"Мама напрокат", часть пятая, глава четырнадцатая

09.04.2018

Начало

Николай

Мама учудит так учудит!

Явилась зареванная, в истерике. Маринке с порога начала хамить. На Ваню рыкнула. Антоха к ней даже не вышел, в комнате спрятался. Я-то Василиску подмывал под краном, поэтому не видел, как мать явилась. Слышал только, как она кричала и плакала.

Выдал Маринке укутанного младенца (никакого интереса моя мать к Василисушке не проявила) и вышел с мамой на площадку. Нехорошо, конечно. Надо бы в кухню пригласить, напоить чаем. Побеседовать по-человечески, как взрослые люди. А не стоять на лестничной клетке, развлекая своей руганью всех, кто проходит мимо. Но лучше уж соседи услышат очередные подробности их личной жизни, чем дети. Вдруг Ваня и Антоха узнают, что произошло на самом деле? Несколько недель назад, им рассказали все без лишних подробностей. Мол, злая тетя хотела отобрать нашу девочку, а мы не отдали. Мальчишек аж распирает от гордости за нас с женой. Мы, по их мнению, молодцы и герои. Отстояли нашу маленькую лялю, никому ее не отдали. Вот, даже по телевизору маму показали (целиком детям передачу никто смотреть не дал). А тут явилась моя мать, говорит на повышенных тонах, меня оскорбляет, срывается на крик. Нельзя критиковать родителей при детях, нам же их воспитывать потом. А уж если мальчишки поймут, что мы не совсем правду сказали, то обиды будут. А у Ваньки, между прочим, пубертат вот-вот начнется. Тут главное - не потерять доверие.

Мать орала, чтоб я собирался и уезжал из этого гадюшника. У нее, мол, есть юрист знакомый, он поможет урегулировать вопрос с алиментами, чтоб не всю свою зарплату на чужих детей переводить. А можно вообще обойтись без алиментов, Антошку отсудить. Пусть она на него сама алименты платит, и детей своих, которые непонятно от кого, сама и поднимает. А то посадила ее мальчику на шею целый выводок, а Коленьке воспитывай.

У меня челюсть отвисла. Вот как объяснить матери, что Ваньку я люблю и отношусь к нему как к родному? Хороший парень, никаких с ним проблем. А Василиса? Она же еще такая маленькая. Ее и не любить как-то неловко. Вот ищет тебя глазами, а находит - улыбается. Разве можно этому не умиляться? А как она радуется, когда слышит мой голос. Взвизгивает, оживляется, начинает махать руками и ногами. Какое счастье, папка пришел!

Но Людмила Витальевна этого не слышит. Как попугай заладила: навязали, повесили камень на шею, подсунули чужих детей, жизнь испортили. Напоследок же мать, вытерев слезы, сказала: “Я, сынок, знаю, что случилось. Ты ведь у меня сам не свой. Околдовала она тебя. Приворожила”. Дальше был пассаж про то, что мать его не бросит, порчу снимет, и в обиду злодейке не даст.

Мама ушла, а я еще полчаса, наверное, курил на лестничной клетке, смотря в окно как на город спускаются сумерки. Эх, мама! Ведь любишь же. И хочешь осчастливить, согреть своей любовью. А делаешь только хуже. И никаких моих доводов не слышишь. Я ведь и на бездетной жениться мог. Немало женщин не могут родить ребенка. Разные бывают причины, их множество, не только аборты. Были бы тогда у меня усыновленные дети. А что делать, не весь век же куковать вдвоем. И ты бы тоже, наверное, переживала бы и причитала про сглаз. А я бы смотрел на тебя и не понимал, почему ты паникуешь. Семейное счастье, мам, бывает очень разным. Зря классик говорил, что все семьи счастливы одинаково, неправда это. На улице зажглись фонари. Коля затушил очередную сигарету и направился в квартиру. Судя по запаху на площадке, на ужин у них сегодня борщ.

Конец пятой части

Продолжение

#маманапрокат