И остальные тоже.

— Да! Да! Всё замечательно! — я дико заорал, не сдерживаясь. Закашлялся. — А теперь убирайся отсюда!

Это было грубо, но мне нужно было, как можно быстрее, чтобы Дима убрался отсюда. Как только он уйдёт, отключу ещё и дверной звонок. Нахрен всех!

Я увидел по лицу, что его это задело.

— Хорошо, но не пропадай, Сань, — он отвернулся, собираясь уходить.

Щёлкнул замок у меня под рукой...

— Мне больно, Саш, — прохрипела Ира, протягивая ко мне свои бледные руки. Её голова представляла ужасающее зрелище. Лицо всё залитое кровью, тёмно-красные глаза, от полопавшихся капилляров, трещина на голове почти рассекала лоб надвое и там что-то тошнотворно копошилось. — Почему ты не спас меня?

— Я...я не смог, — прошептал я, пятясь от неё. Нужно проснуться, сейчас же!

Она расхохоталась, нелепо дёргаясь. Засунула руку в свой раскрошившийся череп. Начала там шевелить пальцами, отчего по носу и губам стала стекать кашица гнилостного цвета.

— Оставайся со мной, — прорычала она. — Это будет твоя плата!

— Нет, нет...

Ира кинулась на меня, вплотную прислонив обезображенное лицо к моему.

— Это твоя вина...

Собственный вопль нестерпимо зазвенел в моих ушах.

Я, закричал, открыв глаза. Сердце колотилось, будто в последний раз. Меня потрясывало, кулаки сжаты до боли в ладонях, голова дико болела, всё было, как в тумане. Я почувствовал слёзы на щеках. Поднял руку к лицу стереть их.

У меня нож... Окровавленный нож в руке. Я отбросил его, как какую-то мерзость. Нож отлетел к стиральной машинке. Я приподнялся. Нахожусь в ванной комнате. Уже что-то. Отдышавшись, резко поднялся, уцепившись за шкафчик. И заляпав его... кровью?

Судорожно дыша, я осмотрел себя. Руки в засохшей крови, одежда и пол тоже, ванна в красных разводах. Да что такое происходит со мной? Я не хочу так больше! Это же до сих пор сон?! С зеркала на меня пялился улыбающийся смайлик, нарисованный кровью. Я попытался его стереть, но ещё больше размазал по всему стеклу. Кое-как расчистил небольшой участок.

Моё лицо было ненамного лучше всего остального. Какой-то зомби, недоевший мозги. Включил воду, пытаясь успокоиться. Вначале нужно отмыть себя. Нет... Вначале надо узнать...Надо узнать убил ли я Диму... Но всё равно ополоснул руки и лицо. Холодная вода чуточку помогла. Я, стараясь никуда не смотреть, вышел в коридор.

Пусто. Всё на тех же местах. Только на коврике у двери большое пятно. Я осторожно подошёл. Ручка и замок тоже в засохших следах заляпанных пальцев. Посмотрел в глазок.

Ничего.

Решившись, щёлкнул замком и вышел наружу. Тела нигде не было. Опасаясь соседей, я, крадучись, прошёлся по всей площадке, оглядывая все углы. Дошёл до мусорки. Тоже вроде всё в порядке. Это хорошо или плохо? Голова трещала и еле соображала. Как же мне хреново. От алкоголя никогда такого не было. Сейчас такое ощущение, что мне в мозги ввинчивают шурупы. Один за другим. Тупая и мучительная боль. Я поплёлся назад. Закрыл за собой дверь. Нашёл телефон, валяющийся у обуви.

Позвонить Диме? А что...что если он не возьмёт трубку? Эти мысли убивали меня. Как я убивал его...

Так! Хватит!

Я включил телефон. Куча пропущенных звонков - и от матери, и от родителей Иры, и от знакомых. Но мне нужно было узнать время. Я уставился на дисплей - два часа ночи.

Во сколько я пошёл говорить с Димой? Вспоминай, вспоминай! Часов 15-16 где-то, не больше. И что было дальше? А дальше охрененно длинный провал в памяти, в течение которого я, непонятно что творил. Это ещё больше угнетало меня.

Что со мной происходит? Это уже совсем за гранью...

Я схватился за голову. Меня захлёстывали эмоции. Эти два дня слишком сильно ударили по моей психике и состоянию в целом. Может я уже поехал кукушкой? И сейчас лежу, обсаженный лекарствами и привязанный к кровати. А Ира стоит и смотрит с укором на меня из-за двери...

Я истерично расхохотался. Похрен, если соседи услышат, на всё посрать! Их же нет. Это всё творится в моей голове. Смех перешёл в, так долго сдерживаемые, слёзы. Голова опять кружилась. Я привалился к двери в комнату. Доползти до постели уже нет сил. Я, навзрыд заплакал, скрючившись комочком, в коридоре. Провалился в спасительную темноту.

— Тебе понравилось убивать меня? — Дима чётко произносил слова, хотя глотка его была перерезана. Крови не было, только глубой разрез, приковывающий взгляд — Признай это.

— Я этого не делал..., — у меня уже не было сил. — Отстаньте от меня.

Он картинно посмотрел по сторонам.

— Дружище, я тут один, — он хлопнул себя по голове, отчего она запрокинулась назад, обнажая разрубленные гортань и трахею. — Хотя нет... Сейчас Ирка подойдёт. Она хочет с тобой серьёзно поговорить. Про то, что ты даже толком не спрятал моё тело. Бездельник!

Я зажался в угол.

— Прекратите это! Я больше не хочу!

— А зря, — прохрипело сзади что-то, обдав смрадом изо рта. — Это ещё не самое интересное...

* * *

Воскресенье

Пробуждение было отвратным. Пульсирующая боль в голове никуда не делась, несмотя на принятые вчера таблетки. Даже стала сильнее.

Я дошёл до кухни, опрокинув чайник, стоящий на плите. Тот звонко задребезжал по полу, действуя мне на нервы. Я врезал по нему ногой, отчего сильно ушиб пальцы. Но хотя бы боль с одного места переползла на другое.

Похлебав воды с крана, я еле дошёл до ванной комнаты. Полузакрыв глаза, разглядывал царящий там бардак пару минут. Надо прибраться здесь. Но это немного после. Собрал все силы, чтобы залезть в ванную, полную непонятно чьих кровавых следов. Смыл вначале всё из неё, поборов отвращение, потом свалился туда сам.

Я чувствовал себя лет на пятьдесят, не меньше. Вода шумела, постепенно наполняя ванную, а я в это время размышлял. Больше мне нечего было сделать. Если мне тупо разбить системник? Что тогда будет. Я же не буду знать, что сегодня меня ждёт. Да даже просто не буду его включать. И всё. Никаких ужасных вещей, написанных там, ничего не будет. Это же легко.

И почему я уверен, что убил вчера человека. Друга. Может это была кошка? Или большой кусок мяса. Разморозил, оттуда и кровь здесь. А что неплохой вариант. Кстати да, нужно проверить в морозилке, вдруг так и есть. Немного пришёл в себя, "откисая" в горячей воде. Кое-как вытерся. И принялся за уборку. Пока ещё оставались силы.

Вроде бы всё отмыл. Я ещё раз тщательно проверил каждый угол комнаты и коридора. Точно ничего не пропустил? Вполне возможно, что что-то и осталось.

Руки опять начало потрясывать. Желудок урчал, то ли требуя поесть, то ли выплеснуть остатки в унитаз. Не помню ел ли я вчера. А в пятницу? Тоже нет.

Надо перекусить. Даже если не хочется. С трудом собравшись, я пошёл в магазин. По дороге встретил соседку. Она жалостливо посмотрела на меня, но ничего не сказала, только поздоровалась. Я вроде ответил ей. Или просто открыл рот.

Купив пельменей, а на большее меня не хватало, я заметил ещё взгляды нескольких покупателей и кассирши. Представляю, что они думают - заросший, осунувшийся и бледный урод с трясущимися руками. Небось, наркоман. Вот и сбылись разговоры бабок у подъезда.

Я криво ухмыльнулся в никуда, стараясь сдержать рвущийся наружу нервный смех. Чем, видимо, очень напряг девушку на кассе. Расплатившись и стараясь больше ни на кого не смотреть, я поплёлся домой.

Открыв дверь, я услышал скрип кресла. Что за...? Бросив пакет на пол, кинулся в комнату.

За компом сидела мать. Обернулась на шум. Приветливо улыбнулась и тут же охнула, глядя на меня.

— Зачем ты приехала, — "накинулся" я на неё.

— А ты как думаешь, — она продолжала меня разглядывать, — ты на звонки не отвечаешь. Я волнуюсь, сынок.

Через её плечи я заметил кое-что. Подошёл поближе, уже всё понимая.

— Что ты наделала, — прошептал я, хватаясь за голову.

— Об этом, — она махнула рукой на экран, — я хотела с тобой поговорить в первую очередь.

Она открыла файл! Крупным жирным шрифтом там было выведено... "и я покончил с собой"

— Я пришла повидать тебя, поддержать, раз ты сам позвать не можешь, а тут это...Скажи мне, что это не правда, — умоляюще спросила она. — ты не настолько же одурел с горя?

— Это не то, что ты думаешь, — безжизненным голосом сказал я, привалившись к стене.

— А что мне думать, если после смерти Иры ты не отвечаешь на звонки?! — взъярилась она. — Ты себя видел? Покойники краше выглядят.

Она осеклась.

— Извини, — мать наконец-то поднялась и обняла меня. Я еле сдержался, чтобы опять не заплакать. Сколько же всего свалилось...Ни о чём думать не хотелось. Только стоять так.

— Хорошо хоть Дима сказал, что с тобой всё в порядке...Более менее.

— Диман? — я перебил её. —Он живой?

Она недоуменно посмотрела на меня.

— Да. А с чего ему не быть живым? Не пугай меня, Саш.

— Когда он звонил?

— Ну, это я ему звонила. Вчера вечером. Сказал, что приезжал к тебе... Но ты не ответил. Что это такое? — требовательно спросила она, показывая на монитор.

— Это шутка, — соврал я. — Специфическая. На почту прислали, а я и забыл удалить.

Было видно, что она не поверила мне.

— Я хочу остаться. Тебе точно не помешает помощь.

— Нет! — твёрдо сказал я, отстраняясь. — Ты не понимаешь. Мне нужно остаться одному.

— Я не верю. По тебе видно, что ты сам не свой.

— Вот поэтому я и не хочу никого видеть. Хочу побыть один. Собраться с мыслями.

— Дай, хоть что-нибудь приготовлю. Ты как-будто килограмм десять сбросил с того раза как я тебя видела.

— Мам, честно. Я завтра к тебе приеду и мы всё обсудим. Честно.

Она колебалась.

— Ты всё-равно что-то не договариваешь.

— Я просто не хочу сейчас ни с кем общаться. Пойми.

Кое-как выпроводив её, обещая, что только можно, я устало уселся на диван. Пельмени теперь подождут. Посмотрел на экран. Скрипя зубами поднялся и, стараясь держать себя в руках, завалился в кресло.

Вот и всё. Хотя, я что-то такого и ожидал. Но не так быстро. Думал, что сраный файл помучает меня ещё немного. Я слишком быстро купился на весь этот бесплатный сыр. Я закрыл файл, опять заметив дёргающиеся пальцы. Это тоже неспроста. Такое ощущение, что из меня вытягиваются все силы. И началось это где-то в четверг-пятницу. С каждым днём даже думать всё тяжелее.

Меня ждало удивление, когда рядом со своим неизменным файлом я заметил ещё один. Вот это очень странно.

Файл назывался. "Сегодня всё БУДЕТ хорошо" И что это означает? Послать всё и разбить эту чёртову хрень? А что мне впринципе уже терять-то... Но рука потянулась сделать другое.

Я открыл его, напряжённо скрючившись в кресле. Надо выпить ещё таблеток. Иначе я кони двину. Хотя, может в этом и есть план. Заставить меня сожрать кучу таблеток и травануться ими.

Внутри продолжение - "и завтра тоже. Если я, как можно скорее, отправлю этот файл" И несколько имэйлов.

Вот так. Значит ли это, что файл мне тоже перекинулся по почте? Но я вроде все письма смотрю. Такое название я бы точно запомнил. Полез, удостовериться в своей правоте. Просмотрел всё, что мне приходило на той неделе. Ничего такого.

Минутку...А удалённые в корзине? Когда я последний раз туда заходил или чистил её? Что-то крутилось в голове. Я не мог ухватить эту мысль.

Вот оно...Это письмо. В воскресенье вечером. Когда у меня в гостях была Ира. И номер почты её. Значит, когда я отошёл на кухню, она открыла это письмо, а затем удалила его, чтобы я ничего не узнал. А дальше всё вот это... Она знала, догадывалась, как всё обернётся? Получается у неё тоже был такой файл, рассказывающий про сегодняшний день. Но она не выглядела испуганной все эти дни. Уставшей, разбитой. Наоборот, была весёлой и жизнерадостной.

Ну, я вначале тоже был всем доволен...Получается она сделала это не под страхом смерти, а как прикол, розыгрыш, думая, что всё это невинная шутка.

Возможно об этом она и хотела мне рассказать перед смертью, не знаю. Я об этом не задумывался в таком ключе. У меня теперь другие думки... Моя жизнь в обмен на жизни двух человек. Незнакомых людей. Хотя, почему незнакомых? Вдруг там почта какого-нибудь друга, родственника? Могу ли я перечеркнуть их жизни?

В каком-нибудь фильме или книге, герой бы долго мучался, терзал свою душу, размышляя о непростом поступке. О всех за и против своего решения.

Я был более самолюбив. И очень хотел жить. Если выпал такой шанс, им следует воспользоваться. И побыстрее, пока перестала трещать голова от постоянных волн боли.

Через несколько минут всё было сделано. Я поступил неправильно. Мерзко. Но боль прошла, сознание прояснилось.

Я свободен?

Удалив все эти файлы, письмо, выключил комп. Куплю завтра новый.

Что-то щёлкнуло в голове...

Сознание прояснилось,будто просто на секунду закрыл глаза. Но успокоения это не принесло.

Я одетый, был не дома, а стоял у дороги, недалеко от нашего подъезда. Попытался пошевелиться, но ничего не вышло.

Ноги задвигались неуклюже, как у марионетки, которой сейчас и являлся, в руках неловкого кукольника. Я раскрыл рот, но крик застрял в горле. Ещё шаг. И ещё.

Впереди замаячил грузовик.

Нет, нет, нет! Я пытался вернуть контроль, но всё было тщетно. Все мои потуги были смехотворными. "Но я же выполнил свою часть сделки!"

Я немного вышел на проезжую часть. Грузовик всё ближе...

Сзади раздался крик. Повернул голову. Там стоял парень моего возраста. И одна из соседок, доставшая телефон и пытающаяся куда-то позвонить.

— Не делай этого! — донеслось до меня.

Я криво ухмыльнулся ему, хотя в этот момент беззвучно орал, помахал рукой и сделал несколько быстрых шагов вперёд...

* * *

Понедельник

Аня допечатала предложение и нажала отправить. "Сегодня с Игорьком встречаюсь. Надеюсь всё будет хорошо)"

"Главное, не позволяй ему ничего такого. Помурыжь его ещё немного" - пришёл ответ от лучшей подруги.

Она отправила Маше пару смайлов. Свернула страницу, чтобы найти свою вчерашнюю фотку. Надо её выложить побыстрее.

Взгляд наткнулся на странный файл, расположенный посередине рабочего стола.

Она недоверчиво присмотрелась. Чепуха какая-то. Вначале непонятное пустое письмо, теперь это. Аня хотела удалить файл, но любопытство пересилило её.

"Сегодня всё было хорошо..."

Щёлкнула открыть его. Это шутка такая? Или вирус?

"и Игорь подарил мне новенький Айфон"

КОНЕЦ РАССКАЗА

Нравится рассказ? Поблагодарите журнал и Александра Устинова подарком, указав в комментарии к нему назначение "Для Александра Устинова".