Закройте это немедленно

После ликвидации круглосуточного стационара в больнице шимчане стали больше думать о смерти.

Сначала регистратура, потом коридор первого этажа. Следом – длинный проход и лестница. В этом здании три этажа - по каждому из них можно спокойно пройтись пешком и созерцать пугающую тишину. Ещё буквально несколько лет назад главным словом здесь было - «жизнь». За неё боролись, её спасали, её дарили. Иногда с криками, иногда со слезами, иногда мужественно и молчаливо. Теперь - тишина.

Пусть внутри здания ещё можно встретить людей, но их нахождение здесь, кажется, потеряло смысл – потому что главный смысл потеряло само место. Всё это - шимская ЦРБ, в которой теперь нет круглосуточного стационара. Областные чиновники окрестили его «неэффективным» и с чистой совестью «оптимизировали». Местные жители говорят – от медицины здесь осталось одно название.

Сокращение - мать мучения

Шимский пенсионер Николай Владимирович Зорин недолюбливает две вещи – губернатора Прусака и чиновничье слово «оптимизация».

- Я человек пожилой и пережил много реформ, - говорит Зорин. – Помню, как к нам Михал Михалыч приезжал, бил кулаком в грудь и убеждал, что колхозы нужно закрыть и будет вам процветание. Что имеем? Пустые поля. Следующая реформа – «давайте проводить оптимизацию народного образования». Теперь половину школ в Шимском районе закрыли – стоят пустыми. Дальше всё автохозяйство забрали в Новгород – и половину маршрутов, которыми раньше люди в районе ездили на работу, сократили. Мы наверх кричим, что так с людьми обращаться нельзя, – а чиновники говорят  одно: «неэффективно».

Такова краткая история последних тридцати лет жизни в Шимском районе. Принцип управления процессами уместился в двух словах: «немедленно сократить». Под холодную руку менеджеров от власти недавно попала и местная медицина. В ноябре областное правительство объявило: с 15 января в шимской больнице закрывают круглосуточный стационар. Когда Николай Владимирович Зорин услышал об этом, очень забеспокоился. Ведь он давно понял, что эта бесконечная оптимизация ставит под угрозу жизни людей.

- Больница у нас небольшая, но хорошая, - констатирует Зорин, к слову, долго проработавший в районной газете. - Ремонта большого она не требует – врачи там есть, всё есть. Почему б не оставить? Но сверху всё равно почему-то требуют этой оптимизации.

Чтобы понять степень боли Зорина и его коллег по пенсионному цеху, достаточно встать в центре Шимска и пойти в любую сторону. Кроме покосившихся домишек, изредка разбавленных обитаемыми, можно увидеть лишь несколько супермаркетов, церковь свидетелей Иеговы в деревенской избушке, заведение «Shawerma» и его прямого конкурента – бабушку с домашними пирожками на автовокзале. Социальный сектор представлен больницей, поликлиникой, школой и небольшим ДК. Наличие оных ещё внушало местным людям надежду на то, что «и здесь прожить можно». После школьной и транспортной оптимизации в эти мысли стали закрадываться сомнения. После ликвидации круглосуточного стационара   местные пенсионерки перекрыли трассу Новгород – Псков: бодро ходили туда-сюда по пешеходном переходу пятнадцать минут, пока им не стало скучно.

В толпе к тому времени, правда, уже зазвучали фразы, что «это всё не имеет смысла». 

Выездные и невыездные

В нескольких шагах от того пешеходного перехода - напротив автовокзала - живёт-поживает местная поликлиника. Снаружи выглядит бодро, внутри же...  Интерьеры выполнены в лучших традициях бомбоубежища, пациенты слоняются из кабинета в кабинет в поисках специалистов, коих здесь осталось немного.
В нескольких шагах от того пешеходного перехода - напротив автовокзала - живёт-поживает местная поликлиника. Снаружи выглядит бодро, внутри же...  Интерьеры выполнены в лучших традициях бомбоубежища, пациенты слоняются из кабинета в кабинет в поисках специалистов, коих здесь осталось немного.

Скрасить мутные будни учреждения приезжал медицинский десант с врачами из Новгорода.

- Эта выездная поликлиника нам очень нужна, каждый год приезжает, - рассказывает фтизиатр шимской поликлиники Лилия Сивенкова. – Там узкие специалисты – например, кардиолог, эндокринолог. Они осматривают больных, консультируют местных терапевтов. 

В конце января выездную поликлинику в Шимск привезли ещё раз – только в этот раз акция носила политический характер. Просто 26 числа в городке собрался протестный митинг против оптимизации стационара. Мобильная поликлиника должна была шимчан отвлечь, «занять делом». Но многие оказались людьми прагматичными – и к докторам приезжим заскочили, и на митинг, не испугавшись ни людей в погонах, ни мороза. Недовольство ситуацией с больницей никуда не делось.

Собственно, потребность в выездных поликлиниках громче всего говорит о том, что местное здравоохранение ни капли не самодостаточно. Но так, уверена Сивенкова, было далеко не всегда. При советской власти ЦРБ в Шимске считалась одной из лучших в районах области. Даже Солецкая больница, в которую теперь возят шимчан, раньше считалась вторичной по отношению к местной. Лилия Владимировна рассказывает об этом уверенно. В конце шестидсятых она приехала работать в Шимск, а в 1973 стала главврачом и проработала им несколько лет. В восьмидесятые она вернулась к этой должности ещё раз – с 1987 по 1993.

- В этом году будет 50 лет, как я работаю в этом районе. Я его знаю от и до, - грустно говорит Сивенкова.

После протестов против закрытия круглосуточного стационара к ней и ещё паре активистов стала проявлять интерес местная полиция. Зато к тому, что происходило в шимской ЦРБ в последние несколько лет, интереса из госструктур не проявлял никто. До рокового указа об оптимизации в больнице числилось 20 коек – 11 в терапевтическом отделении, пять в детском и четыре в хирургическом. Но и это – лишь остатки от того, что больница из себя представляла даже пять лет назад. Тогда тут также работали гинекологическое и неврологическое отделения. Стационар тогда, по воспоминаниям Сивенковой, был постоянно загружен, штат специалистов был худо-бедно, но всё же укомплектован. В 2018 году на стол главврача заявления об увольнении положили терапевт, хирург и педиатр. Теперь на всю больницу – пусть и без круглосуточного стационара – трудится один врач и две медсестры.

- Несогласных с этими бесконечными сокращениями очень много, но они почти все молчат, - возмущается бывший главврач Сивенкова. – Почему молчат? Да потому что боятся потерять работу.

Лилия Владимировна хоть и негодует, но относится к ситуации с пониманием. Работать в Шимске действительно почти негде, поэтому люди держатся за любое место. Не дорожат им разве что молодые (скорее, не очень старые) врачи, которые массово уезжают работать из района в города – Великий Новгород, Москву или Питер. Там - деньги. Одним из таких стал и последний главврач шимской ЦРБ дооптимизационного периода. Тот уехал продолжать карьеру в областной центр. Хотя доктор – это признают многие - был очень талантливый.

Среди оставшихся в ЦРБ медиков, по словам некоторых специалистов, в последнее время зреет конфликт. Люди единым фронтом выступают против оптимизации медицины, но ощущение беспомощности и бессилия берёт верх. Поэтому медики уже начинают срывать злость друг на друге – потому что они, в первую очередь, всё-таки люди.

До тех же, кто стал первопричиной этой атмосферы, просто не достучаться.

Статистика сказала: «Надо»

Главный врач Шимской ЦРБ Татьяна Степанова быстрым шагом идёт по коридору больницы, останавливается, даёт пару ценных указаний медсёстрам - и дальше. Вид у неё немного растерянный. В дневном стационаре осталось всего восемь коек. Но затяжные новогодние праздники сделали своё дело – и в первые же дни после них в больницу легло 17 человек. А кадров в больнице по-прежнему не хватает, молодёжь на вакансии откликаться не хочет. 

- Это была вынужденная оптимизация, - совсем нерадостно говорит Татьяна Леонидовна, которая до должности первого человека в больнице шесть лет проработала в местной больнице главной медсестрой. - Нас промониторили, и статистика показала, что большинство пациентов не нуждалось в госпитализации – а значит, и нужды в круглосуточном стационаре нет.

- Вы с этим согласны?

- Этого я не могу сказать, - отводит глаза Степанова. – Об этом лучше расскажут наши врачи.

Мнением местных специалистов, к слову, не поинтересовались и чиновники правительства Новгородской области. В ноябре в Шимск приезжала региональный министр здравоохранения Антонина Саволюк. В больнице, где проходила встреча, было не протолкнуться. Шимчане рассказывали чиновнице о своих бедах и доле тяжёлой, а она их «обрадовала» ещё больше. Сказала, что без круглосуточного стационара будет даже лучше.
Мнением местных специалистов, к слову, не поинтересовались и чиновники правительства Новгородской области. В ноябре в Шимск приезжала региональный министр здравоохранения Антонина Саволюк. В больнице, где проходила встреча, было не протолкнуться. Шимчане рассказывали чиновнице о своих бедах и доле тяжёлой, а она их «обрадовала» ещё больше. Сказала, что без круглосуточного стационара будет даже лучше.

- Разговор был сложный, долгий, но все однозначно были против, - вспоминает пенсионер Николай Зорин. – Я тогда попросил Антонину Васильевну назвать десять пунктов улучшения медицинского обслуживания в Шимском районе. Но я их не услышал. Нам только твердят о том, что будет профилактика. Но кто же против? Открывайте профилакторий, открывайте допуслуги, лечите людей – они вам спасибо скажут. И не надо ничего закрывать – расширять надо.

Больше всего Николай Владимирович желает Шимску развития, но пока он вынужден признать – люди отсюда бегут, и не просто так. Наличие «некоторых проблем» признаёт и вице-губернатор Ольга Колотилова, отвечающая за здравоохранение. Признаёт она и то, что нынешняя социальная реформа стала следствием экономических факторов:

- Да, в сфере здравоохранения не всё ладно. Такая ситуация сформировалась не за последний год, и не за два. Это, как я понимаю, следствие передачи здравоохранения с муниципального уровня в областной – уже на тот момент у медицинских учреждений были накоплены долги.

Речь идёт о миллионных суммах задолженностей за коммунальные услуги. Это – бич всех медицинских учреждений Новгородской области. Из-за вечных долгов больницы не могут направить лишнюю копейку на улучшение материальной базы или зарплаты сотрудникам, а главврачи повсеместно ходят под уголовными статьями. Все деньги приходится отдавать коммунальщикам. Шимская ЦРБ накопила долгов на 19 миллионов рублей.

- И чтобы развивать здравоохранение дальше, правительству приходится принимать такие тяжёлые меры. Но надо двигаться вперёд, - пыталась  достучаться до жителей Шимска вице-губернатор Колотилова.  

Шимские общественники, слушая эти доводы, спешат напомнить, что больница - всё-таки не коммерческая организация.

- У них там один довод – надо сокращать расходы, - говорит Николай Зорин. – Но ведь больница должна лечить людей, но об этом речи в последнее время вообще не идёт.

Вице-губернатор Колотилова с такими обвинениями, конечно же, не согласна.

- У нас идёт очень большая работа по развитию медицины. В этом году мы поставили восемь модульных ФАПов по региону. В 2019 году придёт 35 мобильных. У нас главная задача – это доступность первичной медицинской помощи для населения. Я ездила по районам и видела деревянные дома с печками, выгребными ямами внутри, без воды. Это там ФАПы такие. Мы ставим другие – новенькие, красивые. Там приятно работать, туда приятно прийти.

Министр здравоохранения Новгородской области Антонина Саволюк уже несколько месяцев уверяет всех, что оптимизация круглосуточных стационаров – это  парадокс: часть программы по развитию областной медицины. Потому что вместо больниц у нас будет единая на всю область служба скорой помощи, много ФАПов – красивых и разных, и – куда ж без неё - цифровая диагностика. В цепочке функционирования этих «медицинских инноваций», правда, почти отсутствуют слова типа «врач», «медсёстры», «больницы». Именно это, надо полагать,  пугает жителей районов – в сельской местности все привыкли доверять именно человеку.

Одной из причин оптимизации в шимской больнице, по мнению властей, стала недостаточная заполняемость оной. Местные врачи парируют:   пациентов иногда и класть было некуда – все койки заняты. Так вот, уважаемая в Шимске пенсионерка Зинаида Николаевна Романова, например, высказалась за то, чтобы жителей деревни Лесная, что в Новгородском районе (15 километров от Шимска), тоже лечили в местной ЦРБ. Пока им приходится кататься за лечением под Новгород, в Трубичино, и жуть как неудобно.

Такое предложение пенсионерки вице-губернатором Колотиловой было уважительно проигнорировано. Зато она долго объясняла шимчанам пользу от мобильных фельдшеров, которые будут регулярно ездить по деревням. Но местных эти доводы как-то не вдохновляли. Ведь главное, чтобы в ФАПах было качественное оборудование и лекарства, а с этим - повсеместно проблемы. А фельдшер, почему-то уверены жители Шимска, измерит давление и уедет, а после этого пациента может настигнуть сердечный приступ. Круглосуточный стационар такую вероятность уменьшал. Но теперь стационара нет.

Дорожное дело

Первый этаж солецкой ЦРБ может похвастаться относительно свежим ремонтом, а сама больница более-менее укомплектованным штатом сотрудников. Это очень кстати – потому как пациентов в ближайшее время станет намного больше. Госпитализировать шимчан теперь будут сюда.

Главврач солецкой ЦРБ Александр Бас, например, на многое в жизни привык смотреть позитивно. Поэтому не видит в оптимизации больницы в соседнем районе ничего страшного.

- Я встречался с жителями Шимска, - говорит Бас. – Они там кричали, что мы хотим за счёт их больницы обогатиться. Но наши экономисты посчитали – бюджет солецкой ЦРБ вырастет максимум на шесть процентов. Мы материальных интересов никаких не преследуем.

Цель, уверяет Бас, только благая: помочь.

- В Шимске суточная госпитализация – десять человек. Летом – всего пять. И не надо меня убеждать, что это не так. Наша больница это проглотит и не заметит. Что – при всём уважении к коллегам – может дать шимская ЦРБ? У них УЗИ ночью не сделают, как и анализы. Там нет такой возможности – я знаю, о чём говорю, общался с главврачом и лаборантами. И в чём смысл из той же Лесной к ним людей возить? В больнице должна оказываться помощь – это не вывеска, под которой лежат люди. Если из-за пяти или десяти больных, лежащих на круглосуточном стационаре, содержать огромное здание, то получится пустое разбазаривание средств.

Шимские, конечно, с Басом несогласны. Но об этих людях у солецкого главврача тоже есть своё мнение. Александр Бас рассказывает, как добродушно зазывал напуганных оптимизацией шимчан на экскурсию в свою больницу. Хотел познакомить с врачами и медсёстрами, показать, что коек хватит на всех, оборудование в рабочем состоянии.

- Но никто из них не приехал, - возмущается солецкий главврач. – Им даже неважно, что им предлагают взамен. А предлагается – лучшее. У меня работают шимские врачи – когда мои специалисты уходят в отпуск, я зову оттуда. В Шимск давно не могут найти врачей. Как там было – если доктор ушёл, значит отделение закрылось.

Фтизиатр шимской поликлиники Лилия Сивенкова заочно обвиняет Баса в том, что тот регулярно забирал врачей из Шимской больницы, потому как не имел своих.

- Наши доктора пошли к нему по просьбе. Окулист наш ездит туда, как и гинеколог, невролог. Фтизиатра в Сольцах тоже нет – он из Новгорода приезжает. Получается, что у нас врачи есть – это у них нет, - уверена Сивенкова. – Наши доктора помогают ему, а он ещё и говорит, что у нас нет больных. Да койкоплан у нас всегда был выполнен! 

Оптимизация напугала шимчан ещё и тем, что «скорая помощь» теперь превратится в межбольничное такси – будет возить пациентов из Шимска в Сольцы и обратно. По посёлку, меж тем, поползли слухи – мол, некоторые люди успели умереть в дороге из-за того, что их не приняли в солецкой больнице. Это оказалось неправдой. 

- На плановую госпитализацию мы отвозим собственным больничным транспортом, а обратно везут уже Сольцы, - говорит Татьяна Степанова. - Это не «скорая», а простые автомобили. Пока сложностей с этим нет.

Шимские медики очень переживают за жителей отдалённых деревень района, которых теперь нельзя оставить на ночь в больнице.

- Из-за удалённости населённых пунктов и плохого транспортного сообщения оттуда толком не уехать, не приехать, - говорит глава одного из отделений в ЦРБ Шимска. – Мы теперь не знаем, что с этими людьми будет. Они и раньше до нас добирались сами. Но мы их клали в стационар, а теперь 80-летние старики будут вынуждены мотаться туда-сюда каждый день. Только как? Одна надежда - на ФАПы, но там даже капельницу нельзя поставить, и с лечением будут проблемы. Одно можно сказать, возможности транспортировать всех нуждающихся в Сольцы нет – машин не хватит. 

В отделении, где говорились эти слова, почти каждый сотрудник об оптимизации высказывался с опасением.

- Посмотрим, что будет. Может, и зря мы всё это с такой опаской воспринимаем, - говорили медики.

Но почему-то грустным голосом, с потерянным взглядом.

Первый прошёл

«Я ставлю вам задачу – сократить задолженность, а вы отчитываетесь о получении сорока миллионов. Только эти деньги кто-то выбивает, а вы непонятно на что их тратите, потому что не можете выстроить эффективно работу со своими подчинёнными».

Это слова губернатора Новгородской области Андрея Никитина, сказанные в конце декабря 2018 года на одном из больших совещаний. Главный человек в регионе таким образом отчитывал министра здравоохранения губернии Антонину Саволюк и вице-губернатора Ольгу Колотилову, курирующую медицину.

Катализатором высказывания стала фраза Саволюк о том, что в 2019 году коммунальный долг учреждений здравоохранения получится сократить на 100 миллионов рублей. Хотя он, по словам Колотиловой, вырос почти до миллиарда.

Губернатор Андрей Никитин потребовал, чтобы долг снижался ещё быстрее. Зная методы региональной власти, это предпосылка для ещё большей оптимизации новгородской медицины.

Это значит, что Шимский район в этом вопросе стал полигоном – местом для испытаний. То есть первым, но далеко не последним.  

Матвей НИКОЛАЕВ 

Фото автора