Своею собственной рукой. Бионической

Кластер – раз, кластер – два! Главное – «быть в тренде».

В первой половине сентября региональные и федеральные СМИ растиражировали новость о создании в Новгородской области двух промышленных кластеров. Нет, молочный кластер здесь ни при чём.

На Первом производственном (?!) совещании по вопросам развития промышленности в рамках федерального проекта «Локомотивы роста» было объявлено о подписании партнёрских соглашений о формировании региональных кластеров «Разработка и организация производства инновационных средств измерений» и медико-реабилитационного.

Мы формируем, а они уже работают!

«Кластер – это возможность объединить усилия разных предприятий ради одной цели и, к тому же, получить дополнительные программы поддержки, – логично отметил губернатор Андрей Никитин. – Когда предприятие находится в кластере – это всегда рассматривается как плюс при взаимодействии с институтами развития». И добавил: «В состав кластеров вошли уже действующие предприятия, поэтому фактически кластеры уже работают».

Впрочем, в Реестре промышленных кластеров, который ведёт с 2016 года Минпромторг РФ, по-прежнему осталось 28 субъектов деятельности. Скромный на подъём, но скорый на слова Андрей Сергеевич опять поторопился. Чтобы кластеры «фактически работали» должно быть не только соглашение о намерениях (о формировании). Нужно выполнить целый ряд условий, предписанных постановлением Правительства РФ от 31 июля 2015 г. № 779 «О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров».

Например, должна быть создана «специализированная организация промышленного кластера», а именно – управляющая компания в форме ассоциации или ООО (как правило), чтобы подписать соглашение с правительством Новгородской области «о создании совокупности субъектов деятельности в сфере промышленности». Должна быть принята «программа развития промышленного кластера, скоординированная по целям, срокам и ресурсам мероприятия, а также – целевые показатели эффективности их выполнения». А главное – «участники промышленного кластера должны заключить со специализированной организацией соглашение об участии в промышленной деятельности кластера».

Это тем более актуально для нас, ибо (к примеру) медико-реабилитационный кластер, по подписанному соглашению (о формировании), объединит, надо понимать, под эгидой ООО «Бионические технологии» такие мощные компании, как НПО «Квант», ОКБ «Планета», ЗАО «Элси» (проектирование и производство оптико-электронных приборов и систем, применяемых службами МВД и МЧС), ООО «Инновация-Н» (инженерно-техническое проектирование в промышленности и строительстве). Плюс к ним – три областных министерства, региональное отделение Всероссийского общества инвалидов, Фонд содействия развитию малых форм предприятий, Центр медицинской реабилитации, Центр медицинских технологий и реабилитации, строительную компанию и т.д. и т.п. Всего – 16 партнёров.

Куча мала, народу звала

На первый взгляд, это очень здорово, что так много организаций готовы бросить свои людские и финансовые ресурсы на алтарь победы в создании промышленного образца бионического протеза руки, под который кластер формируется. А вот - второй взгляд, сквозь призму пункта 4 постановления № 779: «Применение в отношении промышленных кластеров мер стимулирования… осуществляется при условии соответствия промышленного кластера следующим требованиям: не менее 20% затрат на продукцию, сырьё, материалы и комплектующие, работы и услуги производственного характера участников кластера, осуществляющих конечный выпуск продукции, формируется в рамках их приобретения у других участников кластера; не менее 10 участников кластера осуществляют производство продукции»

Там много условий. Но есть подозрение, что даже эти два участникам нашего медико-реабилитационного кластера выполнить не удастся. Какую продукцию произведут областные минпромторг, минтруд, минздрав, два реабилитационных центра, Фонд развития, ВОИ? Какое сырьё и материалы предложат?

А кроме того, «производительность труда в промышленном кластере за отчётный период должна быть выше производительности труда за предыдущий отчётный период». То есть должна перманентно расти. Ох, в министерствах закручинятся, прочитав эти строки: им ведь, повышая зарплату, про производительность не говорили. И ещё: «число высокопроизводительных рабочих мест в кластере составляет не менее 50% всей численности рабочих мест».

Тут, конечно, «Квант» и «Планета» могут прийти на помощь (чисто статистически). Но это иллюзия. Есть ещё такой индекс, как «Уровень кооперации участников промышленного кластера». Кооперация должна быть не ниже 20%, если вы рассчитываете на финподдержку. Стало быть, «Квант» (да и «Планета») будут кластером «чуть-чуть беременны»: полностью трудовые коллективы этих предприятий к выпуску средств реабилитации при всём желании не привяжешь. Так же и министерства, и прочие «наблюдательно-совещательные» учреждения.

Это, повторюсь, условия (в постановлении глава называется суровее – «Требования к промышленным кластерам и специализированным организациям»), которые нужно выполнить для получения финансирования из федерального бюджета. Из 28 официально действующих в России промышленных кластеров эту помощь 27 получают в объёме от 40 до 100%. Только столичный кластер метровагоностроения ограничился 26% (москвичам здорово помогают частные инвесторы).

Между прочим, сейчас идёт второй этап реализации госпрограммы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Только федеральный бюджет выделяет на неё почти 123 млрд. рублей. В том числе – на создание пяти «центров по разработке высокотехнологичной медицинской техники и изделий медицинского назначения. Данные центры будут создаваться в рамках развития кластерной инфраструктуры». До 2020 года в стране предполагается «завершение процесса создания технологических кластеров на базе высокотехнологичных предприятий фармацевтической и медицинской промышленности».

Конечно, мы опаздываем, но это вовсе не означает, что кластеры останутся без внимания после истечения сроков действия программы. Нам крайне необходимо быть в тренде, ориентироваться в происходящем.

Трудно представить, чтобы предприятие медицинской промышленности вне кластера, вдруг стало бы, работая над созданием высокотехнологического продукта, доукомлектовывать свой штат работниками ВОИ или врачами реабилитационных центров, тем более – чиновниками министерств. А мы в кластер зовём всех, кто хотя бы косвенно может быть причастен к изделиям, которые собираемся выпускать. Это напоминает чисто бюрократический приём – собрать народу побольше, чтобы видели, какое значение имеет наша инициатива. По крайней мере, очень похоже на известное «мы наш, мы новый мир построим» и добьёмся всего «своею собственной рукой».

Что за комиссия, создатель?

Но с губернатором не поспоришь. «Чтобы создать современные товары, – учит Андрей Никитин, – нужны специалисты многих профилей, участие нескольких предприятий». Уж с чем-чем, а с профилями у нас порядок – много их и всяких.

Эх, совсем забыл! 10 сентября Дмитрий Медведев объявил о создании Правительственной комиссии по модернизации экономики и инновационному развитию России. В её состав вошёл наш губернатор, ярый поборник модернизаций и инноваций. Должен уточнить, что комиссия выросла не на пустом месте.

До 19 июля существовал Президентский совет по модернизации экономики и инновационному развитию. Владимир Путин – после шести лет существования – совет упразднил своим Указом №444 «Об упорядочении деятельности совещательных и консультативных органов при Президенте Российской Федерации».

Чем же будет заниматься комиссия? Ответ прост и пуст: это «а) определение основных направлений и механизмов модернизации экономики и инновационного развития; б) определение приоритетных направлений, форм и методов государственного регулирования в целях модернизации экономики и инновационного развития; в) обеспечение координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации…» и т.д. Как видите, в компетенции комиссии то, чего не было в совете…

Вы извините, но в конце предыдущего абзаца «…» вообще-то означает «?». А так-то я «за». Очень полезный орган, если учесть наши новенькие кластеры, которые «фактически работают».

Геннадий РЯВКИН

Фото: www.novreg.ru