Пенсионная реформа и ее демографический парадокс

Изучая аргументы сторонников повышения пенсионного возраста, обнаружил один демографический парадокс. С 2005 года сокращение численности населения трудоспособного возраста (15-55/60 лет) с 90 до 82 млн. не привело к сокращению экономически активного населения (оно стабильно около 76 млн.), а число занятых даже растет за счет сокращения безработицы. У этого феномена есть экономическое объяснение все большее количество людей пенсионного возраста продолжает работать, чтобы обеспечить себе достойное существование. И действительно по данным Росстата с 2006 по 2016 количество "работающих" пенсионеров выросло с 8,6 до 15,3 млн. (из 43 млн. всех пенсионеров). К 2018, правда, их число упало до 9,7 млн., как только отменили индексацию работающим пенсионерам (людей не проведешь они просто ушли в тень).

Один из авторов пересмотра пенсионного возраста Владимир Назаров в статье "Что не так с аргументами противников пенсионной реформы" все-таки соглашается, что нужно уменьшить темп повышения (к 2030 повысить пенсионный возраст для мужчин только до 63, а для женщин до 60 лет). Небольшой прогресс, если посчитать и сравнить с законом, уже принятом в первом чтении (до 65/63 к 2028/34), примерно те же 0,5 года повышения возраста каждый год. Со многими аргументами, как и с заголовком у авторов статьи, хуже. "Противники" полноценной пенсионной реформы как раз те, кто предлагают повысить пенсионный возраст и не рассматривать одновременно все остальные вопросы пенсионного обеспечения и социальных гарантий.

Не буду останавливаться на военных или льготных пенсиях это вопрос частный и не ключевой при рассмотрении повышения пенсионного возраста, хотя авторы уделяют ему много внимания. На поверхности лежит вопрос "ренты", из которой авторы готовы взять ~1 трлн. руб. в год (почему-то только в виде дивидендов нефтегазовых госкомпаний и при сокращении их "неэффективных "инвестпрограмм). Дивиденды, конечно, тоже можно и нужно увеличивать, но без них у нас ~4 трлн. руб. избыточных нефтегазовых доходов образуется в бюджете при цене нефти ~$70 и на них просто покупается иностранная валюта. И даже при снижении цены до $50 останется не менее ~1.5 трлн. в год.

Очень странным выглядит сравнение 13 трлн. возможного эффекта от узкого набора мер до 2030 года (в текущих деньгах!) с 55 трлн. (в будущих деньгах!), которые якобы потребуются дополнительно для выплаты пенсий без повышения возраста и при сохранении текущего коэффициента замещения заработка. За 12 лет ВВП, зарплаты и страховые взносы должны вырасти в ~2 раза (при ежегодном росте на 6+%, в том числе 4% за счет инфляции). Авторы не приводят расчетов, но цифра в 55 трлн. совпадает с моими оценками трансферта из федерального бюджета в ПФР на выплату пенсий за период 2019-30гг. (при суммарных расходах на пенсии ~145 трлн., сохранении возраста и коэффициента замещения). Как будто от трансферта нужно отказаться и тем самым сократить расходы на пенсии в ВВП. Утопическая идея, которая кроме негативных последствий для внутреннего спроса и экономического роста ни к чему хорошему не приведет.

В качестве аргументов за повышение пенсионного возраста авторы приводят ситуацию на рынке труда с низкой безработицей и потенциальным сокращением рабочей силы на 5,1 млн. или 7% к 2030г. В качестве доказательства ссылаются на исследование от начала 2017 года среди авторов Евсей Гурвич.


Сложно оценить, насколько корректно авторы исследования прогнозировали динамику рабочей силы, но в любом случае она расходится с тем, что было до сих пор описанный выше и на графике парадокс отсутствие снижения экономически активного населения, рост числа занятых даже при сокращении трудоспособного населения. Низкая безработица в России, кстати, в том числе от минимальных гарантий безработным. Пособие по безработице не менялось с 2008 года и составляет 850-4900 руб. чем дальше, тем все меньше прожиточного минимума. Так что безработным жить в России невозможно приходится соглашаться на любую низкооплачиваемую работу. В этом смысле фраза "проблема доходов людей предпенсионного возраста может решаться за счет рынка труда" по сути подразумевает, что ограниченные доходы низкооплачиваемых работников должны быть распределены среди большего числа пожилых людей.

Грустно, что без всей макроэкономической картины будущего, параметров накопительной системы авторы пытаются решить частную проблему дефицита Пенсионного фонда и федерального бюджета. При этом в принципе не рассматривают возможность дефицита бюджета и роста государственного долга. Хотя будущее накопительной системы как раз должно зависеть от сбережений граждан внутри страны при одновременном дефиците бюджета и росте госдолга. Авторы рассматривают лишь потенциальные проблемы накопительной системы, а не какие-либо её параметры.

Предлагаю авторам реформы, а точнее повышения пенсионного возраста, и депутатам (Игорь Сапко) задуматься прежде всего о ее влиянии на динамику доходов населения, особенно низкодоходной части. Темп повышения возраста должен быть замедлен в 2 раза (на 1/4 года за 1 год) и соответствовать динамике численности пенсионеров, чтобы не возникло ситуации с сокращением доли пенсионеров в обществе и не уменьшались социальные расходы в ВВП. Одновременно с повышением пенсионного возраста должны быть повышены до прожиточного минимума пособия по безработице, в окончательном виде представлены параметры солидарной и накопительной пенсионной системы.