На кого нас поменяли родители

Неделю мы с Ольгой бились в четырех стенах, изредка попадая в больницу, чтобы увидеть свою дочь. Мне это давалось проще, так как Киру я видел пару раз за стеклом, больше я переживал за Ольгу. Она, то металась по комнате в поисках занятия, которое ее отвлечет от дурных мыслей, начиная от уборки, заканчивая игрой со мной в Героев, то забивалась в угол кровати с совершенно потерянным лицом.

В больничные палаты с рождения Кира попала из-за повышенного билирубина, так как вес нашего ребенка был достаточно большой - 4,2 кг., организму было сложно его выводить.

Новость, что наш ребенок должен сначала полежать неделю в больнице под специальными лампами, радовала нас мало. Канистру бензина в огонь подкинула радостная тетя (видимо ждала новорожденную внучку), когда увидела нас, выходящих из роддома без ребенка, она решила начать диалог со слов: "А где Ваш ребеночек?", - и вот вроде бы ничего такого, но почти три года прошло с того момента, а эти слова мне до сих пор покоя не дают. Ну как так можно? Радостно тебе, так и молчи в тряпочку.

Привезли Киру домой. Первые дни к нам тянулась очередь из родственников, которые в обязательном порядке должны были по умиляться, надавать советов молодым родителям и оценить здоровье ребенка, начиная от цвета кожи и заканчивая консистенцией его выделений.

Естественно эту процессию возглавляли бабушки, которые ни на секунду не хотели расставаться с внучкой, порой приходилось в прямом смысле отбирать ребенка под предлогом "ей нужно есть" или "ей нужно спать". Наши родительские навыки с их стороны оценивались в лучшем случае как нулевые, хотя так оно и было.

Интересным для меня, стал тот факт, что если раньше, каждый день на мой телефон звонила мама с вопросами "Как дела? Поел? Поспал? Что ел?", то теперь все изменилось. Нет, звонков меньше не стало, скорее, поменялись вопросы "Как Кира? Поела? Что ела? Сколько спала? Хорошо спала?"

Мало кого интересовало, что Оля уже походит на обморок из-за недосыпа, а я на работе сижу со спичками в глазах, главное чтобы мы, балбесы, не угробили ребенка своим современным воспитанием.

Но большего всего меня ошарашил телефонный разговор с папой:

- Я приеду на эти выходные.

- Здорово, приезжай, я хотя бы с внучкой повожусь!

- Пап, я один.

-Да ладно тебе тратиться, дорога плохая, ливень обещали, сиди дома...

И вот как-то резко я стал взрослым и самостоятельным человеком, который сам знает что есть, когда и как, даже обидно немного. Но нужно признать, что после допроса о благосостоянии внучки, начинает череда вопросов "Не болеешь? Тепло одеваешься? Что-то ты шмыгаешь?" Видимо понимают, что папа Кире нужен здоровый, переживают, хотя, есть вариант, что при неверном ответе, через пятнадцать минут, приедут люди в белых масках и изолируют меня от ребенка.

P.S. Дорогие наши родители, прежде чем бежать ко мне с вилами и факелом, поймите, я что-то преувеличил, что-то приукрасил, но суть остается прежней, внучка вам теперь дороже и мы с Олей этому очень рады.