«Весы доверия» качнулись

"Воображаемое общество обречено".

Карикатура: Олег ХРОМОВ
Карикатура: Олег ХРОМОВ

Вспоминаю юношеские споры обо всём. Часто звучало в них как аргумент: «вчера по радио сказали» (или «по ТВ показали»), и  спор сразу затихал… Никто из нас ещё не понимал, что сомнение и отрицание – начало мысли.

Размышляя об эволюции сознания русского человека и о роли СМИ во все времена, можно сделать вывод о том, что вопрос доверия (недоверия),  и не только к СМИ, а ко всему, что  указывает человек человеку (органы управления, власти, в том числе), как ни банально звучит, – основной для нашего бытия, так как доверие – основа партнёрства, творчества.

Есть такое понятие «весы доверия», есть поговорки: «Доверяй, но проверяй» и т. д. Где грань  между допустимым доверием и недоверием? Известный советский (российский) экономист и публицист Александр Левиков, с которым мне посчастливилось быть в переписке, писал: «Представим себе общество, полностью лишённое доверия. Абсолютный кризис доверия? Что же… Думаю, в этом гиперболическом варианте распадутся все ткани общества. Общество атомизируется.  Никакой сверхтотальный контроль, никакие «двойники», стоящие за спиной, уже не спасут. Совместная работа станет невозможной. Воображаемое общество обречено. Все наглухо закрыты друг от друга. Все ждут удара, обмана – каждодневно, ежесекундно. Страшно…  Сформируется тип обособленного существа, исповедующего какой-то аналог русской поговорки «С волками жить – по волчьи выть».

Перейдём к примерам.

В настоящее время, в частности, в строительной отрасли, где заказчиком выступают крупные компании, в том числе с участием  государства (Газпром, Роснефть, РЖД, Ростех и т. д.), стало практиковаться требование от исполнителя  видеосъёмки, фотофиксации всего технологического процесса изысканий, проектирования, строительства того или иного объекта. Это при том, что на сегодня ни в одном нормативном документе (СНиПы, ГОСТы,  СП) эти требования категорично не прописаны.

Федеральные законы о закупках, внедрение электронных баз данных по выполнению тех или иных  федеральных программ, все они так или иначе связаны со строительством, реконструкцией различных объектов. И все они построены по принципу: мы вам даём (сверху) с «потолочными» расчётами, а вы (внизу) сделайте и отчитайтесь.

На стройках, где заказчиком выступают вышеуказанные крупные финансово-промышленные структуры, а также муниципалитеты (т. е. государство), ставятся видеокамеры; руководители, в большинстве ничего не понимающие в строительстве, чуть ли не каждый день «подгоняют», требуют отчётности.

Не так давно нам в который раз  прислали коммерческое предложение участвовать в проектно-изыскательских работах по одной из автодорог в рамках государственной программы РФ «Развитие транспортной системы» (утверждена постановлением правительства РФ №1596 от 20.12.2017 г.). Фотофиксации и видеосъёмки в техническом задании, утверждённом Росавтодором, уделено две страницы. Что снимать, с какого боку, как снимать – всё прописано. Фотодокументация должна быть приложена к техническим отчётам. Что это, недоверие? К тому же, и это главное, стоимость работ категорично предлагалась на несколько порядков ниже (как минимум в 6-7 раз и без аванса), чем она определялась по Сборнику базовых цен, составленному высокопрофессиональными специалистами-практиками и утверждённому Минстроем России. И откуда взяться доверию, если понимаешь: львиная доля стоимости данной работы достанется тому (тем), кто понятия не имеет о том, что создано, и от кого  видеосъёмку не потребуешь; об их деятельности могут разве что постановочные кадры снять.

Такие же предложения поступают и от дочерних организаций Газпрома, только ещё «круче» со знаком минус. Иногда мы «покупаемся» на их предложения и как-то выкручиваемся за счёт более добросовестных заказчиков.

Газпромовские (ООО «Газпром проектирование», ООО «Газпром ремонт») заказы не предполагают авансирования. Сделаете – заплатим… Подрядчики «покупаются» на их заказы, т.к. они в цифрах и сроках значительны, трудоёмки. Да и словосочетание «Газпром -  национальное достояние» действует. Берутся исполнителями кредиты у банков, и получается, что банкиров поддерживает Газпром, а малые предприятия-подрядчики выступают кредиторами Газпрома. Прежде чем заплатить за выполненные работы, газпромовские структуры прописывают в договорах длительное ожидание.

Короче говоря, полнейшее недоверие. О таком понятии, как «весы доверия», там не принято размышлять.

Исполнитель тоже мог бы своё условие выдвинуть: тогда зафиксируйте на видео и процесс разработки технического задания. Процесс принятия решения – творческий,  он предполагает разногласия, споры,  вот и посмотрим, кто из разработчиков технического задания, а заодно и другие ответственные лица понимают в том деле, которым руководят… Короче, пришли к явлению, когда-то описанному Левиковым: к обществу, лишённому доверия...

Казалось бы, исполнитель (в лице иногда многотысячных коллективов) должен получать адекватные своему труду деньги, тем более состав работ прописан в сборниках цен, но получается всё не так. Так что же это? По моему - не что иное, как обман; причём обман по тюремно-карточным законам. Проиграть должен тот, кто должен проиграть. По понятиям тюремной иерархии, кому надо выиграть, тот играет краплёными картами.

Зададимся ещё одним вопросом. Зачем работают многотысячные армии фискальных работников, создающих различные нормативные документы, обязательные для общественных отношений (в т. ч. договорных)? По образцу, описанному выше, сейчас построены все отношения в стране: меньшинство  диктует свои условия большинству. Как можно планировать свои доходы, расходы, зарплату, если «меньшинство», когда вздумает, тогда и заплатит. Тем более что исполнение заказа можно представить в виде передачи эстафетной палочки от меньшинства (принимающего решение и владеющего деньгами) через двух – трёх посредников большинству (выполняющему работу). На пути этой эстафеты «теряется» львиная доля цены работ. Многие федеральные законы в области закупок допускают эти отношения и вступают в противоречие с этическими и моральными принципами, толкают людей на нарушение закона, ставя многие малые и средние предприятия в безвыходные ситуации. Более семидесяти тысяч предпринимателей осуждены, в основном, за то, что не выплатили зарплату своим работникам или налоги. А не выплатили потому, что им не заплатили адекватную цену государство или крупные государственные компании. А мы молчим, так как нет нормально действующих профсоюзов, спускаем «пар» разговорами, как в советское время, «на кухнях, в курилках».

Что остается делать в таких условиях исполнителю (специалисту в конкретном вопросе, не желающему менять профессию, тем более такую, на которую имеется спрос)? Он непосредственно должен сделать изделие - строительный объект, проект – в сроки и по цене, которые ему обозначили директивно, прописав при этом ещё и штрафные санкции. Чтобы остаться в профессии, специалисту предлагается (по умолчанию) нарушать технологию производства работ, элементы которой не видны и не определяются сразу, а выясняются спустя время. Отсюда и взрывы на шахтах или взрывы газа в домах, аварии на дорогах, искусственно возникшие наводнения, размывы дамб, дорог. Всюду показывает свою архиважность – технология, которая должна идти впереди «экономико-юридического паровоза». А  технология - это высококвалифицированные инженеры и  рабочие, но откуда им взяться, если жизнь заставляет только вспоминать, «как надо» что-либо делать. По количеству техногенных катастроф Россия - в мировых лидерах.

Исполнитель (или производитель) может каким-то чудом  войти в круг организаций, от которых не требуют видеосъёмки, и превратиться в изготовителя. Между исполнителем (производителем) и изготовителем разница в том, что первый производит продукцию (у него в штате – специалисты, рабочие и почти нет юристов),  а второй участвует в торгах (в штате, в основном, юристы и для проформы, на бумаге, специалисты по профилю или спецы, которые могут «найти» кучу замечаний к выполненным исполнителем работы). Попробуй разберись в сотнях, а то и тысячах действующих в РФ законодательных актов! В этом «хламе» законов, постановлений, пунктов СП, ГОСТов, СНиПов и т.д. есть где  развернуться спецам, отрабатывающим львиную долю стоимости строительства.

Другой вариант для исполнителя – если он молод – уехать из страны, что и делают многие патриотически (да! да!) настроенные спецы. Они ещё вернутся и будут приносить настоящую пользу стране, их взрастившей.

Ещё вариант  - плюнуть на свою профессию и искать, где «глубже» - это молодым, а предпенсионерам (пенсионерам) - просто закончить с этой «мутью».

Выскажу такую, на первый взгляд, безумную мысль. Если исходить из логики всеобщего взаимного недоверия, тогда надо строить ещё одну вертикаль – снизу вверх: то есть вести ежеминутно, ежечасно видеонаблюдение за действиями руководителей министерств, членов Совбеза, Совета Федерации, Государственной Думы, Президента и т. д. И чтобы все они писали свои годовые отчёты под стать таким, какие пишут инженеры, строители, геологи и с приложением фото- и видеофиксации. Разработать для них какое-то подобие СНиПоВ, СП и т.д.

Любое созидательное действие – творческий процесс, который никакому конкретному планированию не поддаётся, это понятно с древних времён, и понятия «твёрдая договорная цена и стоимость» никак не может подходить ко многим видам человеческой деятельности. К примеру, проектно-изыскательские работы и выполняются для того, чтобы определить стоимость и сроки возведения какого-либо объекта.  Но и они могут меняться в ту или иную сторону, это не должно считаться зазорным, так как меняются условия. А стоимость и сроки, например, изыскательских работ вообще величины неопределённые, поэтому и название у этих работ – изыскания (т.е. когда ищешь, разведываегь – результат неизвестен, он может оказаться и отрицательным). Когда-то в царской России и в годы первых пятилеток на проектно-изыскательские работы составлялись предварительные и исполнительные сметы. Вот это было доверие…

«Весы доверия» ко всей вертикали власти качнулись, думаю, полностью к недоверию. «Дело Навального», отрицание допинга в спорте, а потом всё же незаметное признание нарушений, и ещё много чего из того, что «по радио сказали», в том числе и туманная история с пандемией и вакцинацией, вплотную приблизили нас ко «сну Раскольникова», к созданию общества, в котором «целые селения, целые города и народы заражались и сумашествовали. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром.  Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало…». Это я про нашу страну.  Как обстоят дела в других весях, не знаю.

И в завершение приведу слова доктора экономических наук, политика и публициста, депутата Госдумы Михаила Делягина: «Государство демонстрирует каждому гражданину Российской Федерации, что оно безумно и неадекватно». Согласен.

Что делать? Выскажу своё мнение. В строительной отрасли необходима прозрачность образования цены работ, и при привлечении субподрядчиков цена должна соответствовать определённой по базовым ценам – по каждому из этапов работ.  Казалось бы, просто. Но… При таком раскладе меньшинство (в основном, в столицах) окажется у разбитого корыта.

Виктор АНИСИМОВ, директор ООО «Фирма «Развитие и Хозяйство»

г. Боровичи