Ветеран Вермахта вспоминает Россию

Мотоциклетные очки
Мотоциклетные очки

На своем мотоцикле я проехал Францию и Польшу. Особенно мне понравилось во Франции. От француженок не было отбоя, а французские мальчишки каждый вечер мыли мой мотоцикл.

В магазинах на прилавках лежала колбаса и сыр, шоколад и конфеты. Мы с товарищами пили лучшие французские вина и коньяки. Такая война нам нравилась.

В Польше нам пришлось немного задержаться. Поляки отчаянно оборонялись на Вестерплатте в Гданьской бухте. Но все это не сравнимо с тем, что нас ожидало в России.

Первое, что я понял и испытал на собственной шкуре, это то, что в России нет дорог. Летом в сухую погоду всё было замечательно. Но представьте себе осень и дождь, по просёлочной дороге с трудом могут ехать танки. Несколько раз в день мне приходилось лопатой откапывать мой мотоцикл.

Несколько раз я ездил с пакетом из одного населённого пункта в другой. Был приказ не останавливаться ни при каких обстоятельствах. Всего каких то двадцать километров...

Отто Вебер - мой товарищ, рыжий парень из Гамбурга так же поехал с пакетом. И просто пропал. Его мотоцикл с пробитым пулями баком, нашли на обочине всего в двух километрах от штаба нашей дивизии.

Дитер Вернер - ефрейтор из нашей роты ехал на железнодорожную станцию. За хорошую службу он получил двухнедельный отпуск домой. Но бедная Марта так и не дождалась его. "Иваны" натянули металлический трос через дорогу и Дитер на большой скорости врезался в него. После этого мы получили приказ, запрещающий использовать одиночный транспорт.

Пост полевой жандармерии (военная полиция). Указатель предупреждает о партизанах и запрещает одиночное движение
Пост полевой жандармерии (военная полиция). Указатель предупреждает о партизанах и запрещает одиночное движение

В плен к русским я попал осенью 1943 года. И русские не сделали ни одного выстрела что бы пленить меня. Я утюжил грязь на дороге. Мои очки, вся моя одежда и весь мотоцикл были залеплены грязью. Я просто проехал нужный мне поворот на просёлочной дороге и заблудился.

Когда я въехал в деревню, остановился и протёр свои мотоциклетные очки, я обнаружил что меня окружили русские. Они смеялись и называли меня Фрицем. На этом война для меня закончилась.