У жены обнаружили рак.

15.05.2018

С Лерой мы прожили в браке 12 лет. Все наверно, как и у всех. Познакомились когда, учились в институте на последних курсах. Весна. Нас закрутило, занесло, волшебная любовь, с шикарной свадьбой в финале. Через год родился Антошка, еще через два, Ромашка, а еще через три, девчушка Маришка. Трехкомнатная квартира нам досталась от бабушки Леры. У меня хорошо оплачиваемая работа, да и Лера выходила с декрета со скуки, что-то да зарабатывала. Не сказать, что мы шиковали, но и не бедствовали точно. Раз в год на море регулярно деток вывозили.
Кавардак в нашей жизни начался спонтанно. На ровном месте как говорится. Пару месяцев назад. Воскресенье. Утро. Вся семья собирается на завтрак. Лера на кухне жарит оладьи, дети по очереди умываются, я расставляю приборы.
- Может сегодня в парк сходим? Погода просто отличная. – Предложил я.
- Вы сходите. Мне что-то не хочется. – Сказать сразу, у нас эта такая мини традиция по воскресенья. Посвятить весь день своей семье. Сначала совместный завтрак. Потом прогулки и в завершении мультсеанс. Это укоренила Лера и мы все строго всегда это соблюдали. (Бывали исключения по болезни).
- Тебе не хорошо? – Решил уточнить я. Ну а вдруг?
- Подташнивает немного и голова кружится.
- Так тебе в самый раз на свежем воздухе в парке надо погулять.
- Саша, я сказала, что не готова ни куда идти! – Лера явно на меня кричала.
- Может тебе к врачу? – Я не то чтобы ее донимал. Просто Лера кричала на меня всего лишь три раза в жизни. И все три раза, когда рождались наши дети. Сейчас же намеков на роды не было. – С тобой все в порядке?
- Да все со мной в порядке! – Прокричала она и убежала в свою комнату.
- Что это с мамой? – На кухню зашел Антон, старший сын.
- Настроения видимо нет. – Соврал я. Хотя настроение у самого сейчас куда-то исчезло.
- А мы будем сегодня завтракать?
- Будем. – С утра по раньше, бывает же. Я взялся дожаривать оладьи.
С детьми мы выполнили план программу на день. С Лерой же не разговаривали до самой ночи. Что-то волновало меня и тревожило, еще эта ее скрытность. Нужно узнать в чем дело.
На следующий день, я позвонил теще, сестре жены, ее подружке и даже маникюрщице. Ответ на мой вопрос ник то не знал. Вот не знаю на сколько есть солидарности в женских головах, но вот продуманности нет ни капли. Закончив разузнавать у других, мне тут же позвонила жена и наорала, что беспокою людей со своими глупостями. С работы я решил прийти пораньше. Нутро подсказывало, что надо.
- Я не смогу ему такое сказать! Да что ты давишь на меня! Не смогу и все! Он мне свою жизнь подарил, а я ему нож в спину... - Лера рыдала. Она не ждала меня так рано домой, да и как я крался, она тоже услышать не могла. – А дети? Как они? Мама скажет предала, бросила...
- Лера!- Я решил прервать этот монолог.
- Саша. – Она была обескуражена моим появлением. Смахивает слезы с лица. – Ты чего не на работе?
- Если ты собралась от нас уйти, то знай, мы примем это достойно. – Начал было рубить я с плеча.
- В смысле уйти? – Она тут же перестала плакать.
- Ты же сейчас с ним разговаривала. – Как достойно я держался.
- С кем? – Вот как у нее получается так легко дуру то строить?
- С хахалем со своим. Впрочем, можешь забирать манатки и сегодня же проваливать. С детьми я сам поговорю.
- Ты придурок! – Кричала мне Лера, сбегала за сумочкой, швырнула бумажки и закрылась в комнате. Из-за двери было слышно как она навзрыд ревет, задыхаясь.
Бумажки. Это были какие-то медицинские заключения. Понятно там было только одно, диагноз, который гласил: рак молочной железы IV-стадии.