Интервью с настоящим космическим журналистом

5 April
Интервью с настоящим космическим журналистом

Сегодня я представляю вашему вниманию интервью с настоящим космическим журналистом. И это не шутка, так как Виктория Колесниченко освещает именно темы, связанные с космосом и астрономией.

Итак, начнем!

Здравствуйте, Виктория!

Как вы пришли к астрономии и космосу?

Как и многие фанаты астрономии, я еще в детстве начала интересоваться космосом.

Помню, когда мне было лет 6, мама подарила мне тоненькую росмэновскую энциклопедию по астрономии, которую я быстро проштудировала и выучила наизусть. Помогло влюбиться в космос и то, что я росла на Кавказе, на окраине маленького города, где уровень светового загрязнения был очень низкий: можно было сколько угодно любоваться звездным небом. И Млечный путь был отлично виден.

В школьный период, правда, нам с астрономией пришлось временно расстаться. В образовательной программе этого предмета тогда не было, с дополнительным образованием в моем городе все очень грустно. Интернет, а с ним безграничные возможности для самообразования, в наших краях появились только когда мне было 14, и меня тогда уже увлекло в гуманитарную сферу. Уже в МГУ, когда я училась на втором курсе журфака, я смогла пойти на межфакультетский курс по общей астрономии, который вел несравненный Владимир Сурдин. Так снова удалось «дорваться» до космоса. Около восьми лет прошло, а интерес к астрономии только растет.

Мы привыкли видеть науку с "мужским лицом". Изменилось ли положение женщин в обществе и в науке или им приходится еще "доказывать" что-то и в среде науки и в быту?

Положение женщин определенно изменилось, но до баланса, кажется, еще далеко.

Я не раз беседовала с женщинами-астрономами об их положении в научной среде. Пожалуй, самый частый ответ, который я слышу, сводится к тому, что откровенного сексизма вроде как и нет. Но если женщина пишет крутую статью, например, то коллеги мужского пола не скрывают удивление и, может, даже какое-то выражают недоумение по поводу того, что женщине такое удалось провернуть. Неприятно в таких условиях работать. В целом в отечественной астрономии женщин не так много, как хотелось бы.

Западные женщины-астрономы еще жалуются на «мэнсплэйнинг». Подозреваю, что у нас такая проблема тоже существует, но термин еще не прижился.

Кстати, меня, конечно, можно осудить за то, то я не использую феминитивы, когда я комментирую тему, напрямую связанную с феминизмом, но я при всей моей моей пылкой страсти к борьбе за равноправие морально не готова так издеваться над русским языком.

Важная оговорка: говорить о положении женщин в астрономической науке я могу исключительно со слов тех ученых, с которым я как журналист общалась.

Я сама занимаюсь исследованиями медиа, заканчиваю работу над кандидатской. Как представитель академической среды могу сказать, что положение женщины в гуманитарных науках тоже не такое, как хотелось бы. Я сама сталкивалась с сексизмом, не раз. Был случай, когда мне один умный и образованный коллега прямым текстом высказал, что женщины не могут быть на равных с мужчинами в журналистике. Забавно, что этот разговор состоялся перед 8 марта. С праздником этот человек потом меня поздравил, кстати. Но знал ли он, с чем именно поздравляет?

До сих пор ведутся разговоры о поиске внеземной жизни, да и будут вестись. Для чего нам нужен другой разум? Мы ищем слугу, наставника, божества? Чтобы изменилось в нашей жизни, найди мы, хотя бы, внеземную жизнь?

Может быть, ищем наставника. Может, надеемся встретить кого-то равного нам, кто тоже пытается понять, зачем мы вообще существуем, зачем образовалась наша Вселенная, что нас ждет. Возможно, нас просто пугает одиночество. С божествами, кажется, на Земле проблем нет, выбор достаточно большой. Что-то мне подсказывает, что местные боги и их последователи внеземной конкуренции не обрадуются.

Но вообще похоже на то, что сейчас начался ренессанс астробиологии. Так, по крайней мере, говорят западные астрономы. Астробиология становится увереннее и более востребованной, уважаемой. Как мне кажется, на первом месте все-таки не поиски разумной жизни в далеких краях, а надежда на то, что жизнь есть где-то рядышком, на соседней планете или на спутнике кого-то из гигантов Солнечной системы. И жизнь эта, конечно, совершенно крошечная. Сейчас ученые обсуждают возможность жизни на Венере, Марсе, Европе, Титане, Энцеладе, Ганимеде. Список достаточно длинный и постоянно растет (так что я могла кого-то упустить). Некоторые ученые добавляют в него Каллисто и даже многострадальный Плутон.

Интервью с настоящим космическим журналистом

Мне кажется, если ученые обнаружат микробную жизнь в Солнечной системе – это будет лучший вариант, в том числе и для психики землян. Представьте себе, если завтра к нам из космоса прилетит ответ от разумной цивилизации. Что сразу начнется? Ликование или паника? Я, например, склоняюсь ко второму сценарию. Потому что неизвестно, чего от этих ребят ждать. А вдруг прилетят нас захватывать? Дети 90-х живо вспомнят многочисленные голливудские ужастики о страшненьких инопланетянах.

А что произойдет, если в ближайшем будущем ученые найдут микробов на Марсе? Или обнаружатся обитатели океана Европы? Предполагаю, что ученые будут ликовать, общество, наверное, радость разделит, как разделило радость от «обнаружения» фосфина на Венере (рано радовались, конечно). Паниковать по поводу того, что, например, микроскопические марсиане полетят нас атаковать, едва ли будут многие (хотя какой был бы сюжет для серии «Доктора Кто»). Обнаружение такой формы жизни перевернуло бы наше представление и о Вселенной, и о нашем положении в ней.

Но, наверное, оставался бы открытым вопрос: а что, если это мы разнесли жизнь по Солнечной системе?..

В связи с поправками, касающимися контроля над просветительской деятельностью, политика вошла и в жизнь ученых. Что ж, получается если ты не интересуешься политикой, это не значит, что он не интересуется вами? Что могут сделать ученые, в такой ситуации?

Как показала практика, ничего тут не сделаешь. Политическая машина наметила курс и с удовольствием проехалась по мнениям ученых, популяризаторов, научных коммуникаторов и журналистов, ну и конечно по здравому смыслу и логике. Хотя научное сообщество дало прекрасный отпор . Вообще я восхищаюсь нашими учеными и всеми, кто принял участие в этой борьбе с политической неадекватностью. У Карла Сагана в книге «Мир, полный демонов. Наука как свеча во тьме» есть прекрасный эпиграф, пословица: «Не проклинай тьму – зажги хоть одну свечу ». В последнее время часто вспоминаю эти слова, именно в контексте попыток государства подвергать цензуре просветительскую деятельность. Так что думаю, что ученым, популяризаторам, коммуникаторам только это и остается. Делать то, что мы любим, продвигать науку, рассказывать о ней. Вопреки всему.

Какие стереотипы и мифы вы считаете самыми зловредными о космосе, об астрономии, даже о Вселенной?

Меня, конечно, раздражает, как СМИ любят тему с потенциально опасными астероидами. Ну сколько можно? Нужно создать этический кодекс для новостников, в котором будет пункт «Нельзя рассказывать о каждом далеком объекте, летящем мимо по своим делам, как о вестнике Армагеддона». Кстати об астероидах. Хочу поворчать на миф о том, что Оумуамуа – это фрагмент космического аппарата. СМИ очень любят цитировать Гарвардского астронома Ави Лоэба (Avie Loeb), заявившего, что мимо нас пролетели «инопланетяне» (ну или то, что осталось от их аппарата). В астрономическом сообществе эту гипотезу мало кто поддерживает, как я понимаю. И есть научные статьи, в которых объект хорошо анализируется, рациональные объяснения даны некоторым его необычным характеристикам. Но аудитории интересны инопланетяне, а не очередной далекий астероид. Поэтому Лоэб в центре внимания, книжку выпустил, шипит на коллег, с удовольствием сравнивает себя то ли с Джордано Бруно, то ли с Галилео Галилеем.

Разумеется, не могу обойти вниманием «плоскоземельщиков» и астрологов. Очень зловредные товарищи. На первых я особо не реагирую, а вот на вторых у меня большая аллергия.

Как обстоят дела с преподаванием той же астрономии в странах Европы или в Штатах? Судя по количеству теорий заговоров, критическое мнение и там не в чести? Чего только стоит "Лунный заговор".

Ничего не могу сказать о преподавании астрономии в каких-либо странах. У меня нет астрономического образования, хотя я готовлюсь к поступлению и надеюсь года через два все-таки пойти учиться, когда подтяну математику и физику и чуть отдохну от высшего образования.

Но я полагаю, что критическое мышление вообще нигде на должном уровне не прививают. Безусловно, я говорю о школьном уровне, потому что к поступлению в университет человек уже должен научиться адекватно осмыслять окружающий мир. Когда я училась, астрономии в школах не было, к моему огромному сожалению. Но, признаться, я не думаю, что введение этого предмета в школьную программу сильно изменило или изменит положение дел. Что-то мне подсказывает, что астрономию в школах далеко не везде преподают хорошо. И далеко не каждый учитель может / хочет включать на уроках «режим» Карла Сагана и рассказывать ученикам о том, как, например, науку от лженауки отличить, как вообще стоит смотреть на Вселенную и как правильно орудовать «бритвой Оккама».

Что нужно, чтобы обыватель чаще смотрел на звезды?

Мне кажется, на звезды все и так с удовольствием смотрят. Жителям мегаполисов сложно, конечно: им практически не на что смотреть. Вообще надо, наверное, продвигать тротуарную астрономию, а желающих посмотреть в телескоп всегда много найдется. Но в России теперь с такими мероприятиями беда.

Какие открытия фундаментального толка нам следует ожидать?

Лично я свято верю, что скоро найдется внеземная жизнь. Или ее следы, если она была, например, на Марсе в прошлом, когда он был более комфортны м.

Впрочем, слово «вера» я не очень люблю. Поэтому я немного изменяю своим собственным взглядам, когда говорю, что «свято верю». Лучше сказать, что на основе того, что я прочитала в научной литературе или услышала на научных конференциях, мне кажется очень вероятным то, что жизнь найдется.

Но я не астроном, поэтому не берусь прогнозировать что-то, конечно. Вообще при всем прекрасном разнообразии действующих миссий открытия фундаментального толка могут подкрасться незаметно для таких обывателей, как я.

Интервью с настоящим космическим журналистом

С чем связано, на ваш взгляд, что основная категория поклонников научных пабликов и научпоп сообществ молодежь? Старшее поколение упорно хочет верить в чудеса?

Соцсети – это вообще место обитания молодежи в основном. У старших поколений чаще всего другие практики медиапотребления, другие предпочтения, доверие установилось к другим источникам информации. Но в целом, мне кажется, любое новое поколение прогрессивнее предыдущего и лучше адаптируется к новым источникам информации.

Вообще мне было бы приятно думать, что молодежь не хочет верить в чудеса. Эти слова звучат так, будто я злодейка, которая тайно мечтает лишить людей столь важной для них веры. Но для меня она синонимична иллюзиям, которые мешают познавать окружающий мир, который на самом деле прекрасен и интересен сам по себе, без богов, фей и единорогов.

Верили вы в какие-то теории заговоров?

К счастью, нет. Такого соблазна никогда не было, насколько я помню.

Чего ждать от нашей космонавтики? Мы так и будет увеличивать отставание? Космонавтика будущего не за горами?

Скажу по секрету, я не самый большой фанат космонавтики. Нет, поймите меня правильно, все, что касается научных миссий, меня захватывает, но, например, за пилотируемой космонавтикой я не слежу основательно, хотя, разумеется, новости просматриваю. А если речь идет о моих любимых научных миссиях, то я мониторю и пытаюсь осмыслить результаты, о которых потом и пишу либо для себя, либо для СМИ, с которыми сотрудничаю.

Поэтому я абсолютно точно недостаточно компетентна для того, чтобы отвечать на вопросы о будущем нашей космонавтики или пытаться как-то спекулировать на эту тему.

Как расширит наше мировоззрение и культуру межпланетные полеты, полет на Марс?

Хочется верить, что такая возможность поможет человечеству повзрослеть, лучше понять ценность науки, критического мышления. Уже сейчас рост интереса к космонавтике влияет и на моду, и на архитектуру, и на искусство. Интересно будет посмотреть на то, как эти процессы будут меняться, когда люди лично начнут осваивать другие объекты Солнечной системы. Может быть, влияние религии на мировоззрение людей изменится. Мне почему-то кажется, что наши космические путешествия должны в итоге привести к концу длинной эпохи антропоморфных божеств. И если многим атеизм всегда будет казаться холодным и пустым, то пантеизму, например, будет, где разгуляться.