Чувствовало ли царское правительство грядущую катастрофу?

Недавно я прочитал дневник Государственного секретаря 1878—1882 годов Егора Перетца. И наткнулся на интересное предсказание Государственного контролёра (что-то вроде председателя Счётной палаты) Дмитрия Сольского:

Государственный контролёр (1878-1889) Дмитрий Сольский
Государственный контролёр (1878-1889) Дмитрий Сольский


«Сегодня травят и грабят евреев. Завтра перейдут к так называемым кулакам, которые нравственно суть те же евреи, только христианского православного вероисповедания, — потом может очередь дойти до купцов и помещиков. Одним словом, при подобном бездействии властей возможно ожидать в недалеком будущем развития самого ужасного социализма».

Всё так и вышло. Стоит отметить, что в социализме, как таковом, ничего плохого нет. Социализм в те времена был жупелом, хотя советская версия действительно была ужасной.
Речь была сказана на заседании Комитета министров в апреле 1882 года, когда обсуждался вопрос ограничения прав евреев.

Это происходило уже после смерти Александра II, который по легенде перед своим убийством оставил на столе проект Конституции. На самом деле о ней речи не было. Александр II, наконец-то, решился на реформу, касавшуюся законотворчества. Предполагалось создать совещательное собрание гласных. Собрание созывалась лишь на время обсуждения законопроекта по представлению императора или Государственного совета. От каждого губернского земства или дум крупных городов выбирались по два гласных. Это было необходимо для корректировки законопроекта ещё на стадии разработки, а не после того, как он был принят.

Несмотря на то, что это экспертное собрание не было парламентом. Несмотря на то, что туда не смогли бы избирать, ненавистных властям, адвокатов (опасались их ораторства). Этот проект так и не был принят Александром III. Он опасался, что это приведёт к конституции, ограничивающей монархию, и приводил в пример Данию, где депутаты-болтуны мешают принимать решения. Опасения были, конечно, не безосновательны: правительственных деятелей посвятили бы в курс дел своих местностей гласные, а те в свою очередь ознакомились бы с деятельностью правительства, и в итоге этот обмен мыслями со временем трансформировался в профессиональный парламент. Не страдай Александр III дурными фантазиями об абсолютной самодержавности, Россия избежала бы революции.
Земство через 20 лет, в ходе Первой русской революции, получит парламент, но время будет уже упущено.

Министр финансов России (1881-1896) Николай Бунге
Министр финансов России (1881-1896) Николай Бунге


Кстати, огосударствление экономики, произошедшее после революции, было также предсказано министром финансовом того же времени Николаем Бунге:
«Люди благомыслящие начали снова вопить о надзоре и контроле со стороны государства и даже о замене государственною деятельностью частной. В этом направлении мы продолжаем преуспевать и теперь, когда хотят, чтобы государство занялось в обширных размерах торговлей хлебом и снабжением им многомиллионного населения… Кажется, невозможно идти далее, если не допустить, что государству следует пахать, сеять и жать, а затем издавать все газеты и журналы, писать повести и романы и подвизаться на поприще искусств и науки». Тогда это было сказано с ироническим негодованием, но через 40 лет это стало реальностью. Результаты данного общественного желания мы ощущаем до сих пор.

Кирилл Карпухин. Правящие и проблемы

Материалы по теме:
«Дневник Е. А. Перетца — государственного секретаря», издательство «Дело», 2018