“И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало”

22.06.2018

77 лет назад в этот день фашистская Германия напала на Советский союз. “Правмир” собрал цитаты православных участников событий об этой войне.

Обращение митрополита Сергия (Страгородского) 22 июня 1941 года

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред родиной и верой и выходили победителями.

Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства.

Протодиакон Николай Попович

Если бы мы в 41-м году ударили первыми по немцам, имея шестикратное превосходство в танках, троекратное – в артиллерии, располагая громадным количеством боеприпасов, – мы, конечно, сокрушили бы Запад, и мир стал бы коммунистическим. Но Господь попустил совершиться всему так, что немцы оказались под самой Москвой. Почему? По сути – чтобы мы обратились к Богу, как евангельский блудный сын – к отцу.

Монахиня Адриана (Малышева)

И я до сих пор с болью в сердце, вспоминая эту ужасную картину, не перестаю думать, сколько же унесла эта война жизней и как легко чья-то злая воля в один момент делает смертельными врагами людей, даже не знающих друг друга. А какие мучения испытывали наши военнопленные в немецких лагерях! Радуясь победе, я и тогда уже не могла отделаться от мысли об этом великом горе, тем более что мне приходилось работать с пленными, а среди них далеко не все были нацистами…

Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина)

Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!»

И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало.

Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Архимандрит Кирилл (Павлов)

После Сталинградской битвы, когда мы прибыли в тамбовские леса на отдых, в один воскресный день я пошел в Тамбов. Там только что открыли единственный храм. Собор весь был голый, одни стены... Народу - битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, отец Иоанн, который стал впоследствии епископом Иннокентием Калининским, такую проникновенную проповедь произнес, что все, сколько было в храме народа, - навзрыд плакали. Это был сплошной вопль... Стоишь, и тебя захватывает невольно, настолько трогательные слова произносил священник.

Конечно, такой вопль, молитва простой верующей души до Бога дошла! Я в это верю на все сто процентов! И Господь помогал...

Художник Сергей Спицын

У меня было, в жизни, много случаев когда мне помогала моя вера в Бога. В Румынии на нас налетела целая армада, засыпала мелкими бомбами наши стоящие части. Вокруг, вот так, всё, всё, всё. Я только лежу и молюсь. Вот там первый раз к Богородице обратился как следует. Всё, цел, цел.

Протоиерей Василий Брылев

Вот под обстрелом ползешь, рядом рвутся снаряды. Или сидишь и мерзнешь в окопе, а рядом свистят пули. Но я был с Богом, читал молитву и надеялся. Под Ржевом был такой огонь! Мы там воевали всю зиму. Там я был простым солдатом, а на Курской дуге был уже связистом. Господь меня спас и сохранил.