Жизнь — и победа — одна на двоих

28.06.2018

Они рассказывают о своей — одной на двоих — жизни наперегонки и перебивая друг друга. Одна начинает фразу, другая заканчивает. Единое целое, два человека, роднее которых сложно даже представить. С момента болезни Кати у сестер многое изменилось: позади осталась школа, институт, было много испытаний и неожиданных открытий. Сейчас - работа в рекламном бизнесе и хорошие перспективы на будущее. Сейчас - это сказка, мечта, которая еще некоторое время назад, казалось, никогда не сбудется. Сестры Картышовы - новые героини проекта «Родная кровь».

«Совершенно не выношу вид крови», Катя признается в этом как будто между прочим. Но сразу понятно, что во всем виновата болезнь — апластическая анемия, опасное заболевание крови, которое без лечения может легко свести человека на нет. Она появилась в жизни сестер больше десяти лет назад и надолго заполнила собой их жизнь. Спасением от нее явилась пересадка костного мозга: Лиза стала для сестры донором.

Расстаться и встретиться вновь

Как вам стало понятно, что болезнь началась?

Катя Картышова: Совершенно случайно. Мы с родителями поехали на Новый год в Санкт-Петербург, встречали 2005. И вдруг я заметила на коже какие-то странные синяки и кровоподтеки. Я вернулась домой и отправилась сдавать кровь. И сразу после этого оказалась в больнице: сначала в Морозовской, потом в РДКБ. Хорошо помню, что мне тогда сделали самую первую и самую ужасную пункцию: врачам нужно было понять, что со мной.

Было больно?

Катя: Очень. И страшно. Наверное, еще и потому, что я была совсем маленькой, мне недавно исполнилось десять лет. Хорошо, что в больнице рядом со мной находилась мама. Вообще мы все были в шоке, не знали ничего ни про болезнь, ни про фонд, который помогает детям бороться и побеждать. Больница казалось маленькой и серой. Спасало только то, что вокруг было много народа, детей. Моя соседка по палате, Кристина, которая к моменту нашей встречи провела в больнице не меньше года, все мне рассказала, со всеми познакомила, провела экскурсию. У нас был один компьютер на всех и мы занимали очередь, чтобы поиграть. Еще у нас была очередь на фильмы, на приставку PlayStation, которую Лиза привезла из дома.

Врачи и родители объясняли вам, что происходит?

Катя: Если честно, мы об этом ничего не помним, я думаю, что нам говорили, что я серьезно заболела, но мы были детьми и ничего не понимали.

Лиза, что вы помните из того времени?

Лиза Картышова: Когда Катя попала в больницу, у меня возник только один вопрос: почему у меня забрали сестру? Мы с ней всю жизнь были вместе, каждую минуту. Но тут я пришла из школы, а Кати нигде нет. Помню, что обошла тогда всю квартиру... Весь следующий год я жила одна. Мне было очень тяжело и одиноко. Спасала меня кошка Муся, потому что родители тогда, понятное дело, все внимание и заботу отдавали Кате. Я прекрасно это понимала, у меня не было чувства, что мне чего-то не хватает. Я понимала, что сестре сейчас нужнее. Чтобы как-то отвлечься, я строила домики картонные для кукол, читала, танцами занималась... А каждый раз, когда приезжала в больницу, обнимала Катю, целовала: мне так не хватало ее поддержки и любви! Все-таки связь между близнецами намного сильнее, чем просто у братьев и сестер. Даже сейчас, когда мы живет отдельно, мы должны обязательно видеться.

Сестры совпали на 98%

Лизу сразу стали рассматривать как донора костного мозга?

Катя: Вообще-то, нет. Сначала искали донора среди близких и дальних родственников. Но потом врачи решили попробовать Лизу. У нас до сих пор лежат анализы, которые мы сдавали в больнице. Мы совпали на 98%, потому что мы монозиготные близнецы.

Лиза: Мне кажется, что родители не думали про меня в тот момент, потому что мне было только десять лет. И весила я мало, наверное, им казалось, что я все это не перенесу. Но все прошло успешно. За два дня мне сказали, что я буду сдавать клетки для Кати. Я приехала в больницу, мне сделали укол, и я заснула. А утром началась сама процедура. Самое сложное для меня было высидеть: я не понимала, почему так долго. Обычно процедуры, уколы занимают минуту, а тут я лежала и сидела не меньше трех часов. И мне просто некуда было себя деть. Конечно, ко мне подходили врачи, мама, папа, спрашивали, как я себя чувствую, говорили, что осталось совсем чуть-чуть, что я делая важное и хорошее дело. Я помню, что кровь уже не шла, немели руки. И боялась, что у меня не хватит сил. Но я понимала, что это нужно Кате и очень старалась побороть усталость. Ради нее я готова была все стерпеть.

Как быстро вы восстановились?

Лиза: На следующий день. Я пришла к Кате в палату, ей тогда только перелили мои клетки. Она лежала.

Катя: Честно говоря, я вообще плохо помню, как мне делали переливание. Я спала все время. И все случилось как во сне, без боли и других ощущений. Я проснулась, когда Лиза ко мне пришла.

Не те чипсы и кусочек шоколада

Лиза, как вы поддерживали сестру?

Лиза: Старалась все для нее делать. Передавать всякие плакаты, чтобы она могла повесить у себя в палате для красоты. Журналы детские, со Скуби-Ду, был такой мультяшный персонаж. А когда ей сказали, что нужно подстричь волосы и оставить только короткое каре, я тоже сразу же подстриглась. Хорошо помню, что ей очень хотелось съесть то, что нельзя. Она была очень худенькая и слабенькая. И вот мама сделала ей домашние чипсы. Просовывает их в окошко (стерильного бокса — прим. ред.), а Катя плачет и говорит, что это не те чипсы.

Тяжело находиться в закрытом пространстве!

Катя: Да, я все время смотрела в окно. А там гуляли дети. Однажды увидела Кристину, расстроилась... Но она написала мне, чтобы я не переживала, что скоро и я так буду гулять. На самом деле, в боксе я пролежала месяц. Быстро восстановилась, даже врачи удивлялись. И действительно скоро поехала домой, правда, в маске. Но до сих пор помню все, что мне было запрещено. Как мечтала о кусочке молочного шоколада...

Счастье снять медицинскую маску

Расскажите, как Катя вернулась домой.

Лиза: Мы такую уборку с мамой проделали! Выкинули старую мебель, купили новую, сняли все ненужное со стен, чтобы в комнате не было ничего лишнего. Правда, позаботились о минимальном уюте, чтобы она не выглядела боксом. Катя приехала в респираторе, гулять ей можно было раз в неделю. А она стеснялась. И мы тогда позвали нашу подружку-соседку, все трое надели маски и вышли на улицу. Гуляли часа два, наверное, разговаривали, общались.

И какая была реакция окружающих?

Катя: Смотрели на нас, конечно. Но по-доброму. И вся школа, разумеется, знала. Помню, какое это было счастье, когда мне разрешили снять маску! Я пришла в школу на утренник. Столько людей, столько детей!

Вторая мама по имени Лиза

Расскажите, как на вас повлияла болезнь?

Лиза: Я стала еще более ответственной. У меня всегда с собой таблетки на все случаи жизни: от горла, температуры, живота. В поездках надо мной все смеются, потому что у меня есть отдельный чемодан с медикаментами. И я всегда слежу, чтобы Катя тепло оделась...

Катя: Она у меня как вторая мама.

Лиза: Я стараюсь и витамины для сестры покупать. А потом звоню и напоминаю, чтобы она их выпила. Потому что она, как мне кажется, витает в облаках.

Катя, а как вам такое отношение к себе?

Катя: Вы себе даже не представляете, какое это счастье, что она у меня есть! Сестра, друг, помощник, которая столько для меня сделала и вообще — подарила мне жизнь! Я знаю, как тяжело бывает найти донора, на это уходит не месяц, а два, три. А ведь все это время болезнь разрушает человека! Какое счастье, что через все испытания мы прошли своей семьей.

О настоящем и будущем

Что изменилось в вашей жизни после болезни?

Катя: Мне кажется, уже тогда мы стали взрослее. Научились жить по отдельности, что для близнецов очень важно. Лиза стала очень самостоятельной, потому что была почти всегда одна: мама со мной в больнице, папа на работе. Еще мы стали намного целеустремленнее и выносливее.

Лиза: Мы понимаем, что нам дан еще один шанс и нам нужно соответствовать. Я, к примеру, регулярно сдаю кровь. У меня отрицательный резус, и мне часто звонят и просят приехать. Я не отказываю.

Катя: А для меня это подвиг, совершенно не переношу вид крови, иголок...

Как вы оказалась в рекламном бизнесе?

Лиза: Случайно. Мы понимали, что нам надо зарабатывать на учебу. Я пришла в агентство и прошла кастинг... И вдруг нам перезвонили, дали роль. Потом мы уже закончили актерскую школу при ГИТИСе, стали постоянно сниматься в рекламе. А недавно открыли свое агентство: Twins models. Находим моделей-близнецов и организуют для них съемки.

Катя: Наша главная задача сейчас — оторваться друг от друга. В институт мы поступили на разные факультеты. Сделали это специально. Хотя в первый же учебный день я хотела перейти в Лизину группу. Но надо держаться! У каждой из нас должна быть своя жизнь.

Поддержите проект фонда Подари Жизнь:

«Трансплантация костного мозга»

Когда становится понятно, что у ребенка не работает или неправильно работает костный мозг – главный орган кроветворения, и никакие виды лечения (ни лекарства, ни операции, ни «химия», ни лучевая терапия) не дают возможности добиться полного излечения, требуется пересадка костного мозга, чтобы заменить его на новый, здоровый – донорский. В этом и заключается цель процедуры трансплантации. ПОМОЧЬ СЕЙЧАС.

За помощь с проведением съемок благодарим фотостудию «Кросс-фото», визажиста Наталью Уманчик, стилиста по волосам Ольгу Черноглазкину и стилиста Елену Ушакову.

Если вы считаете, что эта информация может быть кому-то полезной, поделитесь ею на своей странице в соцсети.

Подписывайтесь на наш канал, чтобы не пропустить ничего интересного.