- Надо юриста грамотного нанять, чтоб за сына постоять!

Я всегда мечтала о большой и дружной семье. В 23 вышла замуж, в 24 родила свою Тонечку. К трем годам Тони, начала выпрашивать второго. Неутешительный диагноз врача. Курс лечения. Все тщетно.

В 35 начала задумываться о ребенке с интерната. Поговорила с мужем. Согласился.

Тем летом, чтобы не отвлекаться, Тоню отправили в лагерь. Думали пока поищем малыша. Но пока мы занимались ерундой, Тоня нам сама его нашла.

Приехав на свидание в лагерь, она нас познакомила с Антоном, которому всего три года.

- Мама, папа, он совсем один. Давайте его заберем к нам. - Молила она. - Я за ним присматривать буду и спать укладывать.

Мы решили не противиться, раз уж сама дочка просит. Решили, что это знак с выше и нам надо его воспитать.

Через пару дней, муж узнал с какого интерната Антон и мы поехали оформлять опекунство.

Достаточно долго проговорив с заведующей, было решено дождаться возвращения мальчика из лагеря, 2 недели. А потом уже с недельку поприходить на свидания, уживемся или нет, а потом уже и оформляться.

Через положенный срок, вновь мы сидим в кабинете. Та женщина успела выйти на пенсию и на ее место, назначили абсолютно новую девушку. Которая на удивление быстро оформилась нам разрешение на опекунство Антона.

Тоня помогла новоиспеченному брату освоиться и не отходила от него всю неделю. От чего мальчишка стал вести себя более раскованно. А через пару недель уже был полноценным членом нашей семьи. И зажили мы дружно и счастливо, но не на долго.

Не прошло и месяца, как у меня появился сын, звонят мне с того самого интерната. Я как раз оформляла Антошку в садик, и заявляют.

- У Антона имеется старший брат, Виктор, ему 5 лет. По закону, детей нельзя разлучать. И если вы усыновили одного, то и второго должны забрать. - По голосу это была, не та девушка, которая нам все оформляла на Антона.

- Хорошо. Мы завтра с мужем приедем за Витей. - Надо нанять юриста, промелькнуло в моей голове.

К нашему приезду в интернат, оказалось, что Витю, уже усыновляют и те родители готовы усыновить и нашего Антошку.

Многого мне стоило, не сорваться и начать там орать на всех и вся. Испугалась, что посчитают истеричкой и вообще ребенка отберут.

Ситуация аналогичная. Дети познакомились в лагере, сдружились, уговорил их сын, забрать домой Витю. А Витю одного не отпускают, только с братом Антоном, которого как оказалось усыновили уже мы. Сын их родной, бьется в истерике, пассивные родители, готовы сделать все, чтобы их чаду было хорошо.

- Так ваш ребенок, себе игрушку живую нашел, а не друга. - Возмутилась было я. Но тут же опять себя пресекла за разговорчивость.

А потом увидела картину. Они на аллейке играли. Мальчик у них постарше, лет наверно 8. Катает Витюшу на спине как самолетик. Младший смеется от души. Строит ему рожицы, играет в прятки, и подкармливает яблочками, бананами и грушей из пакета.

- Он у нас стеснительный очень и скромный. Даже в школе за партой один сидит. - Вышла его мама вместе со мной на крыльцо. - Думали в лагере хоть что-то измениться. Вот и изменилось. Ему видимо братишку надо, а у меня бизнес, некогда все. И тут такой шанс. Друг детства считай.

- Прекращай на жалость давить. Пусть суд разбирается во всем. - Женщину утащил за руку муж.

- Печальные новости? - Увидела я своего супруга с удрученным лицом.

- Не то слово. Не хочет он по хорошему вопрос решить. Суд, суд, все кричит. Значит есть у него там кто. Значит мало у нас шансов. Надо юриста грамотного нанять, за сына постоять.

Впереди нас ждет тяжелое испытание. Суд. Отвоевание своего права, а также нашего сына. Даже представить страшно, чем все может закончиться. Но верить хочется только в лучшее и конечно же в хеппи енд.