Вечер, ночь, утро

14 May
1,1k full reads
6 min.
2,7k story viewUnique page visitors
1,1k read the story to the endThat's 43% of the total page views
6 minutes — average reading time

Ольга приехала в его новый дом в конце дня. Анатолий помог ей снять черный кожаный плащ и провел в библиотеку....

Автор: Николай Соснов

Летнее небо было до странности голубым, несмотря на приближение осени. Ноги Анатолия Нестерова в стоптанных туфлях звонко шлепали по неровной мостовой родного города. Надо бы сменить обувь. Теперь-то он может позволить себе любую.

На ловца и зверь бежит. Нестеров остановился у высокого здания в псевдовикторианском стиле - торгового центра, на верхнем этаже которого располагался бутик бренда Бруно Марини. Эскалатор вознес Анатолия к сверкающей вывеске "Ботинки ручной работы".

Он примерял пару из коричневой замши, а молодые продавщицы откровенно глазели на него. Утром Нестеров заехал посмотреть, как продвигается ремонт особняка. Пока беседовал с прорабом, красившие спальню рабочие остановились и вылупились на Анатолия, словно бараны на новые ворота. Это раздражало, но делать нечего. Да-да, это именно он, тот самый, кто нашел золото Колчака! СМИ разнесли новость по всему Интернету, и безвестный ассистент провинциального универа моментально стал самым узнаваемым историком России. Папарацци чуть ли не в окно к нему лезли.

Вернее, золото они откопали совместно со Степаном Новиковым. Уж Новиков-то не тяготился сенсационной известностью. Олигарх-кондитер с археологическими наклонностями привык быть героем скандальной хроники в отличии от аспиранта, покупавшего мебель для съемной однушки в ближайшем секонд-хэнде. Он-то всегда готов пустить журналистов в свою квартиру.

Нестеров до сих пор помнил его первый звонок. Воскресным утром он менял треснувшее стекло в ванной, когда телефон залился звонкой трелью. Рука дернулась, Анатолий едва не порезался. В темной спальне на подоконнике за опущенной шторой он отыскал трубку.

- Анатолий Нестеров? - осведомился спокойный голос человека, накормившего половину планеты шоколадными конфетами марки "Утес".

- Слушаю. Кто говорит?

- Степан Новиков. Вам от меня пришло письмо. Загляните в почтовый ящик, - посоветовал голос и отключился.

Нестеров пожал плечами, обулся, спустился в подъезд и по вырезанной из старого ковра грязной темно-бордовой дорожке добрался до своей ячейки. Отомкнув хлипкий замок, он достал большой белый конверт. Текст на дорогой бумаге с водяными знаками был лаконичен: Степан Новиков желал встретиться с ним в понедельник в полдень в своем московском офисе. Все это выглядело бы странной шуткой, если бы не приложения к письму: авиабилет с вылетом в пять вечера сегодня, предоплаченный двухсуточный трансфер на автомобиле бизнес-класса с персональным водителем, квитанция на номер "люкс" трехзвездочного отеля "Космос" и чек на неограниченное питание в ресторане "Калинка" и "Венском кафе". Почему Новиков выбрал именно эти заведения, догадаться было несложно - они ему принадлежали.

Нестеров проверил документы и убедился, что его не разыгрывают для глупого телешоу. Он отпросился на кафедре, успел еще починить окно и подтекающий кран, кинул в дорожную сумку смену белья и кое-какие вещи. Позади остались нечищеная обувь, гора немытой посуды в раковине, пустые бутылки из-под соков рядом с переполненной пепельницей и ненавистным будильником.

В самолете Нестеров заткнул уши музыкой из плеера, а в такси не отлипал от встроенного маленького телевизора. В отеле он заказал еду в номер и вплоть до выезда к Новикову смотрел фильмы по интерактивному каналу. Думать ни о чем не хотелось. Происходящее казалось сном наяву.

Кабинет олигарха был выдержан в предельно лаконичном стиле - два жестких стула и миниатюрный письменный стол посреди большого абсолютно пустого пространства. На столе - лишь ноутбук, довольно мощный, но уже старый динозавр, и большая деревянная шкатулка. Новиков выглядел совсем не по-деловому: черная рокерская майка с черепом, брендовые джинсы, армейского типа берцы из лучшей кожи. Нестеров напялил самый приличный костюм с галстуком и, кажется, прогадал.

- Я знаю, что вуз отказал вам в гранте на раскопки, - без обиняков начал бизнесмен, тряхнув золотой серьгой в левом ухе. - Вы просили у них полтора миллиона рублей. Я дам два миллиона в порядке инвестиции. Кроме того, мы заключим с государством кладоискательский концессионный договор. Я внесу пятьдесят миллионов рублей безвозвратной предоплаты за лицензию и открытый лист. Зато в случае находки золото будет полностью наше и поделено в соотношении девяносто пять на пять процентов. Эти пять процентов ваши и составят около восьмидесяти миллиардов рублей.

- Если я правильно посчитал вес спрятанного золота, - уточнил Нестеров.

- Уверен, что все верно, - сказал олигарх. - Приступим в июле. Деньги переведу сегодня же. Готовьте экспедицию. До лета связь будем держать по электронной почте.

Его поразительная энергия и безапелляционная наглость развеселили Нестерова. Но неожиданно все получилось. Теперь газеты и блоги только о Нестерове и писали. Главное, что интересовало публику: как он потратит баснословное богатство? Нестеров не знал, но знал с кем можно об этом поговорить.

Ольга приехала в его новый дом в конце дня. Анатолий помог ей снять черный кожаный плащ и провел в библиотеку, где ресторан выездного обслуживания накрыл простой русский ужин на двоих. Рабочие закончили оформлять помещение, но полки итальянских шкафов пока пустовали. Завтра подвезут заказ из книжной сети: энциклопедии, собрания сочинений, поэтические антологии. Все то, о чем Нестеров мечтал, но не мог себе раньше позволить.

Он осмотрел коллегу с головы до пят. Учитывая вечернюю прохладу, девушка надела дорогой свитер ручной вязки из овечьей шерсти. Стильные серые брюки были явно подобраны в тон к ее любимым кроссовкам. Неброскую косметику отлично дополнял легкий цветочный аромат. Нестеров узнал его: в студенческие годы Ольга постоянно использовала "Индийскую тайну".

Они похлебали куриный бульон с яйцом и, когда молчаливый вышколенный официант поставил тарелки со свеклой, посыпанной сыром и чесноком и густо политой майонезом, наконец разговорились.

- На факультете кафедре кошмар, что творится, - сообщила Ольга, запивая свеклу минеральной водой из высокого хрустального бокала. - Декан рвет и мечет, потому что ректор обещал выгнать его за профнепригодность. Завкафедрой Чечеткин все время болеет, то есть квасит в своей комнате в общежитии. Говорят, допился уже до горячечного бреда. Не может себе простить отказа в гранте.

- А что профессор Шинкарев? - спросил Нестеров. Он выбрал ягодный морс и теперь пытался на вкус определить его состав. Смородина, ежевика, и, кажется, брусника. Или черника? - Он ведь возглавлял комиссию по грантам.

- Продолжает упорно утверждать, что это не наука, - улыбнулась Ольга, отставляя в сторону тарелку. На ее месте немедленно появилось блюдечко с маленьким лимонно-лаймовым пирожным. - Нестеров, от твоих вкусняшек я растолстею.

- Ничего подобного, доцент Бутенко, - возразил Нестеров, уминая манго-персиковое пирожное. - Сейчас еще чай подадут, а к нему шоколадные маффины.

- Изверг! - простонала Ольга.

После чая они перешли на веранду. Нестеров прихватил с собой кружку темного чешского пива и пачку сигарет.

- Что собираешься делать с деньгами? - полюбопытствовала Ольга.

- Похоже, судьба моего кошелька волнует всю Россию, - усмехнулся Нестеров. - Зря наши беснуются. Дам я денег и универу, и факультету, и кафедре. И к тебе есть конкретное предложение. Я планирую учредить фонд с бюджетом в полмиллиарда рублей в год для поддержки исторических исследований. Хотел бы видеть тебя руководителем новой организации.

- Толя, брось, - отмахнулась Ольга. - Сам подумай: какой из меня администратор? Да и занимаюсь я историей развития охотничьего собаководства в девятнадцатом веке. Шинкарев хохочет над моей темой. У него-то все куда как солиднее - дворянские семьи времен Николая Первого. Отцы и дети, место и роль женщины, и прочее тра-ля-ля.

- Ну, ты все равно подумай, - предложил Нестеров. - Хорошая зарплата и творческая свобода на дороге не валяются, знаешь ли?

- А сколько дашь? - с хитрецой в голосе спросила Ольга.

- Сколько захочешь.

- Эх, Нестеров, - вдруг погрустнела девушка. - Знаешь, я поеду. С утра еще лекцию читать первокурсникам вместо Чечеткина. Приезжай ко мне в воскресенье. Я тебя тоже ужином угощу. Собственноручного приготовления.

Смартфон зазвонил в половине третьего ночи. Не открывая глаз, Нестеров ответил:

- Да?

- Привет, - сказал Новиков. -Извини, если разбудил, но дело срочное. Собирайся по-быстрому и дуй в аэропорт. Билет в Ниццу ожидает тебя на стойке регистрации.

- Что я забыл в Ницце?

- Новости посмотри. Родное государство жаба задавила. На нас подали иск о взыскании неустойки за нарушение концессии в размере всего полученного дохода. Новый министр культуры Штанько грозится еще и штрафных санкций добиться. Только дудки, все мы родом из нулевых и знаем, что ноль - любимое число правительства, когда речь идет о карманах наших граждан. Так что, наши денежки дожидаются в надежном банке Монако. Если не хочешь стать невыездным с миллиардными долгами на шее, советую немедленно покинуть пределы Родины-мачехи.

По дороге в аэропорт Нестеров позвонил Ольге и оставил сообщение на автоответчике. Когда самолет коснулся колесами летного поля в Кот-д'Азур, пришла эсэмэска об аннулировании его загранпаспорта. Перед стойкой таможни Нестеров выбросил бесполезный теперь российский документ в мусорный бак и достал удостоверение о втором гражданстве - паспорт гражданина Мальты, который приобрел по совету Новикова, инвестировав в экономику острова триста тысяч евро.

- Добро пожаловать в Европу, - улыбнулся вежливый чиновник. - Вы у нас знаменитость. Можно автограф для моей супруги?

- Хоть два, - решительно заявил Нестеров. - Давайте сюда ручку.

Нравится рассказ? Поблагодарите журнал и автора подарком.