"А нет никакой Румынии"...

Иоска - бывший боксёр из Галаца. Это в Румынии. Оттуда несколько лет назад он уехал на заработки в Европу. Мы с Иоской говорим об ушедшей и современной Румынии и пытаемся вместе разобраться, что же всё-таки лучше и к чему стремиться. Иоска родился при Чаушеску.

Самое яркое воспоминание его детства – это телевизор, который Чаушеску разрешал людям смотреть только 2 часа в день, с 8 до 10 вечера. В остальное время телевидения в Румынии не было. Из всех стран социалистического блока Румыния обладала, пожалуй, самой высокой степенью независимости в принятии решений. Николае Чаушеску всегда подчёркивал свою полную самостоятельность и имел собственный план развития страны.

За годы его правления сельскохозяйственная Румыния, никогда не имевшая высокотехнологичного производства, покрылась сетью заводов-гигантов. Возводили их на иностранные кредиты, любезно предоставляемые Западом с долгосрочной перспективой и на средства, выкачанные из села. Продавать продукцию этих заводов было почти невозможно, её не покупал Запад и не очень охотно покупал СССР, имея возможность приобретать аналогичные товары из Чехословакии и Польши. Итогом стали карточки на основные продукты питания и мыло.

А в 1983 году Чаушеску начал выплачивать многомиллиардный внешний долг по кредитам, что вогнало страну в ещё большую нищету. Начались отключения электроэнергии и тотальная слежка за гражданами со стороны «Секуритате». Финал всем известен – подогреваемое Западом восстание и расстрел Чаушеску. С этого момента для Румынии начинается новая страница в истории, вернее, как считает Иоска, можно сказать, что история заканчивается. Ибо от Румынии на сегодняшний день остаётся только язык и национальная кухня.

Очень вкусная, надо признать, в виде таких любимых блюд как румынский борщ (это кисловатый суп, который варится из чего угодно, кроме свёклы) и миччи (или мититей – это котлеты из мясного фарша, только сформованные в форме колбасок, жарятся на гриле).

За прошедшие годы Румыния вошла в Евросоюз и НАТО, но уровень жизни не вырос. Построенные при Чаушеску заводы закрыли, сельское хозяйство не возродилось, порядка 5-6 миллионов румын работает за рубежом, в основном на стройках, в магазинах и частных домах. Уровень доходов в стране – один из самых низких в ЕС. Средняя зарплата в Румынии сегодня – 300/350 евро. Зато румынское пространство с энтузиазмом осваивают мощные международные компании. Транснациональная корпорация Монсанто (крупнейший в мире производитель генно-модифицированных семян) работает в Румынии, начиная с 1975 года и активно использует земли сельхозназначения.

Широкое присутствие в сфере электроэнергетики и водоснабжения здесь имеют французские корпорации Veolia и EDF. С головокружительной скоростью исчезают румынские леса. Право на вырубку предоставлено Австрийскому предприятию «Holzindustrie Schweighofer». Оно является одним из крупнейших обработчиков древесины в Европе и работает главным образом в Румынии и на Украине. А недавно в Румынии в Чёрном море австрийская компания OMV в виде своего румынского филиала OMV Petrom открыла крупнейшее месторождение газа, бурильная компания активно ведётся при поддержке гиганта ExxonMobil; всего в разработку месторождения с 2008 года вложено 1,5 млрд долл США.

«Иностранные инвестиции – это же хорошо", - замечаю я. "Вот, мы в России очень страдаем от того, что наблюдаем отток иностранного капитала».

Но Иоска не доверяет иностранному капиталу, ведь международное сотрудничество и взаимовыгодный обмен – это обмен, а не просто наём дешёвой румынской рабочей силы и освоение природных ресурсов страны. Разумеется, правительство и ближайшее окружение получают гигантские дивиденды от такого «сотрудничества», а также еврокредиты на развитие инфраструктуры, мгновенно растворяющиеся по дороге к этой инфраструктуре, которой как не было, так и нет.

Пока удивительным образом снова Чаушеску из могилы помогает стране зарабатывать деньги. По его роскошным резиденциям сегодня водят экскурсии, рассказывая туристам как правду, так и небылицы о его жизни. Более популярным румыном всех времён можно считать разве что только графа Дракулу.

Иоска много слышал о «российской агрессии», и целый час мы с ним ищем в сети видео выступления президента РФ, в котором, как румынам сообщают их СМИ, Владимир Путин угрожает Румынии ракетами с ядерным боезарядом (о постоянных угрозах со стороны России жителям сообщают по телевизору, благо теперь у румын масса телеканалов, вещающих 24 часа в сутки). Естественно, ничего подобного не находим.

Сейчас Иоска несказанно рад, что может сколько угодно есть оливок. Вспоминает, как они гонялись за этим любимым продуктом, пытаясь достать его к празднику. А ещё апельсины, их тоже не было, ничего не было вообще. Почему именно оливки, не знаю. Я ему рассказываю, что в СССР тоже не было оливок, но меня лично это так не огорчало. Наверное, потому, что до совершеннолетия я вообще не знала, что это такое.

«Несмотря ни на что, свобода ежедневного выбора – это важно для каждого. При Чаушеску мы были очень несвободны, должны были смотреть телевизор, когда он хочет, а не когда мы хотим. Однажды мы вернёмся в свободную Румынию, вернёмся домой», - такими словами заканчивает нашу беседу Иоска.

Автор Дарья Топадзе