Пять книжных негодяев, которых мы любим черт знает за что

Александр Дюма, "Три мушкетёра"
Александр Дюма, "Три мушкетёра"

Д'Артаньян - "Три мушкетёра", А.Дюма

Мы привыкли, что в "Трёх мушкетёрах" воспеваются отвага, дружба, "один за всех и все за одного", но большую часть времени в книге гасконец ведёт себя как провинциальный карьерист, для которого высшая ценность - связи при дворе ради заветного патента капитана королевских мушкетеров. Он не гнушается использовать и женщин, склоняя их к сотрудничеству не только своими харизматичными усами, но и обманным путем, оставляя за собой на карьерном пути разбитые сердца и трупы.

Печорин - "Герой нашего времени", М.Ю. Лермонтов

За скучающим на кавказской службе офицером Печориным тоже тянется след из мёртвых тел и убитых чувств. Его поступки жестоки и бессмысленны; сам себя он сравнивает с "камнем, брошенным в гладкий пруд", а Лермонтов называет его "составленным из пороков всего нашего поколения". И несмотря на столь нелестную характеристику, Печорин выписан с таким романтическим, мрачным блеском, что от чтения невозможно оторваться, невозможно не проникнуться сочувствием вплоть до нездорового восхищения, отчего роман в своё время вызвал шквал критики.

Дориан Грей - "Портрет Дориана Грея", О. Уайлд

Как и Печорин, Дориан Грей - сын своего времени, романтизированный самим же автором как бы в инверсной, парадоксальной подаче антигероя в центре романа. В нём нам должа быть видна история морального падения, при этом из всего его якобы многочисленных пороков чётко показано только употребление опиума. Роман Уайлда, с вторичным сюжетом и несколько схематичными персонажами, был написан всего за три недели как идейный скандальный манифест, но общественное сознание сделало из него культ, и сегодня Дориан Грей - это более тридцати харизматичных экранных воплощений и название психического расстройства.

Алекс - "Заводной апельсин", Э. Бёрджесс

В центре одного из самых тяжёлых романов английской литературы - лихой парень Алекс. Со своей компашкой он поначалу вытворяет такое, что иначе как полным отморозком его не назовёшь, но с другой-то стороны, Алекс слушает классическую музыку, Бетховена там, Моцарта, а в баре пьёт не бухло всякое, а интеллигентное молоко (правда, напичканное веществами). А потом, когда у Алекса в исправительных целях отшибают всякую способность сопротивляться, он уже вызывает жалость, сочувствие... Очень легко начать соглашаться с харизматичным Алексом и оправдывать его поступки, особенно попивая коктейли в многочисленных барах "Korova", "Moloko" и тэ дэ, названных в честь любимой забегаловки его банды.

лирический герой Довлатова

Алкоголик и неудачник, он с цинизмом примеривает на себя подчеркнуто сниженные качества и, высмеивая, отталкивает даже то маленькое счастье, которое могло постичь его в работе, в семье, в творчестве. Он часто отождествляется с автором, от чего как раз те черты, которые Довлатов стремился через иронию, рефлексию несовершенного героя понять и разложить, читатель зачем-то романтизирует. Автор ставит задачу показать пагубность однозначной оценки, но это отнюдь не апология и не возвеличивание этих слабостей.

~*~*~

Если понравилось - подписывайтесь и читайте pro_sebia в ленте, а еще в Инста и ВК. Читайте также: Пять жестоких героинь, которыми мы почему-то восхищаемся и Пять авторов для первого знакомства с античной литературой.