Стрип-клуб "Механика"

Автор: Иван Громин

В стриптиз-клубе «Механика» кипела жизнь.

Снежана готовилась выйти на сцену. Встала перед зеркалом в полный рост. Подтянула чулки. Потрогала грудь. Застегнула ремешок на шее. Натянула перчатки. Переступила с ноги на ногу. В гримерку вбежала голая Кристалл. «Твой выход, золотце» - сказала она с улыбкой. Снежана еще раз взглянула в зеркало и двинулась к двери.

«Стой!» - окрикнула её Кристалл. «У тебя юбка сзади задралась! Сейчас поправлю».

«Пасибки, солнышко» - ответила Снежана после оказанной кстати помощи, послала Кристалл воздушный поцелуй и вышла на сцену.

Все места в зале были заняты, даже у барной стойки. Заиграла песня «Stop!». Снежана не спеша подошла к пилону. Ухватилась левой рукой за шест и очень медленно обошла вокруг него, сильно виляя бедрами. Повернулась к залу спиной, нагнулась и специально задрала мини-юбку, обнажив при этом идеально округлую попу в черных стрингах. Выпрямилась, стала вилять всем телом под ритм музыки. Затем встала боком, снова нагнулась, создав прямой угол между ногами и туловищем, и стала снимать юбку. Выпрямилась, поддела ее носком туфли и бросила в зал. Села на шпагат, раздвинув ноги в сторону, и прижалась животом к полу. Руками ухватилась за край сцены и силой притянула себя к краю, показав глубокое декольте. Встала. Небрежно скинула с себя блузку. Подошла вплотную к шесту, схватилась двумя руками за него, закинула правую ногу за голову. И стала бешено вращаться вокруг шеста. Закончив, Снежана подошла к краю сцену, расстегнула лифчик и бросила в зал. Повернулась лицом к гостям, стала гладить руками свое тело и, в особенности, грудь под ритмы музыки. Села на колени, сильно выпятив грудь вперед. Схватилась руками за волосы и стала вращать свою голову и тело из стороны в стороны. Под конец песни Снежана встала, послала воздушный поцелуй в зал и процокала за занавес.

В зале заиграл ремикс «One night in Bangkok». На сцене появилась Марина в очень коротком платье, без нижнего белья и на очень длинных шпильках. Платье сильно обтягивало фигуру, очерчивая все контуры огромного бюста пятого или шестого размера. Марина сделала несколько движений на сцене и спустилась в зал. Стала ходить по залу, виляя попой, задирая платье с миленькой улыбочкой. Марина подходила к отдельным гостям, сильно наклонялась к ним, давая возможность вблизи посмотреть на ее большую грудь и торчавшие крупные соски, которые просвечивали сквозь платье. Наконец, она поднялась на сцену, скинула платье и осталась совсем голой. Подошла к пилону, сильно к нему прижалась так, чтобы ее груди были разделены между собой шестом. В таком виде Марина, стала садиться и вставать, а также сдавливать груди между собой, будто натирая пилон своим бюстом.

После Марины вышла Гузель в открытом купальнике с очень узкими стрингами. Стала играть песня «Цвет настроения синий». Гузель подошла к краю сцены, развернулась и стала крутить своей бразильской попой. Она меняла темп, двигала ей и вверх/вниз, и вправо/влево, совершала вращательные движения, гладила её руками. Затем Гузель встала позади пилона, сильно прижалась спиной к нему и также, как и Марина, стала «натирать» шест, но уже своей попой.

За Гузелью под песню «Простые движения» держась за руки вышли Роксана и Наоми. На них были надеты кружевное нижнее белье, чулки с поясом и бархатные маски. Танцовщицы подошли к пилону с противоположных сторон. Взялись двумя руками за пилон, кивнули друг другу, оттолкнулись от пола, придав себе вращательное движение. Роксана и Наоми, вращались вокруг пилона на вытянутых руках, создавая тем самым завораживающее зрелище. По окончании, они вышли на край сцены, озорно заулыбались и стали танцевать парный танец. Во время танца они раздевали и страстно ласкали друг друга, делая вид, что получают огромное удовольствие от самого процесса. Когда они остались голыми, официантка из зала подала бутылочку с маслом. Стриптизерши намазали друг друга, сделав акцент на своих грудях, и стали тереться своими телами: спинами, попами и, само собой, грудями.

После того, как Роксана и Наоми скрылись за занавеской, заиграла песня «Robobitch» и вышла Кира. Черные цвета вороньего крыла и доходящие до пояса волосы были заделаны в «конский хвост». Губы накрашены в черный цвет, тени на глазах были тоже черные. Кира была одета в обтягивающий черный латекс, который полностью скрыл ее тело от пальцев ног до подбородка. На ней были обуты туфли на очень большой платформе с очень длинной и острой шпилькой. Кира не улыбалась в зал, а хранила строгое, даже суровое выражение лица. Кира стала показывать настоящие акробатические чудеса на пилоне: поднималась наверх; спускалась вниз, держась ногами; раздвигала ноги на пилоне; вращалась вниз головой…

Публика в зале было очень спокойная. Не звучало пьяных криков. Не было слышно глупого хохота. Никто не пытался лезть не сцену. Никто громко не обсуждал достоинств танцовщиц и не звал их в приват-комнаты. Никто не приставал к официанткам, которые были одеты только в очень короткие юбки и чулки. Никто не щипал их за попу и не пытался посадить к себе на колени.

На всех местах в зале, за столиками, на вип-диванчиках, даже на стульях у барной стойки находились трупы. Трупы пребывали в разных позах. С запрокинутой головой, с низкой опущенной или смотрящей куда-то в сторону. Ноги были раздвинуты или сведены коленами вместе. Руки у всех тел лежали по-разному – на животе, на столике, на кресле, на подлокотниках, или просто свисали вниз. У некоторых мертвецов в руках были бокалы.

Трупы находились здесь уже не первый год. Кожа высохла и обтянула черепа с вытекшими глазницами. Носы отвалились. Руки почернели. Черные, языки были высунуты и вывернуты в неестественном виде. Уши частично сгнили, частично отпали. Одежда сгнила вместе с плотью. В зале стоял сильный запах тлена.

В отдельной комнате Мику танцевала приватный танец над высохшим трупом. Она извивалась перед ним, выпячивая свои передние и задние прелести. Она елозила по его мертвым ногам своей попой. Она прижимала свою красивую обнаженную грудь к его черепу с отвалившейся челюстью. Она гладила руками его давно сгнившее тело. Она сладострастно улыбалась, прикусывала язык и постанывала.

Много лет назад в первый час Последней войны на город была сброшена кобальто-нейтронная бомба, которая мгновенно убила всё живое в радиусе 100 км. Была глубокая ночь, и большая часть людей умерла во сне в своих кроватях. Но были и те, кто умер в других местах.

Три трупа лежало в круглосуточном супермаркете – один за прилавком, один возле холодильника с пивом и еще один возле напольного холодильника с замороженными пельменями. Два трупа лежало в камере предварительного содержания, пять трупов – в дежурке за столом с домино. Один труп лежал на автобусной остановке. Девять трупов сидело на корточках в парке, прислонившись к стене общественного туалета. Один труп лежал на другом в кровати в одноместном номере отеля «На час». На крыше высотного дома на удобном кресле сидел труп, уткнувшись лицом в премиальный телескоп. Много трупов сидело за компьютерными столами. Еще трупы лежали в ваннах, сидели за рулем автомобилей, валялись на обочине, на электрозаправках, в дворах жилых домов, в гостиницах, в больницах, на радиостанциях, в ночных клубах и ресторанах…

Когда бомба сдетонировала, в «Механике» отдыхало 45 посетителей. Андроиды-танцовщицы не были оснащены медицинскими программами и не заметили смерть своих гостей. В их задачу входил стриптиз и только стриптиз. Более тысячи программ танца. Скромный или развратный, одиночный или совместный, ванильный или тематический, быстрый или долгий, балет или акробатика. Выбор удовлетворит любого, даже самого искушенного и притязательного клиента.

Снежана, Марина, Гузель, Роксана, Наоми, Кира, Мику, Наташа, Лолита и Кристалл. Десять андроидов по цене девяти. Очень выгодная покупка.

Музыка продолжала играть, андроиды продолжали танцевать. Переодевали белье. Превращались в школьниц, медсестр, учительниц, ковбоек, индианок, пираток, невест, госпожей, рабынь, волшебниц, принцесс, вампирок и эльфиек. А потом красиво раздевались.

День за днем. Ночью за ночью. Год за годом. Сменилась музыка. Сменялись программы. Андроиды выходили на сцену по очереди и совместно. Крутились у пилона. Спускались в зал. Танцевали канкан. Водили хороводы. Даже исполняли хаву нагилу.

Андроиды-официантки продолжали ходить по залу. Доливали напитки в бокалы. Собирали разбросанную одежду и относили обратно в гримерку. Мику продолжала трудиться в отдельной комнате. На счетчике приватного танца уже накрутилось больше миллиарда рублей, но андроида эта информация абсолютно не интересовала. Команду остановиться никто не давал. Заряда встроенных батарей хватит еще на 19 лет.

В стриптиз-клубе «Механика» продолжала кипеть жизнь. Жизнь механических существ.

Нравится рассказ? Поблагодарите журнал и Ивана Громина подарком, указав в комментарии к нему назначение "Для Ивана Громина".