Чучельник (мистический рассказ, часть 2)

31.07.2018

Начало рассказа здесь

Картина «Метаморфозы / Preobražaj / Metamorphosis» художницы  Marina Blašković взята с её личной странички https://flii.by/marinablaskovic/
Картина «Метаморфозы / Preobražaj / Metamorphosis» художницы Marina Blašković взята с её личной странички https://flii.by/marinablaskovic/

День четвёртый

Я достал запись. Сам удивился, поскольку почти не верил, что получится. Говорил об этом только, чтобы побыстрее отделаться от неприятного собеседника. Никакого приятеля у меня не было. Была приятельница, одна из бывших. Из тех бывших, что всегда не прочь стать настоящими. Мы довольно мило поболтали по телефону, договорились встретиться в ресторанчике, где несколько месяцев назад проводили довольно много времени.

Она пришла, разодетая и радостная, как будто я действительно позвал её на свидание. И принесла флешку. Это было даже как-то неожиданно, потому что я настроился на лёгкий воскресный вечер, перерастающий в неловкое утро понедельника, когда я растворяюсь в утренней дымке, пообещав ещё как-нибудь позвонить. Оказывается, мне и на самом деле приятно её видеть, надо же.

Мы сели за столик, сделали заказ. Потягивая мартини, она рассказала мне, что посмотрела запись. Что это ужасно. Что хозяева пса вправе подать в суд, и что, когда полиция официально запросит это видео для суда, она будет просто счастлива. Её рассказ несколько расходился с тем, что я ожидал там увидеть. Максимально небрежным тоном, стараясь не выдать своей неосведомлённости, я спросил её мнение по поводу собаки.

– Ты говоришь, в том доме есть дети? Как хорошо, что они этого не видели. Похоже, у мусорки просто отказал ручник. Но зачем собака кинулась под колёса – уму не постижимо. Так жаль, так жаль. Ты помнишь, я тебе рассказывала, что в детстве у меня….

Дальше я уже не слушал, лишь время от времени подавая ничего не значащие реплики. Смотреть на неё было, всё-таки, намного приятнее, чем слышать. Значит, собака на самом деле умерла. Надо посмотреть эту чёртову запись до того, как показывать её соседу. Вполне вероятно, придётся соврать ему, что достать видео у меня не получилось. Эта мысль настолько захватила меня, что я извинился, сославшись на срочные обстоятельства, и свалил из ресторана. Один. Кажется, эту можно теперь навсегда переводить в разряд просто бывших. Так обиженно и непонимающе она на меня смотрела. Явно тоже рассчитывала на воскресный вечер в моей компании. 

К дому я подъехал со стороны чёрного хода. Почему-то подумалось, что сосед поджидает меня, чтобы спросить о записи. Глупо, конечно. Но, как бы там ни было, я, припарковался с задней стороны и зашёл в дом, не включая свет. Ноутбук включил тоже почти наощупь, вставил флешку и запустил воспроизведение. 

Типичное утро типичного спального района. Уборщики, дети, велосипеды. Семейные пробежки и выезды. Наконец, в зону охвата камеры въехал грузовик-мусоросборщик. Это была старая модель, с внешним управлением. Останавливаясь возле каждого контейнера, водитель выходил, хватался за рычаги и приводил в движение ковш, куда вытряхивал содержимое.

Когда он, наконец, добрался до дома напротив, я увидел, как сосед возвращается с пробежки. Он снял с поводка пса, и тот начал радостно скакать по лужайке, охотясь за струйками поливалки газона. Следующую сцену я просмотрел несколько раз, один раз даже на замедленном воспроизведении, но так и не смог понять, что произошло. Машина просто поехала назад, а собака просто кинулась под колесо, как будто её туда затащило. Судьба, ничего не скажешь.

Я видел, как сосед кругами бегает вокруг того, что только что было членом его семьи. Да, грустное зрелище. Он даже не додумался остановить водителя. Тот так и уехал к следующему дому. Я даже не уверен, что он заметил, что произошло. Или – не придал этому значения. Странно, если бы я сбил собаку, пусть и на грузовике, я бы это почувствовал. Знаю, что почувствовал бы.

Меж тем, на записи сосед побрёл к дому. Видимо, за мешком и лопатой, как он и говорил. Так, теперь должно начаться самое интересное. Либо – чудесное воскрешение пса, либо – более тривиальное объяснение произошедшего. К собаке подъехал невзрачный фургон непонятной марки. Скорее всего, это было что-то столь старое, что даже чёрно-белая запись пыталась донести до меня отсутствие какого-нибудь ярко выраженного цвета. Вмятина на вмятине, разные колёса, глухая тонировка всех стёкол. Хотя, возможно, это всего лишь грязь. Из фургончика довольно резво выбрался некто, подошёл к телу, внимательно осмотрел его, не проявив ни капли брезгливости или нерешительности. Затем поднял собаку на руки и положил в свой фургон. На всё это ему понадобилось не больше минуты. Странная стремительность, с которой машина исчезла, наводила на мысль, что она совсем не такая дряхлая, какой кажется на первый взгляд. Я остановил запись на том моменте, когда сосед ошарашенно озирается возле подсыхающей лужи крови. Дальше – всё ясно.

Или нет, совсем не ясно. Кто этот некто в фургоне? И как он смог так быстро вылечить собаку, которая, действительно, очень серьёзно пострадала? Я сам видел.

Надо будет покопаться в архивах, это начинало становиться интересным. Что тут ещё за анонимный чудо-ветеринар объявился?

День пятый

Да, она на самом деле обиделась. Трубку не брала, на сообщения не отвечала. Видимо, не стоило вот так бросать её одну в ресторане. Надо было хоть домой отвезти. Впрочем, какая разница. Отсматривать записи со всех городских камер в поисках фургончика и его таинственного водителя всё равно не представляется возможным. Да и работать тоже иногда надо. Сегодня пришлось опять ехать в пригород, за 40 километров. По дороге я внимательно изучал обочины, но никаких трупиков не заметил. Поздравив себя с новой странной привычкой, я постарался отвлечься музыкой. Но из головы не шёл этот пёс, стоящий перед воротами и монотонно тявкающий. Вспомнилось, что сосед говорил что-то о голосе собаки, что он изменился.

Думаю, после встречи с грузовиком голос вполне может поменяться. Как и многое другое. Смущало одно. Я не специалист, но даже по видео не самого хорошего качества было ясно, что собака – не жилец. По крайней мере, она вряд ли была бы способна через несколько часов самостоятельно вернуться домой. Да я и не заметил у неё по возвращении никаких видимых следов повреждений. Конечно, было ещё недостаточно светло. Но выглядела она вполне себе здоровой. Да и мальчишки затискали её – будь здоров. А при травмах их ласки должны были вызвать боль. Ничего подобного ни я, ни, тем более, они, не заметили. 

Теперь всё упиралось в загадочного водителя фургона. Он забрал умершего или умирающего пса, который вскорости радостно примчался домой. Скорая анималистская помощь? Кто он такой, случайно ли оказался рядом, почему не дождался хозяина? В таких размышлениях я добрался до цели назначения. Когда я устраивался на эту работу, она мне вполне нравилась. Сейчас же необходимость делать что-то, в то время как сам я хочу заниматься совсем другими вещами, начала раздражать. В конце концов, необходимости в заработке у меня нет. 

Вернувшись в офис, я написал заявление. Моё решение уволиться, да ещё и немедленно, не вызвало у шефа большого энтузиазма. Чтобы пресечь все попытки уговоров и расспросов, я сказал, что моя мать при смерти на другом конце страны. Это всегда работает безотказно. Думаю, матушку это бы позабавило.

Итак, я вновь предоставлен самому себе и волен делать, что хочу. Скорее всего, через какое-то время меня опять потянет взвалить на себя чужую ответственность, заниматься решением чужих проблем по 20 часов в сутки и быть счастливым от всего этого. И тогда я опять найду себе работу. Но не сейчас. Сейчас моя цель – неказистый фургончик, обитающий где-то в этом городе.

Я решил начать с автомастерских. Наверняка эта рухлядь должна быть их частым клиентом. Оказалось, что нет. В городе несколько десятков автосервисов, но и в одном не согласились получить солидное вознаграждение от некоей страховой компании, разыскивающей виновника серьёзного ДТП. Оставалось надеяться, что кто-то просто не захотел подставлять клиента. Это, конечно, укрепляет веру в человечество, но значительно усложняет мои поиски. Так, что ещё – заправки? Чем это может заправляться? Сырой нефтью? Я засмотрел кусок видео с машиной до дыр, но так и не смог определить ни марку, ни модель, ни номер. Она вся была словно выстиранная, зажёванная и выгоревшая одновременно. Создавался странный оптический эффект, когда я смотрел прямо на неё, она словно бы размывалась, детали ускользали от взгляда. В то же самое время, остальные изображения оставались чёткими. 

Если нельзя найти машину, может, попытаться найти водителя? Он был под стать своему фургону: судя по тому, как садился за руль, он был довольно высок и относительно худощав. Одет в какую-то коричневую хламиду. Неужели – плащ? По такой жаре? И ещё эта невероятная шляпа, как из старых вестернов. Увидишь такого на улице – точно обратишь внимание. Или нет? Я задумался, как часто я обращаю внимание на несуразно одетых людей? Казалось бы, такая внешность должна бросаться в глаза. Но ведь нет. Взгляд проскальзывает по ним, поскольку чаще всего – это деклассанты, которых мы стараемся не замечать. Делаем вид, что их просто нет, проходя рядом, как мимо пустого места. Этот любитель плащей и шляп мог каждое утро проходить возле моей машины или сидеть на углу улицы. Это же не труп, в конце концов, он мне не интересен, я его не замечу.

Сосед, меж тем, жаждал встречи. Даже пытался заглядывать в окна. Пора начать запирать ворота. Представляю, что обо мне подумает весь квартал. Плевать. В конце концов, надолго я здесь теперь не задержусь.

День шестой

Кофе и жареный бекон. Ради этого стоит просыпаться по утрам. Ради этого, и ради решения задач. Я сам ставлю себе задачи. И теперь идея найти анономного спасителя захватила меня целиком. Ночью мне снилось, что огромные коричневые птицы слетаются на висящие вдоль дорог трупы распятых и клюют им глаза. Меня осенило: чтобы поймать зверя нужна приманка. И я с семи утра отправился с инспекцией по городским улицам в поисках наживки. Но, либо дворники хорошо справлялись со своей работой, либо ночью все водители были аккуратны. Ну, или фургончик меня опередил. И уже собрал жатву. 

Я выехал за город, надеясь найти что-то подходящее на лесной дороге. Вскоре мне попалась тушка белки. Я никогда не заметил бы её в придорожной канаве, если бы не её хвост, лежавший на асфальте. Сначала я решил подождать, вдруг фургончик уже едет сюда за ней. Припарковавшись в зоне видимости, я просидел около трёх часов. Белкой никто не интересовался. Решив, что, возможно, так далеко фургон не выезжает, я подобрал тушку, сунул в пакет и поехал обратно. 

Подбросить белку незаметно на один из центральных перекрёстков оказалось не так-то просто, как я предполагал. Люди были повсюду. Лотки с мороженым и хот-догами притягивали оголодавших горожан, к магазинам постоянно подъезжали машины, офисники курили и обсуждали вчерашний матч. И мне отчётливо казалось, что буквально всем было дело до того, что я собираюсь делать. Умнее всего было, конечно, дождаться ночи и спокойненько расставить свой капкан. Но столько ждать совсем не хотелось. В итоге я просто остановился у обочины, сделав вид, что озабочен состоянием правой передней покрышки, и сунул белку под машину. Отъезжая, я смотрел в зеркало заднего вида. Никто не обратил внимания на комочек, оставшийся после моего поспешного бегства. Я припарковался в переулке и пешком вернулся назад. 

Местом засады я выбрал небольшое кафе, из окон которого перекрёсток просматривался во все стороны. Заказав что-то наобум, я приготовился ждать. Я просидел до пяти вечера. Никто даже и не думал останавливаться рядом с белкой. И я не увидел ничего, хотя бы отдалённо напоминающего фургон с записи. С одной стороны, я был разочарован и раздосадован, однако, краешком сознания я понимал, что так оно и будет. Слишком много несовпадений со случаем у соседей. Во-первых, животное здесь никто не сбивал. Если только по трупику несколько раз проехали. Почему-то, это казалось мне важным. Во-вторых, белка – не домашнее животное. Чутьё подсказывало, что и это – немаловажный фактор.

Что ж. Придётся заняться грязной работой. Если нет удовлетворительной приманки, надо её сделать. Своих животных у меня не было, стоит присмотреться к соседским. Хотя, с этим больше мороки. Станут искать, пойдут разговоры. И я отправился в зоомагазин. 

В середине недели покупателей здесь было немного. Парочка ребятишек выбирали корм для своих питомцев. Бабулька, с виду – типичная кошатница – донимала продавца вопросами о безопасности каких-то витаминов. Это дало мне возможность спокойно осмотреться и выбрать привлекательную наживку. Мне приглянулся чёрный котёнок, сидящий в отдельном вольерчике. Он был заметно крупнее остальных пушистиков, копошащихся в большом загоне. Беднягу явно не хотели покупать, местные жители до неприличия суеверны, это я заметил почти сразу, как переехал сюда. Ну что ж, малыш. Значит, такая у тебя судьба. Я отвлёк продавца от старушки, радеющей за качество шерсти и зубов своей домашней армии кошек. Кажется, он был мне крайне благодарен. Не обращая внимания на возмущённое повизгивание, он оставил её наедине с выбором между двумя упаковками, и подошёл ко мне. Узнав, что я хочу забрать «черныша», он обрадовался ещё больше. Видимо, уже отчаялся его сбыть. Даже сделал мне скидку от и так невысокой цены. Я попросил ещё и переноску. Я же – заботливый котовладелец, и хочу, чтобы малышу было комфортно во время поездки на машине. Мы посадили бедняжку в переноску, и я вышел на улицу. Вот так я впервые в жизни стал обладателем купленного животного. Раньше мне их либо дарили, либо они сами приходили ко мне. Надо же, какое начало – я впервые купил себе питомца, чтобы убить его.

По дороге я заехал в аптеку и купил телазол. Услужливая девочка-провизор предложила мне приобрести шприцы. Спасибо, милая, чего-чего, а этого добра хватает. 

Добравшись до дома и совершив ставшее привычным проникновение через заднюю дверь, я выпустил кота из переноски. Он немедленно начал носиться по комнатам, засовывая свой носик во все углы. Жаль, что я не могу ему объяснить, что привыкать к этому жилищу ему не стоит.  Если он проведёт здесь всю ночь, ему наверняка понадобится туалет. Об этом я не подумал. Перспектива загаженных ковриков меня не прельщала. Покопавшись в кладовке, я нашёл старую коробку из-под обуви, поставил её в коридоре и отнёс в неё кота. Энергично пошкрябав там его лапками, я решил, что на этом приучение к туалету можно считать оконченным. В любом случае, никакие другие способы не приходили мне на ум.

Завалившись на диван, я собрался было досмотреть фильм, от которого меня отвлёк позавчерашний визит соседа. Однако котёнок тут же прибежал за мной следом и начал мяукать, недвусмысленно намекая на ужин. Пришлось встать и топать к холодильнику. В конце концов, малышу недолго осталось, так пусть проживёт эти часы счастливо. Я достал банку икры, остатки гусиного паштета. Вылил в мисочку пачку сливок. Бедняжка накинулся на еду так, что было понятно – в магазине его особо не баловали. Я слышал его довольное урчание, даже когда шёл по коридору обратно к телевизору.

Когда я лёг спать, кот пришёл в спальню и устроился у меня в ногах. Пожелав ему приятных снов, я заснул. И в эту ночь коричневые птицы мне не снились. Казалось, снов вообще не было, их прогоняло уютное мурлыканье чёрного бедолажки.

Окончание следует...