Можно и нужно ли иметь дело с девственницами?

22.06.2018

ИЗ ПИСЬМА в газету: "Молодой человек хотел бы познакомиться с девушкой-девственницей). Так получилось, что у меня никогда не было девственницы. Сударыня, если пожелаете встретиться со мной и уважите, то я искренне буду признателен вам и предельно нежен. Постараюсь, чтобы наша встреча на всю жизнь запомнилась вам как сладкий сон. Чистоплотность и анонимность гарантируй. О себе: 28-173-70. Приятной внешности. Семен.

Объявление далеко не единственное в своем роде. Видимо, рейтинг дев­ственниц в пору сексуальной революции стал еще выше (товар-то дефи­цитный). Примером тому - московс­кие тарифы на интим. В среднем интим с проституткой стоит $100-150. Цена девственницы составляет до $5000. Что ж в том привлекательного? Дабы уразуметь корни такого рода пристра­стий, попытаемся покопаться в исто­рических и прочих анналах.

Когда-то, в славную пору первобытно­го стада, девственная плева выполняла две функции. Сточки зрения анатоми­ческой она гигиеническую роль. С точки зрения социальной - служила регулятором половых отношений. Женщину выдавали замуж тотчас но достижении зрелости. Если она вела половую жизнь до этого момента, то могла нанести ущерб своему здоровью, а стало быть, воспроизводству рода.

Ныне homo sapiens не ночуют на хо­лодных камнях и куда как редко елозят голым задом по грязи, так что для гиги­ены достаточно воды и мыла. А от возраста полового созревания до брачно­го возраста - и вовсе дистанция огром­ного размера. И, но логике вещей, пора бы отнести девственность в разряд ата­визмов. Ан нет, вновь не получается.

Понятие о девственности - чисто этическое: оно исходит из того взгля­да, что непорочность девушки в поло­вом отношении имеет особенно боль­шое нравственное значение" (Г. Плосс «Женщина в естествоведении и наро­доведении», СПб, 1898-1900). Сознавая, впрочем, всю относительность этичес­ких норм, доктор Плосс сделал ого­ворку, что отношение к девственнос­ти у разных народов различно и представляет массу переходных ступеней, начиная от более или менее высокого почитания до полного пренебреже­ния.

Тут, в пору сказать несколько слов о нашем славянском целомудрии, яко­бы чуть ли не врожденном. Дореволюционные исследователи брачных отношений в России отмечали, на­пример, что в Архангельской губер­нии, у поморов (то есть там, где уклад языческой Руси сохранялся дольше всего) на вечеринках у молодежи ца­рила полная свобода нравов, едва ли не свальный грех. Надо полагать, в нашей национальной этике корни почитания девственности более по­зднего, христианского происхожде­ния. Или вовсе новейшего - коммуни­стического. Все-таки интим был единственной сферой вне партийного кон­троля, и потому-то идеологи из Агитп­ропа не жалели сил, чтобы взнуздать Приапа.

Однако можно ли говорить об этичес­кой ценности девственности в наши дни? Полоса допустимого в российской морали весьма широка. Помнится, одна моя знакомая соблюдала невинность, не щадя живота, но по части орального интима могла дать сто очков вперед са­мой Ксавьере Холландер. Так что...

Нет, господа, феноменальная это вещь, право слово. Как ни крути, сущий нонсенс, но мужиков хрони­чески тянет к девственницам. Психо­логия, возможно?

Сексолог II. Олейников утверждает, что девственницы вызывают интерес у нескольких категорий мужчин. Во-первых у тех, кому не посчастливилось стать секс-инструктором. Во-вто­рых, у садистов, получающих удоволь­ствие от боли, причиняемой во время дефлорации. И, в-третьих, у ловеласов, для которых совращение дев­ственницы - ломовой кайф.

Вернемся, впрочем, к Сементу. Его трудно отнести к какой-либо из на­званных категорий, и движет им, ско­рее всего простое любопытство. Же­лаю парню исполнить свою прихоть, но, полагаю, его ждет практически неизбежное разочарование. Простая житейская аналогия: кто лучше за­жарит курицу, практикант-пэтэуш­ник или шеф-повар из солидного кабака? Вряд ли перепутанная, не знающая куда руки-ноги девать девчушка способна на что-то экстраор­динарное (из личного опыта авто­ра).

Аргумент номер последний. Не зря древние римляне (не самые глупые люди) сочинили такую вот обломную сентенцию: "Casta quiam nemorogavit" - девственна та, которой никто не по­желал.