Космическая музыка "Angelo Taylor"

5 May
Космическая музыка "Angelo Taylor"

Я беседую с композитор Анджеем Кравцовым, автором проекта электронной инструментальной космической музыки "Angelo Taylor".

Привет, Анджей!

Уже более 30 лет вы занимаетесь творчеством. Насколько сильно менялся ваш стиль? Можно ли сказать, что вы до сих пор в поиске?
Приветствую, Николай!

Космическая музыка "Angelo Taylor"

Моё первое знакомство с космической музыкой произошло в глубоком детстве. В начале 80-х годов прошлого века, на наши экраны вышла французская комедия «Жандарм и Инопланетяне», музыку к которой написал прославленный французский композитор Раймон Лефевр. В фильме есть моменты, где она звучит. Сначала на синтезаторах, а потом и в сопровождении камерного оркестра. Эта музыка «сломала мне мозг» (если понимаете, о чём я). Позже, я впервые услышал музыку Жана Мишеля Жарра. Услышал по телевизору. В детстве – я часто болел и мне приходилось сидеть на больничном. В СССР, тогда днём по телевидению шли образовательные передачи по разным школьным предметам, для тех, кто не мог посещать школу. Одной из таких передач, была «Астрономия». На вводной заставке показывались кадры московского Планетария и звучал «Equinox II» Жана Мишеля Жарра. Тогда я ещё не знал, что это была музыка Жарра, но она меня настолько очаровала, что я ждал передачу по телеку каждую неделю. Только, чтобы снова послушать коротенький отрывок. Больше – послушать было попросту, негде! От этой музыки пахло космосом и фантастикой. А поскольку, как и все мальчишки в СССР, я мечтал стать космонавтом, то не мог пропустить такое!

Впоследствии, когда я стал композитором, я мечтал о таком же звучании. Со временем, я пришёл к нему. Развиваясь, я стал слушать больше музыки. Когда мне было 19 лет, я отрицал классику, как таковую, а потом с удивлением обнаружил, что оркестр – может запросто делать космическую музыку и что порой, это звучит красивее, чем, если бы эта музыка звучала на синтезаторах. Вы спросили о том, как изменялся мой стиль? Он не изменялся. Изменялось, скорее, моё восприятие. В моём понимании, космос – это вакуум и холод, навеянные музыкой Жарра. Обратите внимание на тот факт, что классика – всегда исполняется оркестром. Меняется ли его звучание, стиль? Нет. Меняется лишь способы звукоизвлечения (на разных инструментах их очень много), но при этом, альт – остаётся альтом, скрипка – скрипкой, фагот – фаготом, контрабас – контрабасом. А звук, который они производят суммарно – остаётся оркестром. Есть, конечно, какие-то понятия «стиля исполнения», но оркестр – это всегда оркестр и вы никогда не спутаете его ни с чем другим. В этом контексте, лично для меня (прибавлю модное словечко «имхо»), звучание космоса навсегда стало штампом, открытым Жарром, которого до сих пор никто в мире не превзошёл. Речь идёт о звуке, который в среде музыкантов-электронщиков мы называем как «Oxygen-Pad». Он создаётся стринг-машиной, которая называется «Eminent 310U», пропущенной через эффект фейзера. Благодаря чему и получается очень аутентичное звучание «холодного космического вакуума». С помощью этого инструмента создают гармонические последовательности, как на органе, на которые уже накладывают мелодику и сопровождающие эффекты. Между оркестром и понятием «космическая музыка» - есть нечто общее. Они всегда – одни и те же. Их звук на первый взгляд может показаться кому-то однообразным, но это лишь на первый взгляд. Оркестр – это полотно, краски и кисти. А музыка – это картинка. Здесь всё зависит от «режиссёра», в роли которого выступает композитор. Так же и с синтезаторами, в данном конкретном случае. Синтезатор – очень обогащает звуковую палитру. Оркестр в этом случае ему проигрывает в определённом смысле слова. Однако, не зря гениальный композитор Джерри Голдсмит ввёл синтезаторы в оркестр. Послушайте саундтреки к «Стартреку». Изменился ли стиль от этого? Нет. Эпик – так и остался Эпиком, но его звучание существенно выиграло от того, что Голдсмит соединил прежде несоединимое. До него, в кругах академических музыкантов, о подобном никто никогда не помышлял, а если и помышлял, то его коллеги попросту крутили пальцем у виска. Так что, моё развитие как музыканта – шло несколько по другому пути, я изменял не стиль музыки, а её наполненность, сложность, характер, проделывал эксперименты по смешиванию жанров. К примеру, я смешал элементы музыки Жарра и Китаро, чего никто никогда до меня не делал. Закончилось это появлением композиции «Extraterrestrials». Там сочетаются разного рода «китарообразные» секвенции с элементами перкуссии от Жарра из «Oxygen». Нет, не то, чтобы я брал готовое. Нет. Я подбирал похожие по характеру звуки, а не снимал их один в один, специально, чтобы были отличия. И применял это всё при сочинении собственных мелодий. Ведь, как происходит на самом деле развитие? Мы заимствуем опыт, передающийся из прошлых поколений, учимся на нём и уже только после создаём собственный опыт. Примерно так, об этом говорит наука. То есть, как ни крути, всё равно есть приемственность знаний в процессе развития. Молодёжь, действительно чего-то там ищет. А я – уже давно нашёл. Что-то менять только для того, чтобы, убейся об стенку, отличаться и «быть уникальным» - я не хочу. Сама парадигма композиторства – не разрешает таких вещей, они приводят к появлению либо откровенно непонятной, для слушателей, либо, откровенно бездарной музыки. Кстати, Чайковский – тоже относился к этому вопросу точно так же! И не являлся членом кружка Балакирёва, известному, как «Могучая Кучка»! Правда, в отличие от современных деятелей-недоучек, заявляющих свои права на «революции в музыке», кучкисты были людьми, глубоко компетентными в музыкальной теории, которая является сложнейшей наукой, построенной на математических законах!

Композиции, которые я слышал, как мне показалось, навеяны старой фантастикой и старой электронной музыкой. Из фантастов, вы любите Кира Булычева, как он повлиял на вашу музыку?

По-настоящему, Кира Булычёва, я узнал совсем недавно. Хоть я и зачитывался им в детстве, я никогда не задавался вопросом, что это был за человек, как он жил, о чём мечтал. Я узнал об этом лишь недавно, когда прочёл его монографию «Как стать фантастом». Я пребывал в шоке, после того, как прочёл её. Он с таким юмором писал про свои жизненные невзгоды, настолько саркастично усмехался в своём повествовании над событиями своей жизни и самим собой, что, мне трудно было поверить, что этот человек создавал настолько добрую детскую фантастику. Кир Булычёв – очень много читал западной фантастики, когда работал в посольстве СССР в Мьянме. В городе был книжный магазин, который держал один англичанин, и когда Игорь Всеволодович по долгу службы бывал в городе, то он постоянно заходил туда и всё время покупал там книги. В результате, в СССР появились переводы многих образцов западной фантастики, которые сделал он сам и которые не появились бы, если бы не Игорь Можейко. Представьте себе, какое огромное влияние это оказало на культуру нашей страны! Я помню из детства, в каком дефиците была у нас фантастика. Фильмов – почти не было, книги было не достать даже в библиотеках. Советская власть не сильно жаловала её. Однако, фантастика появлялась всё чаще. Потом появился фильм «Через Тернии к Звёздам». Но до него, ещё одной вехой на пути становления отечественной фантастики был другой фильм. Он назывался «Планета Бурь» и был поставлен и снят режиссёром и специалистом по эффектам Павлом Клушанцевым. Это был прорыв! Пока на съёмках «Звёздных войн» Лукас чесал затылок, как реализовать съёмку космических сцен, Павел Владимирович уже умел изображать на экране невесомость. Западные продюсеры потянулись к Павлу Клушанцеву. Лукас называет его «крёстным отцом Звёздных Войн». Как-то раз, Лукаса принимали наши чиновники от культуры. Его спросили, что бы он хотел увидеть в России. Лукас ответил – «я хотел бы встретиться с Маэстро Клушанцевым». К стыду, никто из чиновников не знал, кто такой «маэстро Клушанцев». И тогда они спросили у Лукаса – «кто это», он ответил: «Клушанцев – это крёстный отец Звёздных Войн», чем ввёл наших чиновников в ещё больший ступор. На деле, наша отечественная фантастика была очень передовой. Ей просто не хватало финансового размаха голливудского финансирования, это безусловно зависело от наших властей того времени. А они – не торопились это дело развивать. Вы спросили меня, как на меня повлиял Кир Булычёв. Он повлиял на меня, прежде всего не как деятель искусства, или фантаст. Он – повлиял на меня как человек. И это самое главное «влияние», которое я вынес из знакомства с его личностью писателя. Его позитив, бесконечный юмор и жизнестойкость явились для меня своеобразными «дорожными знаками». В 2009 году, по его книжке про Алису Селезнёву был создан просто гениальный мультфильм «День Рождения Алисы». За последние 30 лет, это первый отечественный мультик, который мы посмотрели взахлёб. Меня переполняет гордость, что наша отечественная культура не сдаётся и порой выпускает подобные шедевры. Когда мы собирались его только смотреть, был скепсис. Не верили, что не попортят наши «деятели» мультфильм. Ведь был весьма негативный опыт с «Бременскими Музыкантами. Посмотрели в первый раз – и не поняли. Что-то осталось неясным. Посмотрели второй раз и тут уже всё устаканилось и теперь мы пересматриваем его очень часто. Наши мультипликаторы, я считаю, увековечили память Игоря Можейко в этой работе. Если вы не смотрели этот мульт и не читали монографию «Как стать фантастом», то сначала прочтите монографию великого писателя Кира Булычёва, а потом смотрите мультик. Его монография откроет вам глаза на действительное положение вещей. И после этого, вся фантастика Кира Булычёва – предстанет перед вами в совершенно ином свете, я вам это гарантирую. Но, не буду спойлерить)) Сами всё увидите, прочувствуете и поймёте в процессе! Собственный опыт – самый ценный!

Кроме электронной, какую музыку вы слушаете еще?

Ещё я слушаю много музыки, начиная с классики, неоклассики и заканчивая практически чем угодно. Быть композитором, это значит быть меломаном. Этого требует профессия. Здесь, вы вынуждены развиваться всесторонне. И другого пути у вас попросту нет. Я очень люблю Бетховена, особенно девятую симфонию. Обожаю Петра Ильича Чайковского, очень люблю Свиридова, далее, слушаю западную неоклассику, Джона Уильямса, Джерри Голдсмита, Майкла Гьяккино – всех не перечислишь. Профессия – сделала меня всеядным, композитор – это специалист по музыке, фактически – музыковед. Он просто обязан всё уметь и как можно больше знать. Я тоже иногда записываю оркестровые пьески. Я ещё малоопытен в этом, ибо, я – композитор самоучка, поэтому это коротенькие пьесы, до крупной формы мне ещё шагать и шагать. Хотя, определённые сдвиги в эту сторону – есть. Я люблю и поп-музыку и рок-музыку, я люблю всё мелодичное. Я терпеть не могу «модную музыку», очень часто она попросту бездушна. Мода и коммерция - убили в музыке мелодию, лишили её души и сердца. А поскольку музыка – это отражение Прекрасного, то, увы, принять всю эту «моду» - я никак не могу. Потому что часто (но конечно, не всегда), такие вещи, попросту лишены художественной логики и как следствие – художественной ценности. И тенденция эта сегодня охватила весь мир. Но, не будем о грустном.

Вы увлекались эзотерикой, даже посвятили несколько композиций Рерихам. Под влиянием чего, как вы признались, «мозги стали» на место и, какую роль прежние увлечения, играют сейчас?

Здесь, всё, очень просто. От эзотерики – меня отвратили сами люди. Я очень проницательный человек. Эзотерические учения подразумевают трансформацию личности человека. Почему, эзотерика не стала одной из сверхцелей человечества? Потому, что сами люди не захотели меняться. Они читали заумные философские книжки, проводили разные там, обряды, однако, никакие книги не способны, по сути, сделать человека человеком, если он сам внутренне сопротивляется этому процессу. Это показало мне, что эзотерика не способна изменить мир, как, в сущности и религия. Ни эзотерика, ни религиозная философия, ещё ни разу за историю человеческой расы так и не остановили ни одной войны. Скорее, наоборот! Для того, чтобы эзотерическое учение, такое, как «Живая Этика» Рерихов изменило человеческую расу, необходимо желание самих людей подвергнуться глубокой внутренней духовной трансформации. Этого не происходит, поскольку отказ от пагубных привычек, отказ от пагубных негативных форм менталитета нашей расы, оказывается, весьма трудной задачей. А люди не любят трудностей. Они предпочитают думать, что все обязаны их воспринимать таковыми, какие они есть на данный момент. Они отказываются от соблюдения чужого личного пространства. Они отказываются отменять конкуренцию и работать вместе, ради великих целей. Они делают других – рабами. В конце концов, они отказываются отрицать капитализм и глобализм. Вот вам, картина маслом. При таком раскладе, ну какая, может быть там, «эзотерика»? Эзотерика, это, прежде всего – внутренняя чистота души, внутренняя этика и строжайшая внутренняя дисциплина. Я не увидел этого в людях, называвших себя «эзотериками» и был крайне разочарован. Называя себя «эзотериками», люди всё равно продолжали как минимум, бороться за сферы своего влияния, за популярность, за власть и деньги. К тому же, ведь и я сам – далеко не ангел!) Сегодня я воспринимаю эзотерику лишь как ещё одну тему для творчества. Я – не считаю себя «эзотериком». Между «верить» и «знать» - нет мостика, там – пропасть!

Всё это, стало частью нашей отечественной субкультуры! Мало того, что в юности, я был в эпицентре крайне интересных вещей, связанных с НЛО, так более того, даже прославленный уфолог Вадим Чернобров (царства небесного этому человеку) – был у меня в гостях! Проговорили мы без умолку, всю ночь! Он рассказывал нам не только про НЛО и Машину Времени, он рассказывал то, от чего я, наверное, впервые - по чёрному ощутил настоящую зависть – он дружил с Киром Булычёвым! К сожалению, через год, Вадим Александрович покинул нас. А человек он вовсе не такой, как о нём можно было подумать, при упоминании слова «уфолог». Я хорошо его знал. Хотя встречались мы с ним только один раз. Вадим Чернобров был весьма занятым человеком, его жизнь была расписана по минутам. Но общались – регулярно в переписке. Это был настоящий учёный, пользовавшийся в своих исследованиях строго научным подходом. Я приглашал его прочесть лекцию в нашем музее Юрия Гагарина. Среди специалистов музея – так же был некоторый скепсис. Но он улетучился, во время выступления Вадима Александровича. И вот, на лекции – было несколько эзотериков, которые задавали ему «эзотерические вопросы», которые он грамотно и лаконично «срезал», ссылаясь на научный подход. Существует видеозапись этой лекции.

А как совмещались эзотерика – чья основа мистика и любовь к sci-fi и космосу, чьи основа научные знания?

А, очень просто. Моё отношение к этому вопросу было основано на том убеждении, что наука – далеко не всё знает, а в некоторых вещах, даже может запросто ошибаться. Сейчас, очень многие учёные, которые занимаются квантовой физикой, говорят о том, что эзотерика и квантовая физика имеют родство! Сейчас учёные до сих пор спорят о том, верна ли «стандартная модель», или нет. Ведь она не согласуется ни фига, с квантовой физикой! Что они только не делают, но она всё равно не согласуется! А если вы спросите меня, «что такое Душа», то я отвечу вам, что ответ на этот вопрос необходимо искать в квантовом мире!

Востребована ли ваша музыка в СНГ или это продукт для западного слушателя?

Ну, здесь вопрос очень непростой и очень спорный. Какая музыка востребована в нашей стране сегодня? И, почему, она, собственно, востребована? У всего на свете – есть причины! Ответ прост. Востребована та музыка, которая хорошо распиарена. Ответьте честно на такой вопрос. Вам нравится современная молодёжная музыкальная субкультура? Вам нравится пение Ольги Бузовой? Нет? Тогда почему она так продаётся? Вы всерьёз думаете, что если маркетологи втюхивают настолько низкопробный продукт, как «пение Бузовой», что-то действительно талантливое не превзойдёт её «успехи»? Люди просто о нас не знают! Если собрать всех поклонников космической музыки вместе и рассказать им о том, что вот существует такой проект «Angelo Taylor и К», который играет и New Age, и космическую музыку других жанров, то поверьте, я буду точно так же успешно продаваться. Как и мои друзья, композиторы со всей страны. А если это так же распиарить, то, подавно! Просто продюсерам выгодно за те же деньги продать 10 проектов попроще и потупее, чем один действительно качественный талантливый проект, в который придётся вбухать много денег, а потом долго и упорно их отбивать. Они тупо больше заработают. Вот и весь секрет. Я стал знаменит благодаря аудиопиратам в 90-х годах прошлого века. Я тогда написал первую часть альбома «Долины Шамбалы» (не путать с «Долинами Шамбалы II!!!»). Произошло это в Беларуси. Как я попал туда – это отдельная история, которая к данному разговору не имеет отношения. Я приехал в славный город Минск. И в переходе метро станции «Нямига», я увидел торговые лотки, покрытые эзотерическими книгами и кассетами с музыкой. Подошёл посмотреть. Разговорились с продавцом. Я рассказал, что тоже музыкант и тоже создаю подобного рода музыку. Мы как раз ехали на радио и у меня были с собой копии кассет. Продавец попросил послушать, я дал ему кассету, которую он включил. А потом, меня стал звать друг – мы опаздывали на встречу. А продавец – вцепился в меня как клещ и просил оставить ему кассету. Поскольку ему очень нравилось то, что он слышал. Мы обменялись телефонами и я оставил ему кассету. Оказалось, что по совместительству, этот человек был ещё и радиоведущим. Альбом – выстрелил на радио, у меня появилось множество поклонников, а кассету – растиражировали и стали продавать в тех самых торговых точках и по почте. В результате, тогда было продано более 10 000 копий, что для никому не известного автора – является нонсенсом. По приезду в Россию, я снялся в псевдодокументальном проекте канала РЕНТВ, там прозвучала моя композиция «Ангел Ветра». Моя музыка предназначена в принципе для любой аудитории, у меня есть поклонники даже в таких странах, как Венгрия и Канада. Но, конечно, прежде всего, я хочу, чтобы мои композиции слушали в России. Для Россиян – скачивание моих композиций – полностью бесплатно, кроме случаев коммерческого использования, которые необходимо согласовывать со мной, или с моими представителями, но для этого, я издаюсь в соответствующих лейблах. Любой может пойти и приобрести мои композиции легально, если ему нужно их использовать в кино, или ещё каким-то образом в коммерции. Одна из моих композиций – попала в большое кино, мы ездили на съёмки, я там появился в качестве камео. Это была кинокомедия «Личное дело майора Баранова» режиссёра Романа Просвирнина. Мы там появляемся в самом начале на титрах в самой завязке сюжета на 10-15 секунд. А снимали этот эпизод – почти 10 часов! Я там играю свою композицию, в составе прекрасного «Шоу Инопланетян», под управлением Ольги Чижковой. Мы там загримированы в инопланетян! И снова – связь с фантастикой! Я не стремлюсь зарабатывать миллионы. Я счастлив от того, что могу позволить себе заниматься своим любимым делом. Я не верю разного рода новым психологам-коучам, будучи наученным на примере эзотерики. Без соответствующего пиара, на музыке – практически невозможно ничего заработать, будь вы хоть миллиона пядей во лбу. Теоретически – возможно всё, но практика показывает определённую картину.

У нас в стране с «электронникой» туговато шли дела, в сравнении с теми же европейцами (чего только французы стоят). Чего не хватало для развития этого жанра в советские годы: аппаратуры, может лояльности властей? Группы, конечно, свои были, тот же Зодиак или Бумеранг, но не было такого масштаба.

Трудно судить об этом, наблюдая то, что происходит сегодня. С одной стороны – действительно, не хватало лояльности властей. С другой стороны, сегодняшнее «засилье электронщиков», которые исчисляются десятками миллионов и производят похожие как две капли воды друг на друга композиции, приводит к мысли, что советская цензура всё-таки, не давала музыкальной индустрии попасть в такой тупик, в котором она находится сегодня. Вместе со всей культурой. Музыка – это подмножество математики. Это точная наука, которая имеет свои теорию и историю, складывавшиеся веками напролёт; она не терпит приблизительности, лени и малодушия. В юности, я считал, что мне необязательно получать музыкальное образование, но, развиваясь, я пришёл к тому, что музыкальное образование – всё же, необходимо! Молодёжь, считает его анахронизмом, думает, что она может совершать в музыке «революцию за революцией», однако, это огромное серьёзное заблуждение. Начнём с того, что культурная революция – неотделима от технологической. Что мы имеем на данный момент? Возьмём производство тех же синтезаторов. Что мы наблюдаем? Если в 80-х годах, музыкальные инструменты делались с очень серьёзным набором разных возможностей, то сегодня они нещадно упрощаются в угоду экономии. Маркетологи – крушат схемы, отчекрыживая «ненужные», по их мнению, узлы и функционал. В итоге, индустрия синтезаторостроения перестроилась на массовое производство продуктов для «домашнего использования». Профессиональные продукты – тоже производятся, но в гораздо меньшем количестве и их стоимость исчисляется поистине астрономическими цифрами. Такие вещи, чаще всего попросту недоступны простым смертным. Во вторых, музыкальное образование – вовсе не накладывает на творца некие «рамки» на которые часто жалуются молодые начинающие авторы. Напротив, образование – даёт ещё большую свободу, так как образованный композитор умеет намного больше, чем композитор без образования. Образование подталкивает человека к получению более замысловатых результатов, в результате чего появится намного больше вариантов разного рода музыкальных произведений. Молодёжь часто жалуется на проблему «отцов и детей», однако, на самом деле, такой проблемы не существует. Всё отличие состоит только лишь в том, что композиторы старой закалки, получившие музыкальное образование, имеют намного более качественный и весомый опыт в своей работе и огромные знания, по сравнению с молодёжью, которая этого опыта не может иметь в силу своего возраста и, как ни странно – лени! Они попросту задавливают молодёжь своим авторитетом и правильно делают, вот и всё. Таким образом, советская цензура – не пропускала в музыку огромное количество фриков, присутствующих в ней сегодня, которые в музыке на самом деле, что бы они о себе там не думали – ни в зуб, ногой! А очерченной проблемы «отцов и детей» в этой области никогда не существовало, её придумали для того, чтобы оправдать лень! Ведь, труд музыканта – кропотлив и дьявольски дорог! Себестоимость создания любой композиции в моей студии уже исчисляется сотнями тысяч рублей – это, как минимум, себестоимость приборов и синтезаторов! Очень жаль, что многие люди видят в нас праздных бездельников! Это – заблуждение! Порой, еле доползаешь до постели от усталости! Но ничего не зарабатываешь! От слова «совсем». Это – обидно. Ведь, мы - тоже люди, которым нужно есть, одеваться… Иначе, как же нам жить-то? И так, молодёжь, думает, что ткнув палец в одну ноту на синтезаторе, включив арпеджиатор, они создают нечто новое. А профессионал, скажет – «нет, не создают»! Чтобы появилось новое в музыке, должна пройти инновация в музыкальной технологии, как минимум. А как я сказал, мы наблюдаем там регресс! Только один звуковой дизайн, которым сегодня так кичится молодёжь, увы, не способен породить настоящую реальную революцию в музыке. Произошла подмена понятий, весь успех разного рода «дизайнеров» от музыки – это, прежде всего – грамотная пиар-компания, а не реальная революция!

Как вы сами охарактеризуете свой жанр?

Я не придерживаюсь какого-то одного жанра, поэтому мне сложно характеризовать своё творчество. Это должны делать слушатели. И они это делают. Я создал продолжение альбома «Долины Шамбалы», под названием «Долины Шамбалы II», не потому, что хотел это сделать, а потому, что мне часто поступали просьбы от простых людей – записать продолжение!

Немного политики. У нас многие недолюбливают Илона Маска, но трудно не признать, что благодаря его авантюрам, в том числе и у нас заговорили о космосе, пусть даже в виде популистских высказываний и шуточек Рогозина, но, тем не менее. Наверное, с конца 70-х, космос у нас перестал звучать на повестке дня, а теперь новости с Марса, чуть ли не в каждых новостях. Выходит, Маск, вдохнул нам веру в космическое будущее?

Маск – несомненно, талантливый и интересный человек. Он создал такие вещи, как Pay-Pal, он всю Америку оснастил солнечными электростанциями, многие люди перестали в результате платить за электричество! Он создал электромобиль Tesla, он был советником по климату президента США до определённого момента и ушёл с этого поста, после того, как президент Трамп – вывел США из соглашения по климату. Никто не умаляет его заслуг. Но для меня нет милее Сергея Павловича Королёва. У меня есть посвящение ему, даже не одно. Вообще, стремление человечества в Космос на самом деле зародилось именно в России. Русский космизм Фёдорова, теоретическая космонавтика Циолковского, создание ГИРД, позже РНИИ, сделали своё дело. И если бы не политика наших властей, то мы были бы первыми не только на орбите, но и на Луне и на Марсе, и быть может, были бы первыми в другой звёздной системе. Кроме того, хочется привести ещё одно интересное сопоставление. Вы ведь любите группу «Space» с Дидье Маруани? Мы с ним изредка переписываемся в фейсбуке. Сравните звучание раннего «Space» и - современного. Вам не кажется, что современном варианте, он потерял некую изюминку? Произошло это после ссоры между Дидье Маруани и ещё одного ключевого человека в группе – Роланда Романелли. Романелли занимался звуком и аранжировками в группе. После его ухода, звук «Space» стал намного хуже. А сегодня он представляет собой вообще, низкопробную попсу! Я говорил об этом Дидье, но он меня не услышал. Я говорил ему так же, что в России – он является классиком жанра, а он мне не поверил. Вот так же и с нашим космосом, русским. Ссора между Королёвым и Глушко – оказала какое-то негативное влияние. После чего, всё вдруг двинулось сикось-накось. В этом плане, я являюсь фанатом Сергея Королёва, но при этом уважаю и Илона Маска. Глупо отрицать то влияние, которое этот человек оказал на науку нашей цивилизации. Вы поймите правильно меня. В моих глазах – не существует «плохих наций», существуют «плохие люди». Их полно везде: и у нас и в Америке. Однако там, есть и хорошие, прогрессивно мыслящие люди, которые точно так же хорошо отзываются о нас, как я сейчас отзываюсь о них! А, балбесов – полно везде. По всей планете. Они творят кучу глупостей, но при этом строят из себя великих умников и «спасителей демократии». Можно быть олигархом, но при этом вовсе не блистать интеллектом. Можно быть гением, вроде Перельмана и отказываться от миллионов. Поверьте, у него есть веские причины для этого! А, можно быть Илоном Маском и готовить полёт на Марс!

С одной стороны, мы космическая держава, с другой, тот же дух космоса сильнее развит у тех же французов, на мой взгляд, электронная музыка сильна у англичан, у немцев. Как космос отразился на нашем искусстве?

Кстати, сами французы бы, скорее не согласились с подобным утверждением в их адрес. На клипе «Oxygen IV», у Жарра – танцующие пингвины, а не звёзды и галактики!

Когда готовили полёт Юрия Гагарина – было несколько пробных отладочных запусков ракеты Р7 с собаками на борту. Один из этих запусков, с собакой по кличке «Жемчужная» - оказался неудачным. Шёл 1960 год. При разделении ступеней – произошёл сбой и ракета, не разделившись и, не достигнув орбиты, упала в сибирской тайге, хотя собачка – не пострадала. По мотивам этой истории, в 1985 году, был снят прекрасный полуфантастический, полубиографический художественный фильм «Корабль Пришельцев». Не смотрели? Пересмотрите. Музыку к нему написал легендарный Эдуард Артемьев. Музыка там очень электронная, инструментальная, в ней и космос и холод тайги и снег и надежда, и теплые человеческие эмоции и настоящий невыдуманный патриотизм. В 1924 году, за десять лет до рождения Юрия Гагарина, Красный Граф Толстой написал фантастическое произведение «Аэлита». Как сказал на моём фестивале космической музыки, продюсером которого я являюсь, представитель Роскосмоса Денис Метальников – «Космос – это давняя мечта человечества». Думаю, что это ответ на ваш вопрос. Что касается электронной музыки, то далеко не всю её можно характеризовать как «космическую». Космическая музыка – это крайне узкая ниша электронной музыки и она не охватывает всей электронной музыки, которая представлена в огромном разнообразии своих форм. Но то, что это, несомненно, одна из самых ярких форм электронной инструментальной музыки – не подлежит сомнению.

Вы упомянули, что у вас намечается выпуск новых интересных вещей. Намекните хоть, чего ждать поклонникам?

В своё время, у нас не было фирменных инструментов. И мы создавали музыку на том, что было нам доступно – на советских аналоговых синтезаторах. Многие инстереснейшие композиции, были утеряны. Например, магнито-альбом «Иные Миры». Он существовал в единственном экземпляре, который, к сожалению, был утерян. Сейчас у меня есть сложнейшее оборудование, такое, как «железный Pro Tools», куча синтезаторов, хороший цифровой микшерский пульт (и не один). Я собираюсь восстановить эти композиции. Этот альбом – является посвящением Жану Мишелю Жарру и очень похож на «Oxygen». В буквальном смысле слова – это его брат-близнец, поскольку, кроме всего прочего, я до определённого момента отождествлял себя как последователя творчества Жарра. Сейчас уже не отождествляю, однако, альбом «Иные Миры» - восстановлю.

Представьте, вы полетели в космос. Отметем, что с новейшими технологиями вы сможете взять хоть все книги и всю музыку мира. Какие бы три группы или трех композиторов и три книги вы бы с собой взяли?

Исходя из того, что я всесторонне развитый человек, только три композитора, или группы, мне бы оказалось крайне мало. Но, однако, из музыки, я не взял бы с собой ничего. Написал бы сам, на месте. Что касается книг – непременно взял бы «Сезон Туманов» Евгения Гуляковского, «Люди как Боги» Сергея Снегова и «Всё об Алисе Селезнёвой» Кира Булычёва.