Вооружён и очень опасен

Жили мы в деревне.

И позвал меня как-то сосед борова завалить.

Дело житейское. Я всей округе свиней резал, рука у меня на это дело была хорошо поставлена. Тут точность удара очень важна, попасть в сердце надо с первого раза. Промахнёшься - кабан второго удара ждать не станет, вскочит, убежит - ищи потом ветра в поле! Волки первые найдут – спасибо не скажут…

Резал немецким штыком. С войны привёз. Очень хорошая вещь, как раз для этого дела. Удобный очень. Ну, я вообще ни разу не видел, чтобы немцы что-нибудь плохо делали. Народ такой. По ним на фронте часы можно было проверять. Педантичные. Немец будет гвоздь забивать, тут звонок на обед, гвоздь останется наполовину незабитым. Зато после обеда он уже на месте и дальше забивает.

Ну вот, позвал. А дело уже было ближе к зиме, погода хорошая была, тихая, ясная, снежок первый выпал, морозец лёгкий стоял. Собрались, пошли резать. А в хлеву-то резать не будешь: нельзя, чтобы скотина кровь учуяла. Всегда на двор выводили.

Ну и тут тоже вывели, я к нему сбоку подошёл, за переднюю ногу резко дёрнул, на бок завалил и, пока он не вскочил, со всей силы штык ему в сердце всадил. По самую рукоять. Обычно этим всё и кончалось, потом только знай - разделывай.

А этот вдруг взвизгнул, вскочил, рванул на улицу и пошёл с моим штыком по деревне чесать! Мы, конечно, охренели, и за ним! Да куда там! Бегаем по улице туда-сюда, мы за ним - он от нас, мы за ним - он от нас. Долго он нас так мытарил! Тут смотрим - темнеть начало. Так он, оказывается, только этого и ждал: дал последний круг по деревне и рванул в поля! Ну, думаю, со штыком в груди, да по самую рукоять, он от нас далеко не уйдёт. Пошли в полях искать. Устали, как собаки! Сосед уже и по имени его пробовал звать, да разве ж он отзовётся! Походили ещё сколько могли, тут совсем стемнело, и пошли по домам – авось, завтра найдём. Если волки его раньше не найдут. Жалко, конечно, было. Соседу - кабана, мне – трофейный штык. Я ведь его на фронте у немца в последнем бою отобрал. Им же его и прикончил...

На другой день нашли мы кабана. В поле, далеко за селом, в стогу лежал. Живой! Сосед его на радостях чуть в губы не расцеловал! Ну, чтоб снова не убежал, прямо там из ружья и кончили. Домой потом уже на санях отвезли.

Что интересно – мой штык ему прямо в сердце попал, насквозь прошёл, а он всё равно жив остался. Вот она - сила жизни как проявляется!

И вот теперь думаю: может, рано я немцев похвалил, не все армейские штыки у них хорошие?