Бывшая жена отдала ребенка отцу. Платит копейки, помощи нет, отец на грани…

29k full reads
33k story viewsUnique page visitors
29k read the story to the endThat's 89% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
Бывшая жена отдала ребенка отцу. Платит копейки, помощи нет, отец на грани…
Бывшая жена отдала ребенка отцу. Платит копейки, помощи нет, отец на грани…

Возмущенный отец пытается воздействовать на бывшую жену, но тщетно и вынужден был обращаться к юристам.

Об этой нетипичной для семейной правоприменительной практики ситуации рассказал один из наших юристов-партнеров по семейным делам. Обычно мы часто слышим призывы отцов в сторону бывших жен отдать им детей, раз им нужны повышенные алименты. И вот в практике Подмосковных юристов недавно произошел как раз такой вот случай…

К юристу по семейным делам обратился давний клиент – Николай С., с которым они давно поддерживали деловые отношения.

Возрастной мезальянс

В брак со своей ныне бывшей женой Марией Николай вступил в 2013 году, когда Марии на тот момент было всего 23 года, а ему уже 35. Причина столь скорого замужества традиционна – на горизонте замаячил общий ребенок, да и продолжавшиеся 2 года отношения нужно было либо заканчивать, либо выводить на новый уровень.

Именно так дословно сказал юристу Николай.

Брачные отношения длились 2 года. Все это время пара постоянно ругалась и делила сферы влияния. Николай отказывался помогать с ребенком, Мария постоянно пыталась выйти на работу, при этом переведясь на заочное обучение и доставляя массу неудобств своими сессиями. Год она и так потеряла из-за академического отпуска.

Муж работал в транспортной компании, как раз после рождения ребенка возглавил один из отделов, и по роду деятельности был часто в отъезде, что серьезно осложняло жизнь жены. Оплачивать же няню на период сессий Николай отказывался и вообще предлагал бросить учебу. Постоянные взаимные упреки сказались на прочности брака и через месяц после 2-летия ребенка супруги разъехались.

Так как проживали они в квартире Марии, то Николай вернулся в свою добрачную «однушку», а жена осталась с ребенком. Развод прошел достаточно мирно, поскольку делить было нечего, а спор о детях закончился так и не начавшись: Николаю и в голову бы не пришло настаивать на передаче ему 2-летнего сына.

После развода лучше не стало

Изначально Николай предложил платить алименты в размере 10 тысяч рублей по соглашению, но Мария отказалась и подала на взыскание в размере ¼ от зарплаты.

Официальный доход Николая на тот момент составлял около 80-90 тысяч рублей.

В течение двух лет он практически не появлялся в жизни бывшей жены, да и с ребенком виделся от силы 1-2 раза в квартал. Но начал предъявлять претензии, что его деньги расходуются на оплату няни – Мария продолжала учебу и при этом удачно строилась на полставки в организацию, оказывающую бухуслуги бизнесу – как раз по профилю будущего диплома. Ей оставался год до окончания ВУЗа.

Мария предложила, что Николай либо помогает с ребенком сам, либо не вмешивается в чужую жизнь. От него и так ничего не просят – только оплату алиментов по закону.

Тут и нашла коса на камень. Бывший муж обговорил свою проблему с руководством и стал получать официально чуть менее 40 тысяч рублей.

Мария в свою очередь стала регулярно бомбардировать его разнообразными поручениями. То взять ребенка вечером, то побыть на выходных, то помочь с поездкой в больницу, то выделить денег на что-то.

При этом, со слов Николая, создавала препятствия в общении. Если он, к примеру, отказывался забрать сына вечером, то она придумывала 21 причину, почему ребенок не может провести с ним выходные.

- Я и так раз в месяц обращался, а мне такое! Ребенок с ней живет! Я не обязан ей помогать, а вот общаться имею право! – возмущался Николай.

К тому же у сына были выявлены проблемы с опорно-двигательным аппаратом, в 2017 и в 2018 году были проведены бесплатные операции, затем после лечения началась длительная реабилитация, требовавшая расходов.

Параллельно Мария взыскала дополнительных расходов на сумму более 200 тыс. рублей за 2 года.

Конфликт продолжал обостряться и к 2019 году Николай окончательно перешел в «серую сферу», подал на изменение порядка взыскания и платил около 7 тысяч рублей алиментов в твердой сумме.

На все претензии Марии отвечал, что коль она не справляется с ребенком – пусть его отдаст и дело с концом!

Сын, вещи, документы – все твое

В середине 2019 года у Марии случилась беда – ее мать, проживавшая на Урале, попала в серьезную аварию и ей потребовалась помощь. Перевезти ее в Подмосковье не было возможности, поскольку с ней же проживала и бабушка, так же требовавшая ухода.

Когда Мария попросила помощи и передышки хотя бы на 2-3 недели, то Николай отказался взять отпуск, чтобы побыть с сыном. Мол, это ее проблемы - пусть она их и решает!

Через неделю в пятницу вечером в дверь Николая раздался звонок. Мария привезла сына с вещами, документами, предписаниями и копией уведомления опеки, которое попросила подписать.

Она на несколько недель уезжает к матери, по работе договорилась работать в удаленном режиме, опека так же уведомлена. Просила Николая следить за ребенком, соблюдать все предписания и процедуры, посещать сад и врачей. Так же оставляла 30 тысяч денег на первое время – свою долю участия в расходах.

Еду решать свои проблемы. Сама. Но вот ребенок - это наша, общая "проблема"!

Ошарашенный Николай, которого тут же захватил в объятия счастливый сын, так и не смог ничего понять, пытался спорить, но документ подписал, который оказался не только уведомлением опеки, но и выражением своего согласия на проживание ребенка у него. Радоваться или пугаться - он реально не знал!

Мария уехала, а жизнь Николая на тот момент превратилась в маленький ад.

  • В неделю сыну нужно было трижды посещать профильных специалистов для закрепления результатов лечения. Ранее подозревавший «выкачку денег» Николай оплатил все возможные диагностики и убедился – проблема реальна и если не завершить лечение, то через 5-7 лет ребенок может столкнуться с ограничением подвижности вплоть до коляски.
  • Сыну требовались дополнительные занятия, поскольку из-за ряда проблем мальчик не успевал за сверстниками. Репетиторы стабильно еще 2 раза в неделю. Ну или самому заниматься!
  • Все это на фоне периодических проблем со здоровьем, которые требовали пропуска занятий, внеочередных посещений доктора и последующего наверстывания программы. При графике работы с 8-00 и до 19-00, "а там как получится" это было жестко.

Николай пытался подтянуть на помощь свою мать, но 66-летней женщине, жившей полной жизнью в столице, проблемы виденного ей 3 раза в жизни внука были малоинтересны. Все, на что ее хватило - это предложение помощи по оформлению мальчика в детский дом.

Что дальше?

Ни через несколько недель, ни через несколько месяцев Мария не вернулась. Николай на нервах подал иск в суд на переопределение места жительства и взыскание алиментов, который неожиданно легко выиграл.

Опека дала положительное заключение с подачи… Марии! Та согласилась, что в данный момент ввиду жизненных обстоятельств не может обеспечить ребенку уход и воспитание, поэтому лучше к папе. Забрать сына не может, так как живет в городе с населением в 150 тыс., где уровень образования и медицины всяко ниже, чем в столице.

  • Суд установил алименты в размере ¼ от ее доходов и в течение 2019 года высылала деньги в качестве «алиментов», сумма которых с 30 тысяч/месяц к началу 2020 года упала до 5-7 тысяч.

Николаю тоже пришлось менять профиль работы. Он помимо работы по найму в транспортной сфере так же владел и своим бизнесом, тесно связанным с основным местом работы, но от наемной деятельности пришлось отказаться ради мобильности. Его доходы в среднем упали вдвое, а после начала пандемии и еще ниже.

Как выяснил Николай, мать ее так и выкарабкалась, оставшись прикованной к постели, следом таковой же стала и бабушка и в середине 2020 года Мария она даже попала на лечение в больницу с психиатрическим профилем – видимо, сказалось длительное нервное напряжение. Работу она потеряла, устроилась где-то там на месте за копейки, получала деньги от сдачи квартиры в Москве в аренду и жила в свое удовольствие.

С сыном при этом общалась по видеосвязи, интересовалась успехами, но от общения с Николаем уклонялась. Он попытался запретить сыну общение с матерью, но потом, к счастью, понял, что это совершенно не выход.

Впервые она приехала в конце 2020 года даже не поставив в известность Николая. Встретила сына у школы, пообщалась и только потом сообщила отцу ребенка, что сегодня проведет время с сыном.

Скандал, едва не дошедший до драки, закончился обращением в опеку и обернулся новой вереницей судов и споров.

Отец хороший, мать так себе: с ее слов

Николай потребовал ограничить общение ребенка с матерью, опека же, как и суд, встали на сторону Марии.

  • Никакого вредного влияния она на сына не оказывает. По итогам нескольких судебно-психиатрических экспертиз установлено, что отец является для ребенка авторитетом, заботится о нем, помогает, с чем полностью согласна и о чем самому ребенку говорит МАТЬ.
  • Так же установлена привязанность сына к маме и любые попытки ее ограничения нанесут удар по психике ребенка.
  • Никаких попыток негативного воздействия на сына не выявлено, в суде же Мария наоборот всячески нахваливала Николая, называя его едва ли не «спасителем».

Результатом стало решение суда с утверждением порядка общения с ребенком.

Мария может видеться с ним в любые выходные по своему выбору с предварительным уведомлением отца за 5 дней, а также забирать ребенка с ночевкой к себе до 3 дней но так же с уведомлением отца.

При этом общаться по видеосвязи и по телефону имеет право без ограничений.

А зачем опять юрист?

Ах да. Последняя просьба Николая юристу касалась лишения Марии родительских прав.

Главные доводы:

  • Платит копеечные (около 7 тысяч) алименты.
  • Редко появляется в жизни сына (не чаще 1 раза в 2 месяца).
  • Не оказывает помощи с ребенком.

При этом, как выяснилось, последнее не совсем так – Мария по видеосвязи вечерами с сыном регулярно помогает ему с уроками, что сам Николай не отрицает.

Разумеется, получил консультацию, что даже в теории лишение родительских прав тут невозможно!

В результате отец просто признался, что его очень напрягает столь вольная жизнь бывшей жены, когда он привязан к ребенку 24/7. И вот сейчас он готов платить и 20 и 30 тысяч алиментов, лишь бы вернуться к изначальной позиции «воскресного отца». Но такое предложение, почему-то, уже Марию совершенно не устраивает…

Возможно, именно в этом и кроется основная причина претензий родителя, проживающего с ребенком?

Ставьте «Палец вверх» и не забудьте подписаться на канал.

Обратиться за помощью к юристу можно по номеру: +78006003602 (звонок и консультация бесплатны) или оставить текстовую заявку на сайте uristov.site