«Выжить можно только сражаясь»

Илья Макаренко четыре года в ремиссии. О болезни он почти не вспоминает, но считает, что месяцы в больнице научили его бороться. В будущем Илья хочет защищать права детей-инвалидов и сейчас учится на правоведа.

В середине июля 2012 года Илья ехал на машине из Москвы в Тверь. Он возвращался из больницы домой. Раньше Илья любил ездить по этой дороге в Москву, но сейчас торопился вернуться назад. Илья вспоминает, что несколько часов пути не отрываясь смотрел на людей, деревья, машины и не мог поверить, что он наконец на свободе, далеко от больницы. Илья думал, что теперь он даже может, наверное, поехать на озеро, как они с папой всегда делали летом.

Конечно, на озеро Илья тогда не поехал, родные слишком боялись за него и еще долгое время после больницы старались уберечь от любых опасностей. И все же первый день дома Илья помнит до сих пор. Он этот день долго планировал, лежа в больнице. Накануне Илья договорился с лучшим другом Максимом, что тот к нему зайдет, как только Илья приедет домой. Максим, как и обещал, зашел. Они спустились во двор. После больницы ходить было трудно, мышцы отвыкли, и сразу накатила усталость. Они сели на лавочке в тени. Молчали, разговаривали, потом снова молчали. А потом пошли домой играть в компьютер. Илья не помнит, кто тогда победил в World of Tanks — он или Максим. Ему в первый раз это было неважно, было просто здорово чувствовать себя дома, играть с другом в стрелялку, как будто и не было этих 90 дней в больнице.

Пока Илья лежал в Российской детской клинической больнице, он все время думал о доме и друзьях, созванивался с ними, писал сообщения. Друзей в больнице не заводил, потому что был уверен, что скоро оттуда уедет. «Самое трудное было услышать диагноз, я даже плакал, — вспоминает Илья. — Было так тяжело, все планы, вся жизнь вдруг рухнули. И я тогда для себя решил, что во чтобы то ни стало вернусь домой, к папе, к друзьям. Решил, что в больнице ни за что не останусь». Диагноз «острый миелобластный лейкоз» Илье поставили, когда ему было 13 лет. Сейчас Илье 18, и он не любит вспоминать то время. «Я даже стараюсь не ездить в Москву, хотя мы живем недалеко, в Твери. Теперь для меня Москва связана с больницей и болезнью — дорога туда пугает. Если бы не нужно было приезжать два раза в год на обследования, я бы предпочел не ездить в Москву совсем».

Илья учится, рисует карандашом и дружит. Но последние два месяца он пишет диплом и времени на увлечения не хватает. Он даже в кино последний раз был год назад, на седьмом эпизоде «Звездных войн». «Волнуюсь, как пройдет защита диплома. Я учусь в техникуме на правоведа, меня интересует работа с детьми-инвалидами, защита их прав. Ведь я и сам инвалид. Отлично знаю, как трудно получить статус инвалида в нашей стране. Нужно постоянно приносить справки, чтобы подтверждать свой статус. Система так устроена, что нужно прикладывать большие усилия, чтобы инвалидность не сняли, — рассказывает Илья. — Я отлично знаю все правовые нормы, поэтому мне было легче, чем однокурсникам». У Ильи 22 однокурсника, и 18 из них — девушки, но Илья говорит, что пока встретить девушку, с которой бы сложились близкие отношения, не получается. «Дело в том, что у всех девушек, которые мне нравятся, уже есть парни, даже в нашей группе. Но я точно знаю, какую девушку я бы хотел встретить. Она должна быть хорошим человеком прежде всего. Внешность не так важна на самом деле. И еще она должна быть на меня похожа в чем-то главном». Ради девушки Илья теоретически готов даже меньше времени проводить за компьютером, потому что «девушки обычно в стрелялки не играют».

Но пока девушка не появилась, все свободное время Илья проводит с друзьями. Мама Елена уверена, что время это он тратит достаточно бессмысленно: «играет, в социальных сетях сидит». Но из разговора с Ильей скоро становится понятно, что, кроме компьютерных игр, он серьезно увлечен историей Второй мировой войны. «Я даже песни предпочитаю тех лет. Сейчас активно изучаю военную технику, рисую, езжу в музеи. Понимаете, ведь война — это для меня не про смерть, а про победу, про подвиг. Можно выжить только сражаясь», — говорит Илья серьезно и замолкает.

Илья сам похож на героя, вернувшегося с войны: у него серьезные глаза, слова подбирает долго, он никуда не спешит, потому что самое трудное осталось позади. Илья лучше, чем кто бы то ни было, понимает, чего может потребовать победа. «В больнице я стиснул зубы и терпел. Я каждый день шел к победе. Но только так и можно преодолеть все это. Да, было больно, особенно пункции. Было страшно, когда из-за судорог не мог ходить и мама меня возила на коляске, — вспоминает Илья. — Но каждый день я думал о доме, мечтал увидеть папу. Я папин сын, и когда впервые оказался от него далеко, вдруг это сразу понял. Папа приезжал ко мне в больницу, мы шли гулять во двор РДКБ. Немного ходили по дорожкам, и мне становилось легче, спокойнее. Папа уезжал домой, а я оставался, чтобы бороться. Понимаете, я знал, что отступать нельзя, что я не могу не выздороветь. Просто физически не мог оставаться в больнице. Поэтому сейчас я хочу пожелать всем ребятам, которые борются с болезнью, не терять надежды. Пусть у вас будут силы, пусть рядом будут люди, готовые поддержать. Отступать нам просто нельзя!»