Железные игры Сергея Скочека

Новгородец собирается за третьим титулом чемпиона страны.

Поклонники самого титулованного новгородского пауэрлифтера Сергея СКОЧЕКА заждались от него побед как на международных, так и на отечественном помостах. Второе место спортсмена на континентальном чемпионате их не удовлетворило, недавний выигрыш Кубка России – взбодрил. Все ждут новых, ещё более громких побед.

– Сергей, после вашей победы на Кубке России наш разговор, так получилось, планировался и откладывался полтора месяца. Уже впору подводить итоги года. Вспомним всё?

– Итоги таковы, если говорить о соревнованиях: второе место на чемпионате Европы и Кубок России. Так получилось, что незадолго до поездки в Данию, где проходил европейский чемпионат, я подхватил ангину. Чтобы не оказаться за чертой, лечился ускоренным курсом, то есть антибиотиками. А это бесследно для физической формы не проходит. Конечно, я на Европу приехал не в лучших кондициях. Поэтому второе место – результат хороший и справедливый.

– Замечу, хорошее место! А вот результат в сумме троеборья у вас на чемпионате Европы был на 40 кг ниже, чем в ноябре на Кубке страны.

– Так я и говорю: 582,5 кг в марте и 622,5 в ноябре. Когда ломается график подготовки, и ты не выходишь на пик формы, приходится действовать по обстоятельствам.

– То есть Кубок России выиграть труднее, чем стать вторым на континенте?

– Нет, не совсем так. Участие в Кубке России мне нужно было для соревновательной практики. Один серьёзный старт в году – этого, конечно, мало. Перед весенним чемпионатом страны мне нужно было выступить на кубковом турнире, чтобы понять расстановку сил на сегодняшний день. Правда, в Арзамас, где проходил турнир, не приехали два моих главных соперника, поэтому соревновался, можно сказать, сам с собой. Второй призёр отстал от меня на 67 кг – это несерьёзно. Так что главный старт будет в середине февраля в Тюмени, где пройдет чемпионат страны.

– Там будут все сильнейшие?

– Безусловно. Ведь изменилась система отбора на чемпионаты мира и Европы. Теперь на мировой турнир едет победитель российского чемпионата, а на Европу – не обладатель Кубка, как раньше, а вице-чемпион России. Не хочу рассуждать о справедливости такого подхода, ведь он един для всех. Но статус кубкового турнира определённо понизился. Теперь фаворитам нужно готовиться к одному главному старту – чемпионату страны, – чтобы составить программу действий на год.

– Вы на что рассчитываете, собираясь в Тюмень?

– Я всегда ставлю перед собой максимальные задачи. Иначе нет смысла выходить на помост.

– Когда начнёте подготовку?

– Начал полтора месяца назад, на пятые сутки после Кубка России.

– Сейчас какой этап идёт?

– Набираю объёмы, работаю над выносливостью. После Нового года начнется силовая работа.

– То есть – на результат?

– Ну, да, можно и так сказать. Нужно подтянуть становую тягу. Основным конкурентам я по этому показателю уступаю.

– Ваш результат в Арзамасе - на 22,5 кг выше норматива мастера спорта международного класса и настолько же ниже вашего лучшего результата, показанного в 2014 году. Как это прокомментируете?

– Есть турниры, на которые ты едешь, сознавая, что готов бить рекорд. А есть такие, где нужна победа любой ценой. И не то, что ты довольствуешься малым, но ведь ещё и борьба нервов идет. Допустим, твой конкурент в своей последней попытке жмёт 160 кг. У тебя лучший результат – 175,5, но для победы достаточно 162 кг. Оправдан ли риск соревноваться с самим собой и заявлять, скажем, 176 кг? Это зависит не только от честолюбия, но прежде всего – от того, сколько у тебя сил осталось. Победа с рекордом – это красиво, но риск должен быть оправдан.

– Сергей, не могу не спросить о вашем отношении к ситуации вокруг Олимпиады. Допустим, вы бы оказались в таком же положении, как наши зимние олимпийцы, – ехать нейтралами или бойкотировать?

– Без сомнений, ехать! Спортсмен не виноват в том, что произошло, что решил МОК. Я имею в виду чистых спортсменов, которые при подготовке к Олимпиаде всё кладут на алтарь – здоровье, время, деньги. В любом костюме мы будем представлять Россию, но и себя тоже. Мне диванные разговоры о патриотизме противны. Это удел людей, не знающих, что такое Большой спорт. Им кажется, что ты тренируешься и выступаешь, а наступил форс-мажор – как оловянный солдатик бросаешь всё и отходишь в сторону.

– Но допинг…

– Допинг – это не только российская проблема. Не нужно навешивать на нас всех собак. Мы, например, на Олимпиадах не выступаем. Я про пауэрлифтинг. Но это не значит, что у нас к допингёрам снисходительны. Перед каждым официальным турниром – обязательный допинг-контроль. Если ты едешь на международный турнир, за свой счёт проходишь такой контроль в Москве. А потом ещё и на месте – перед стартом. Чистый? Тебе твои расходы на первую проверку компенсируют. Я много раз такое сито проходил, и всегда успешно. Точно так же и остальные кандидаты в сборную. Времена, когда кто-то пытался проскочить, накачиваясь, анаболиками, в далёком прошлом. Я даже не застал то время. Другое дело, что список запрещённых препаратов растёт с каждым годом, и существует риск «получить метку», используя какие-то пищевые добавки. Например, со следующего года под запретом 1,3-диметибутиламин. Он содержится в некоторых пищевых добавках, стимулирует нервную систему. Почему запретили? Из-за того, что если спортсмен принял его, а потом – алкоголь, может произойти кровоизлияние в мозг.

– Ну, это страшилка какая-то! Ведь пищевые добавки даже любители принимают, для которых алкоголь отнюдь не под запретом…

– Вот и пусть знают, если на упаковке с добавкой есть пометка «содержит DMAA», надо выбирать: добавка или спиртное. Могу и другой пример привести. Популярный витаминный комплекс «Компливит» тоже под контролем, потому что содержит кобальт. Если переусердствуешь, и кобальта у тебя накопится больше 10 мкг (одна 100-тысячная грамма) на 10 кг веса, ты – под допингом. А ведь кобальт и через обычную пищу в организм поступает!

– Жуть какая-то. А ведь не олимпийский вид спорта… Кстати, есть у пауэрлифтинга шансы пробиться в олимпийскую программу?

– Вполне реальные. Только этим надо заниматься и, на мой взгляд, в первую очередь создать единую федерацию. Сейчас их несколько, хотя официально признана МОК только одна… Вот скейтбординг же стал олимпийским видом! Гольфисты просятся настойчиво. Олимпиада всё больше превращается в шоу, в представление.

– Про пауэлифтинг распространено мнение, что это пасынок тяжёлой атлетики. Вы знаете?

– Конечно, знаю. Это обывательское мнение. Классический штангист высокого класса не сможет выиграть у классного пауэрлифтера. И наоборот. Потому что методики подготовки и цели у нас разные. У них – скорость и сила, у нас – сила. Вот почему они отказались от троеборья, исключив жим. Правда, мы делаем жим лёжа. Из-за того, что жим рвёт локтевые и плечевые суставы, если делать его стоя. Даже штанги у нас разные. Наша более жёсткая, чем в тяжёлой атлетике. Присмотритесь: у штангистов она гнётся в дугу, у нас – струна.

– Откуда же такое мнение про ваш спорт?

– Может, оттуда, что с 1992 года пауэрлифтинг включён в программу Паралимпийских игр. Но – только одно упражнение! Жим лёжа. Логика понятна, но осадок остался…

– А если сравнить вас со штангистами по популярности…

– Пожалуйста! Например, открытый чемпионат США собирает до 1000 участников, а чемпионат мира – 1500. На проходившем в начале декабря в США чемпионате мира по тяжёлой атлетике было около 200 спортсменов – мужчин и женщин. Правда, Россия, Китай и Болгария не участвовали из-за дисквалификаций, но ведь и у нас Китай всерьёз развитием пауэрлифтинга не занимается, именно потому что не олимпийский вид… А знаете, когда в России появились пауэрлифтеры?

– Когда же?

– В 1885 году. Но тогда состязались в толчке двумя руками, в рывке двумя руками, рывке и толчке одной рукой и в жиме. Первый чемпионат мира по силовому троеборью прошел в 1964 году. Тогда же была основана и Международная федерация пауэрлифтинга. А сейчас их больше 20, нет единства. Нет нас и на Олимпиадах…

– Сергей, я знаю, что вам 27 декабря исполняется 34 года. Наша редакция поздравляет вас с днём рождения, желаем вам успехов и крепчайшего здоровья. И спортивного долголетия

– Спасибо. Постараюсь оправдать. 34 года в нашем спорте – возраст солидный, но не преклонный. Мы ещё повоюем!

Геннадий РЯВКИН

На снимке: 34-летний Сергей СКОЧЕК является чемпионом мира, двухкратным чемпионом России и трёхкратным обладателем Кубка РФ.

Фото пресс-службы департамента физкультуры и спорта Новгородской области