дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Повесть Юрия Москаленко «Тайна старой шкатулки» (часть 3-я)

26 July 2019

Иллюстрация @konti
Иллюстрация @konti

Автор: Юрий Москаленко @biorad

Выкладка по будням. Часть 2-я

Часть 3-я

Молодой художник начал свой рассказ не сразу, будто переваривая обиду. Потом внимательно посмотрел в синь глаз собеседницы, гипнотизируя её. И, наконец, увидев, что ни одна из его уловок не заставит хозяйку изменить решение, словно нехотя обронил вопрос:

– Вы позволите мне закурить трубку?

– Я не знаю, какой у вас табак. Дайте щепотку, попытаюсь определить.

Предслав достал табакерку. Это была филигранная овальная коробочка. Её бока были украшены тонкой золотой пластиной, переплетённой серебристой чеканной нитью. А на крышке расположился герб. Щит был разделён на четыре поля: два голубых и два червлёных. В алых полях расположились грифоны, в голубых – львы, из пасти которых вырывался алый язык огня. А посередине щита на половине овала расположился ещё один лев – с короной на голове и мечом в приподнятой правой лапе.

Эта табакерка была фамильной драгоценностью рода Лянцкоронских. И на крышке красовалась не что иное, как нижняя часть их герба. А «перекур» понадобился молодому человеку только для того, чтобы продемонстрировать хозяйке: мол, и мы не лыком шиты.

Прекрасная вещица производит на женщину не меньшее впечатление, чем новый автомобиль в её гараже. По тому, как в очах Ирены заплясали синие искорки, Предслав понял, что цели достиг.

– Знатный род, – кивнула дама. – Я немного изучала геральдику и могу сказать, что его прославил какой-то важный воевода.

– Да, Предслав Лянцкоронский собственной персоной. Он родился, предположительно, в 1489 году. Но это не совсем точно. В генеалогическом дереве записано так: родился в 80-е годы. А вообще основателями рода являются Стефан и Анна, которые жили в середине XIII века.

Если говорить о Предславе, то у него был старший брат Станислав, который в 17 лет был виночерпием Сандомирским, в 1510 году – старостой подольским, а с 1530 года – воеводой подольским. Но если Станислава удалось пристроить на место виночерпия в Сандомир, то Предслав с детских лет тоже мечтал стать рыцарем, и его отправили за границу, чтобы он постигал тайны военного искусства. Молодой человек объездил сначала всю Европу, потом его путь лежал в Иерусалим, где он пред Гробом Господним поклялся огнём и мечом поддерживать католическую веру.

К 22-летнему возрасту это был уже достаточно хорошо известный воин. А потому князь Литовский назначил его старостой в Хмельник, который был расположен в верхнем течении Южного Буга. Прибыв на место, Предслав обнаружил, что часть жителей окрестных степей составляют беглые казаки, которые вынуждены были переселиться сюда из-за притеснений крымских ханов.

Мы все выросли на Гоголе, на его «Тарасе Бульбе» и считаем, что главными врагами украинских казаков были именно ляхи. Но это не совсем так: в разные годы, десятилетия и столетия всё складывалось по-разному. И в самом начале XVI века, когда Предслав принял Хмельник, до провозглашения дружбы между Украиной и Россией Богданом Хмельницким было ещё почти полтора столетия. А Лянцкоронский собрал под свои знамена и тех, казаков, которые издавна жили в степях, и тех, кто бежал от турок. И этим войском ударил по ближайшим турецким заставам, смяв их.

Конечно, ханы не собирались мириться с таким воинственным соседом и попытались разбить его войско. Но не тут-то было – после первых же побед Лянцкоронского к нему стали стекаться казаки. И в 1516 году староста хмельницкий двинулся со своим отрядом под Аккерман (Белгород-Днестровский), где одержал блестящую победу и взял богатую добычу. Но ещё более чувствительное поражение туркам он нанёс в 1528 году под Очаковом.

Но остался в истории Предслав не только этим. Именно он первым предложил стать посредником между казаками, которых немало было в его войске, с одной стороны и королем польским и Великим гетманом литовским с другой. Именно с этого времени церемония ходатайства влиятельного вельможи, близкого ко Двору, за украинцев стала традицией. А чуть позже появился и институт гетманской власти. И первым гетманом малороссийским был провозглашён именно Предслав Лянцкоронский. А его брата – Станислава – в 1530 году назначили воеводой подольским.

Юность, насыщенная многочисленными суровыми походами и сражениями, лишениями и ранами, подорвали здоровье Предслава. Он скончался в Кракове 10 июня 1531 года. Брат пережил его на четыре года.

– А вы, я так понимаю, прямой потомок этого славного воина?

– Да, но долгие годы я даже не подозревал об этом. Меня воспитывала бабушка с отцовской стороны, мой папенька – дипломат, так что мотались они с матушкой по разным странам. А потом бабушка внезапно скончалась, и меня отправили из Москвы в Питер. И вот однажды моя прабабка, которая прожила без малого век, перед самой смертью позвала меня к себе, вручила табакерку и чуть-чуть приоткрыла нашу родословную. Кстати, ни мама, ни отец об этой истории не знают…

– Думаю, у нас ещё будет время поговорить, а то у вас уже после третьего стаканчика пунша язык заплетается. Да и поздно. Мы проговорили достаточно долго. Пол проведёт вас в комнату для почётных гостей. Но прежде, чем вы отправитесь туда, я хочу сказать вам пару слов.
Замок, который предоставил вам кров, относится к одному из самых древних в Англии. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. С фамильным привидением, со слуховыми и тактильными галлюцинациями. Сейчас у нас почти что полнолуние, а в это время все чувства человека обостряются. Вы, очевидно, материалист, так что не верите в потусторонние силы. К сожалению, здесь это не всегда работает…
Я, конечно, предприняла кое-какие меры, чтобы вы не сошли с ума так, как другой герой Гоголя – Хома Брут. Панночки, конечно, у нас нет, так что в этом плане беспокоиться нечего. Но есть другие шалости. Какие – говорить не буду. Вдруг всё обойдётся, зачем же вас пугать раньше времени.
А что касается предосторожностей, то в комнате, где вам предстоит ночевать, железными ставнями закрыты все окна. Туда не проникает ни один лунный луч.

– С Богом, молодой человек! – приободрила Ирена. – Надеюсь, вы достойны рода Лянцкоронских.

– Кстати, а почему здесь нет электричества и всё освещается с помощью свечей?

– Электричество есть, но в комнатах не найдёте никаких люстр. Это последняя воля одного из владельцев замка, она соблюдается неукоснительно.

– Чертовщина какая-то, – пожал плечами художник, следя за тем, как огонёк свечи мечется по стенам в такт шагам слуги.

Наконец, услужливый Пол остановился перед массивной дверью и, толкнув её, с участием произнёс:

– Сэр!

Комната была похожа на келью монаха. Кровать, застланная белоснежным бельём, небольшая тумбочка с хрустальным графином, наполненным водой, стакан. Стул, служивший для складывания одежды. И несколько портретов мужчин в старинных одеяниях, которые смотрели со стен то ли укоризненно, то ли с сочувствием, мол, попал, братец, в передрягу.

Пока Предслав рассматривал комнатку, с порога раздался голос Пола:

– Сэр!

Дверь затворилась практически бесшумно…

Часть 4-я

***

Будем рады видеть вас в числе наших подписчиков)
Успехов! И вдохновения творить!

Страница сообщества «Поэзия» на golos.io