Кружевная шкатулочка

29 January 2018

В ней лежат надежды многих жителей посёлка Крестцы. И судьба народного промысла с полуторавековой историей.

Среди юношеских грехов – грехов смертных немного. Все они, увы, недолговечны. Как, например, грех стихоплётства.

Надо просто подождать. Потому что укротить его собственными силами трудно. Я помню: тоже грешил.

В  одну из ранних журналистских командировок, когда мне не было ещё и  восемнадцати, вышел я из душноватого старинного здания, где женщины  выдёргивали из полотна подрезанные нити, и не нити, а будто сам воздух –  воздухи, пробелы, паузы - начинали складываться в узор… Вышел и – прямо  в белое январское полотно. А над полотном – заиндевелые ветви, а между  ветвями – синие выдохи вечереющего неба.  
В одну из ранних журналистских командировок, когда мне не было ещё и восемнадцати, вышел я из душноватого старинного здания, где женщины выдёргивали из полотна подрезанные нити, и не нити, а будто сам воздух – воздухи, пробелы, паузы - начинали складываться в узор… Вышел и – прямо в белое январское полотно. А над полотном – заиндевелые ветви, а между ветвями – синие выдохи вечереющего неба.  

И сочинилось у меня что-то такое, дай бог памяти: «Сквозной/ вырезной/ белизной/ окружён воздух/ В тонких/ и ломких/ Звёздах». И ещё там было что-то, где рифмовались «сканью» - «дыханью».

Очень уж меня поразила тогда знаменитая «крестецкая строчка». Как плетут кружева, я уже видывал. Но я наблюдал, как орудуют коклюшками, сплетают нитяную паутинку, оставляя в ней прогалины. А в Крестцах, казалось, всё наоборот: щепотки воздуха сшивают нитями.

Сейчас я, конечно, рассказал бы об увиденном попроще, без рифм. Возраст, знаете ли. Но поверьте, что на днях я пережил восторг не меньший, чем сорок три года назад, –  увидев, что вокруг мастериц, сшивающих воздух, новые владельцы фабрики «Крестецкая строчка», и дизайнеры, и строители точно так же сплели настоящее кружево. Между старых, девятнадцатого века, стен, кирпичная кладка которых оттенена белейшей штукатуркой, сплели кружево из стекла, металла и воздуха свободных пространств.

Помнится, среди элементов местной вышивки, всех этих решёточек, снежинок, звёздочек, жучков, воздушных цветков, числился и «норвежский паук». Так вот, XXI век, как паук, свил себе в старых стенах гнездо – и перевил их новыми конструкциями. И если первый этаж здания, где находится цех с неизбежными рабочими столами мастериц народного шитья, просто стал светлее и воздушнее, то второй – вообще родился заново.

Кажется, губернатор А. Никитин (в центре) тоже впечатлён

В  его прозрачной анфиладе найдётся место и музею «Крестецкой строчки»,  который, к счастью, не потерялся в хороводе сменяющихся хозяев, и  магазину фирменной торговли… Откликаясь на репортаж нашего коллеги Юрия  Красавина с белорусских предприятий-музеев, владелец «Строчки» (и  «Медового дома») Антон Георгиев  обещал, что фабрика тоже станет музеем, доступным для туристов. Так  вот, в анфиладе гости смогут посмотреть не только на вешалки с готовыми  изделиями, но и на процесс рождения новгородского гипюра, каждой  ниточкой связанного с морозной зимой, с заснеженным лесом, с мартовской  истончившейся наледью, с русской природой. Проследить за изящными  движениями пальцев, соединяющих воздух с воздухом.
В его прозрачной анфиладе найдётся место и музею «Крестецкой строчки», который, к счастью, не потерялся в хороводе сменяющихся хозяев, и магазину фирменной торговли… Откликаясь на репортаж нашего коллеги Юрия Красавина с белорусских предприятий-музеев, владелец «Строчки» (и «Медового дома») Антон Георгиев обещал, что фабрика тоже станет музеем, доступным для туристов. Так вот, в анфиладе гости смогут посмотреть не только на вешалки с готовыми изделиями, но и на процесс рождения новгородского гипюра, каждой ниточкой связанного с морозной зимой, с заснеженным лесом, с мартовской истончившейся наледью, с русской природой. Проследить за изящными движениями пальцев, соединяющих воздух с воздухом.
Изящество и вкус – этого не отнимешь у всех проектов предпринимателя Георгиева, создавшего в деревне Мойка Батецкого района,  где расположен его «Медовый дом», такую зону отдыха, какой нет и в  областном центре. Но крестецкий проект – особый: его действительно можно  сделать центром притяжения для туристов. Это реальнее, чем развитие  многих других объектов на территории области: и интереснее, и доступнее.
Изящество и вкус – этого не отнимешь у всех проектов предпринимателя Георгиева, создавшего в деревне Мойка Батецкого района, где расположен его «Медовый дом», такую зону отдыха, какой нет и в областном центре. Но крестецкий проект – особый: его действительно можно сделать центром притяжения для туристов. Это реальнее, чем развитие многих других объектов на территории области: и интереснее, и доступнее.

Я бы точно съездил ещё…

Сергей БРУТМАН

Фото автора

P.S.:

Умышленно не привожу цифр: тонн стройматериалов и миллионов рублей, вложенных инвестором в создание этой кружевной шкатулки для народного промысла. Не стану рассуждать и о возможных сроках окупаемости проекта. Важнее, по-моему, то, что предприниматель Георгиев успел вернуть бывших работниц, пока у них «руки помнят», не дал им всем уйти торговать пирогами на трассе «Россия». Заинтересовал молодёжь – в том числе тем, что платил вполне приличную зарплату поступившим в ученицы. Продолжает готовить новые группы мастериц. Словом, подарил надежду многим жителям небольшого райцентра.

Для эффекта присутствия - смотрите фоторепортаж

Читать также: «Время правильных»