17 234 subscribers

Боевое применение легких плавающих танков при форсировании реки Свирь в июне 1944.

2,1k full reads
4,1k story viewsUnique page visitors
2,1k read the story to the endThat's 52% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Собственно о подготовке самой операции и ее предпосылках мы писали уже на нашем канале - две части материала подробно описывают организацию финской обороны и планы советского командования. Был упомянут отдельный танковый полк плавающих танков, который вместе с передовыми частями и десантом на амфибиях должен был двигаться в первой волне атакующих.

В отчетах о проведении операции весьма высоко оцениваются амфибии "Форд", а о плавающих танках лишь сказано, что они были в количестве 40 единиц (92-й ОТП) и заняли позиции за 40-50 минут до окончания артподготовки непосредственно у берега в специально расширенных траншеях.

В тех же отчетах (ссылки были даны в статье "Форсировании реки Свирь. Часть 2") сообщается о значительной (относительно плана) задержке в продвижении войск после наведения мостов из-за отсутствия нормальных дорог в зоне высадки на финской стороне - вдоль всего переднего края шла траншея, перед ней были установлены проволочные заграждения в несколько рядов, причем рогатки, обмотанные проволокой финны ставили прямо в воду - подробно см. материал "Форсирование реки Свирь. Часть 1".

Вид на финские траншеи вдоль берега Свири с самолета. Снимок августа 1944 года.
Вид на финские траншеи вдоль берега Свири с самолета. Снимок августа 1944 года.
Вид на финские траншеи вдоль берега Свири с самолета. Снимок августа 1944 года.

Выделенные специально для разрушения проволочных заграждений орудия прямой наводки (по 4 на каждый км фронта) конечно сделали свое дело, пробив бреши для пехоты первого эшелона, но более чем трехчасовая артподготовка и последующий огонь орудий поддержки превратили местность в лунный ландшафт, на котором продвижение легких плавающих танков было весьма проблематичным. Тем не менее, однозначно устаревшие к 1944 году Т-37А (в документах именуются Т-37) и Т-38 свою роль сыграли и не только на этапе преодоления водной преграды. Об этом мы и расскажем подробно в этой статье.

Упомянутые легкие плавающие танки были не первыми в Красной Армии. После появления рекламных сообщений в прессе в 1931 году о создании фирмой Виккерс плавающей танкетки, аналогичные работы начались и в нашей стране. Абсолютно неверно утверждать, что на наши плавающие танки были копией этой машины. Но английский след тут таки был - созданный конструкторским коллективом С. Гинзбурга на заводе "Большевик" опытный танк Т-33 базировался на шасси тягача Карден-Лойд, которое использовалось и в танкетке "Виккерс".

Опытный легкий плавающий танк Т-33 во многом повторяет компоновку "Vickers-Carden- Loyd amphibious tank", но создан еще до закупки  8 английских машин, так сказать, "по мотивам".
Опытный легкий плавающий танк Т-33 во многом повторяет компоновку "Vickers-Carden- Loyd amphibious tank", но создан еще до закупки 8 английских машин, так сказать, "по мотивам".
Опытный легкий плавающий танк Т-33 во многом повторяет компоновку "Vickers-Carden- Loyd amphibious tank", но создан еще до закупки 8 английских машин, так сказать, "по мотивам".

Боевой машиной Т-33 так и не стал, серийно не выпускался в отличие от следующего варианта - Т-41, который таки малой серией поступил в войска, участвовал в параде на Красной площади, а один экземпляр дожил даже до 1945 года.

Опытный образец Т-41, 1932 год. Без вооружения. Танк имел массу недостатков, в том числе как минимум один неустранимый - представлял из себя слишком заметную и удобную мишень, что для легкобронированной плавающей машины неприемлемо.
Опытный образец Т-41, 1932 год. Без вооружения. Танк имел массу недостатков, в том числе как минимум один неустранимый - представлял из себя слишком заметную и удобную мишень, что для легкобронированной плавающей машины неприемлемо.
Опытный образец Т-41, 1932 год. Без вооружения. Танк имел массу недостатков, в том числе как минимум один неустранимый - представлял из себя слишком заметную и удобную мишень, что для легкобронированной плавающей машины неприемлемо.

Хотя в литературе и документах обычно используется название Т-37, в реальности это Т-37А, потому что Т-37 также оказался "непроходной" машиной и по компоновке напоминал Т-33 (башня ближе к корме), ходовая же часть уже имела немецкие корни - по типу ходовой части фирмы "Крупп". Т-37А явился дальнейшим развитием и объединял в себе положительные черты всех упомянутых конструкций - ходовая часть от Т-37, а компоновка по типу Т-41.

Т-37А в процессе выпуска сильно менялся - корпус мог быть сварным или полностью клепанным, боковые поплавки могли не устанавливаться, причем были они как наполненные пробкой, так и пустые. Имелись и другие отличия. На плаву танк передвигался  за счет винта, расположенного в кормовой части машины.
Т-37А в процессе выпуска сильно менялся - корпус мог быть сварным или полностью клепанным, боковые поплавки могли не устанавливаться, причем были они как наполненные пробкой, так и пустые. Имелись и другие отличия. На плаву танк передвигался за счет винта, расположенного в кормовой части машины.
Т-37А в процессе выпуска сильно менялся - корпус мог быть сварным или полностью клепанным, боковые поплавки могли не устанавливаться, причем были они как наполненные пробкой, так и пустые. Имелись и другие отличия. На плаву танк передвигался за счет винта, расположенного в кормовой части машины.
Боевое применение легких плавающих танков при форсировании реки Свирь в июне 1944.

Т-37А не был идеальной машиной. Плавучесть его была под вопросом - танк мог утонуть при маневре на воде, имел плохую проходимость по слабым грунтам, легко терял гусеницы. Бронирование Т-37А имел откровенно слабое - до 9 мм.

Танки Т-37А выпускались до 1936 года и можно себе представить, в каком состоянии уцелевшие машины были к 1944 году. Однако, по документам 92-й Свирский отдельный танковый полк и до форсирования Свири и после совершает регулярно марши своим ходом по сильно пересеченной лесисто-болотистой местности и количество исправных машин при этом меняется незначительно. А это значит, что даже ненадежная трансмиссия, спадающие гусеницы и прочие недостатки при достаточной освоенности личным составом и правильном техническом обслуживании не мешают эффективно применять в бою и такую устаревшую и изношенную технику.

Танк Т-38 относительно Т-37А обычно рисуется более надежной конструкцией, но это весьма условно - выпуск Т-38 прекращался в 1937 году из-за выявленных в процессе эксплуатации недостатков. Попытки модернизации Т-38 были (более надежная ходовая часть и лучшая плавучесть за счет большего водоизмещения)), но выпускать модернизированные машины массово так и не стали - в серию пошел более совершенный Т-40, а потом грянула война.

Т-38 легко отличить внешне от Т-37А по расположению башни. Он шире и ниже Т-37А. Максимальная толщина брони также 9 мм.
Т-38 легко отличить внешне от Т-37А по расположению башни. Он шире и ниже Т-37А. Максимальная толщина брони также 9 мм.
Т-38 легко отличить внешне от Т-37А по расположению башни. Он шире и ниже Т-37А. Максимальная толщина брони также 9 мм.
Т-38 на плаву. Танк мог двигаться на воде и задним ходом.
Т-38 на плаву. Танк мог двигаться на воде и задним ходом.
Т-38 на плаву. Танк мог двигаться на воде и задним ходом.
Т-38 в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.
Т-38 в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.
Т-38 в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.
Т-38М2 - модернизированный образец.
Т-38М2 - модернизированный образец.
Т-38М2 - модернизированный образец.

Вот такая техника и поступила на вооружение 92-го отдельного танкового полка, будучи собрана "с миру по нитке" - 27 единиц Т-37А и 13 Т-38.

ТТХ Т-37 и Т-38 читатель может самостоятельно изучить в Википедии или по книге Максима Коломийца "Чудо-оружие Сталина", а мы перейдем к документам 92-го ОТП.

92-й ОТП был придан 99-й Гвардейской стрелковой дивизии и получил приказ сосредоточиться к 10 утра 20.6.44 "в районе выжидательных позиций" у озера Полевое. Две роты плавающих танков придавались 303 СП, а другие две - 297 СП, т.е. по 20 танков каждому полку. Танки имели задачу способствовать захвату плацдарма на северном берегу и в дальнейшем наступать в боевых порядках пехоты. На подготовку отводились сутки.

Помимо командирской рекогносцировки, весь маршрут до спуска в воду был исследован мехводами, изучены спуски к воде, ориентиры на местности. Готовились мосты из досок для прохода через свои траншеи. Отрабатывалось взаимодействие с пехотой, саперными частями и артиллерией поддержки.

Плавающие танки должны были действовать вместе с батальоном амфибий (100 машин) Ford GPA, на которых переправлялись группы автоматчиков, саперов, пулеметы, ПТР и 82-мм минометы.

7 ноября 1945 года. Парад в Таллине. Амфибии Ford GPA.
7 ноября 1945 года. Парад в Таллине. Амфибии Ford GPA.
7 ноября 1945 года. Парад в Таллине. Амфибии Ford GPA.
Колонна Ford GPA - обратите внимание на установленный на второй машине пулемет ДШК. Такие вот плавающие огневые точки очень помогли при форсировании Свири.
Колонна Ford GPA - обратите внимание на установленный на второй машине пулемет ДШК. Такие вот плавающие огневые точки очень помогли при форсировании Свири.
Колонна Ford GPA - обратите внимание на установленный на второй машине пулемет ДШК. Такие вот плавающие огневые точки очень помогли при форсировании Свири.

Строго говоря, 92-й ОТП и батальон амфибий входили в состав так называемого "эшелона захвата и обеспечения". Он формировался из расчета два стрелковых батальона и части усиления на одну дивизию. Затем должны были двигаться второй и третий эшелоны. С эшелонам захвата и обеспечения переправлялась артиллерия из расчета на каждый батальон рота 82-мм минометов, минбатарея стрелкового полка, два 76-мм орудия полковой артиллерии и четыре 45-мм орудия.

С берега переправу прикрывали орудия прямой наводки и тяжелые самоходные орудия ИСУ-152, мощь огня которых должна была скомпенсировать слабость вооружения плавающих танков и амфибий.

Начавшаяся в 8.30 утра 21.6.44 артподготовка длилась боле трех часов. Ложный десант из 12 добровольцев, направлявших лодки и плоты с 200 установленными на них чучелами, позволил выявить и подавить остатки огневых средств противника в районе первой траншеи и непосредственно у воды. Так что форсировании Свири прошло на данном участке при минимальном огневом противодействии противника - огонь в основном вели орудия из глубины обороны, которые также были быстро подавлены нашей артиллерией.

А вот дальше начались сложности - заболоченная местность, дополнительно заблокированная рогатками, проволочными заграждениями и изрытая воронками для легких танков оказалась практически непроходимой. Танкисты пробивали проходы в проволочных заграждениях ручными гранатами.

Увитые колючей проволокой рогатки у северного берега Свири. Оборону на этом участке финны готовили два с половиной года.
Увитые колючей проволокой рогатки у северного берега Свири. Оборону на этом участке финны готовили два с половиной года.
Увитые колючей проволокой рогатки у северного берега Свири. Оборону на этом участке финны готовили два с половиной года.

Отмечен отдельно взвод старшего лейтенанта Шустова, который первым форсировал Свирь и проделал проходы в проволочных заграждениях, уцелевших после артподготовки.

В дальнейшем танки перестроились в колонну, т.к. могли действовать только вдоль немногих дорог. Противник при отступлении оставлял заслоны из автоматчиков и снайперов, пытаясь использовать свою "фирменную" тактику - внезапные атаки на растянутые вдоль дорог колонны и тыловые подразделения. И тут легкие Т-37 и Т-38 очень пригодились, выкуривая из лесов огнем пулеметов вражеские засады. Можно сказать, что этот эпизод их боевой работы был не менее важен самого форсирования. Для уничтожения групп автоматчиков выделялось от взвода до роты танков (т.е. максимум 10 штук - 10 пулеметов, прикрытых броней, пусть и тонкой). Быстрое продвижение наших пехотных подразделений стало возможным именно благодаря этой поддержке.

В дальнейшем легкие танки использовались во втором эшелоне за средними, защищая их своим огнем от истребителей танков, прикрывали фланги продвигающихся по дорогам наших наступающих частей, охраняли тыловые части и артиллерию от групп финских автоматчиков.

Ниже фрагмент журнала БД полка, описывающих один из таких эпизодов 9 июля 1944 года.

Отчеты о боевых действиях. № документа: 180, Дата создания документа: 11.07.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 340, Опись: 5399, Дело: 52, Лист начала документа в деле: 215
Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Отчеты о боевых действиях. № документа: 180, Дата создания документа: 11.07.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 340, Опись: 5399, Дело: 52, Лист начала документа в деле: 215 Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Отчеты о боевых действиях. № документа: 180, Дата создания документа: 11.07.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 340, Опись: 5399, Дело: 52, Лист начала документа в деле: 215 Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.

"3-я танковая рота и взвод танков 1-й роты действовали с передовым отрядом танковой бригады. Имели задачу разведать пути обхода межозерного дефиле... В 12.00. группа автоматчиков силой до двух отделений с севера подошла к дороге и открыла огонь по пехоте и тыловым подразделениям. Для уничтожения группы ... был выделен взвод Гв. ст. лейтенанта Шустова, который уничтожил до 10 белофиннов, остальные разбежались по лесу."

Танкисты тоже понесли потери - ранены четыре человека от артминометного огня противника, потерь матчасти нет. Все же хлипкая броня плавающих танков, неуязвимая для огня финских автоматов, осколками снарядов вполне могла быть пробита при близком разрыве. Гораздо более "толстокожие" Т-60 выводились из строя разрывом снаряда или авиабомбы на расстоянии до 10 метров.

Обычно, говоря о форсировании Свири, упоминают "только пять" или "только шесть" потерянных легких плавающих танков. Это не вполне корректно - бой продолжался в глубине финской обороны, потери полк понес и в последующие дни.

Называя форсирование Свири наиболее ярким и последним боевым эпизодом с участием легких плавающих танков, некоторые авторы очень сильно грешат против истины. Танки 92-го ОТП активно применялись в боях еще весь июль, в том числе по прямому своему назначению, форсируя под огнем противника многочисленные водные преграды, обходя заслоны финнов и двигаясь там, где не могли пройти другие боевые машины. Только уже не было времени на долгую подготовку, не было трехчасовой артподготовки по заранее разведанным целям, так что потери полк нес БОЛЬШИЕ, чем на Свири.

В бою 11.07.44 , обходя сильно укрепленный рубеж финнов на реке Рямен-оя по лесным тропам на минах подорвались три танка полка.

В ночь с 5 на 6.07.44 2-я рота полка форсировала реку Туиема-Йоки и вышла к отметке 68.2, где в опорном пункте находилась усиленная самокатная рота финнов, открывшая сильный минометный и пулеметный огонь по танкам. Рота пулеметным огнем выбила противника с занимаемых позиций и далее действовала по обеспечению флангов 7-й Гв. танковой бригады в условиях лесисто-болотистой местности, совершенно непригодной для продвижения колесного транспорта.

В тот же день полк получил задачу форсировать реку Киви-Йоки, где на отметке 84 в районе переправы держал оборону финский батальон, причем все подходы к переправе и финским позициям были заминированы. Искусно маневрируя, прикрываясь естественными укрытиями, пулеметным огнем с места передовой отряд полка выбил финнов с позиций и преследовал до рубежа реки Пенсан-Йоки. Бой длился 4 часа. Тяжелое ранение осколком в голову получил командир полка майор Кротов. Заместитель комполка майор Тарзалайнен далее временно исполнял его обязанности.

7.07.44 полк форсировал Пенсин-Йоки. Легкие танки не остановил разрушенный мост и заминированные дороги - наши танкисты обошли финские позиции, вынудив противника отступить и в последующие дни еще долго добивали по лесам разрозненные группы финнов.

Таким образом, интенсивность эксплуатации и, соответственно, потери матчасти и личного состава в период с 22 июня по конец июля 1944 года были, как минимум, не меньше аналогичных показателей непосредственно при форсировании реки Свирь.

В августе личный состав полка привлекался к уборке урожая, что свидетельствует об отсутствии напряженной боевой работы в этот период.

Так или иначе, но к сентябрю 1944 года в строю оставалось 20-25 легких плавающих танков и полк дополнительно получил Т-70 и СУ-76. Новых Т-37 или Т-38 взять уже было негде.

Бронесводка 92-го отдельного танкового полка за 28 сентября 1944 года. Полк уже получил свое почетное наименование - Свирский. В строю 20 легких танков Т-37 и Т-38, еще один на выставке в Лодейном поле и четыре машины в ремонте. Таким образом потеряно за два месяца (скорее всего безвозвратно) 15 машин. Большая часть из них уже после форсирования Свири. Боевые донесения, оперсводки. № документа: 82, Дата создания документа: 28.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 116. Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Бронесводка 92-го отдельного танкового полка за 28 сентября 1944 года. Полк уже получил свое почетное наименование - Свирский. В строю 20 легких танков Т-37 и Т-38, еще один на выставке в Лодейном поле и четыре машины в ремонте. Таким образом потеряно за два месяца (скорее всего безвозвратно) 15 машин. Большая часть из них уже после форсирования Свири. Боевые донесения, оперсводки. № документа: 82, Дата создания документа: 28.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 116. Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Бронесводка 92-го отдельного танкового полка за 28 сентября 1944 года. Полк уже получил свое почетное наименование - Свирский. В строю 20 легких танков Т-37 и Т-38, еще один на выставке в Лодейном поле и четыре машины в ремонте. Таким образом потеряно за два месяца (скорее всего безвозвратно) 15 машин. Большая часть из них уже после форсирования Свири. Боевые донесения, оперсводки. № документа: 82, Дата создания документа: 28.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 116. Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.

18.09 1944 "на ходу" числилось еще 25 плавающих танков - за 10 дней из строя вышли четыре. О причинах в донесениях не сообщается. Но по журналу БД полк в это время в основном совершает марши, обеспечивая продвижение наших войск и разведку местности. Боестолкновения имеют место только с мелкими группами финских автоматчиков и разведчиков, пытающихся атаковать колонны советских войск на дорогах в удобных для засад местах.

Боевые донесения, оперсводки. № документа: 9, Дата создания документа: 23.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 95
Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Боевые донесения, оперсводки. № документа: 9, Дата создания документа: 23.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 95 Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.
Боевые донесения, оперсводки. № документа: 9, Дата создания документа: 23.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 95 Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.

Сведения о численном и боевом составе 92-го ОТП на 30 сентября 1944 года:

Сведения. № документа: 443, Дата создания документа: 30.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 114
Авторы документа: 92 отп, подполковник Суздалов, капитан Шестаков.
Сведения. № документа: 443, Дата создания документа: 30.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 114 Авторы документа: 92 отп, подполковник Суздалов, капитан Шестаков.
Сведения. № документа: 443, Дата создания документа: 30.09.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 814, Опись: 1, Дело: 23, Лист начала документа в деле: 114 Авторы документа: 92 отп, подполковник Суздалов, капитан Шестаков.

На 30 сентября в полку 45 офицеров, 101 сержант и старшина и 87 рядовых. Винтовок и карабинов 23, автоматов ППШ и ППД (ППС нет - отметим этот факт) гораздо больше - 55 штук. Имеется 25 танков Т-37 и Т-38 и 7 Т-70, одна СУ-76, а также 4 бронемашины (скорее всего БА-64) и один бронетранспортер.

Продолжение следует.

Ссылки для самостоятельного изучения:

Отчет о боевых действиях 92 отп.

Описывает период с 01.07.1944 по 12.07.1944 г.

Отчеты о боевых действиях. Дата создания документа: 21.07.1944 г.
Архив: ЦАМО, Фонд: 340, Опись: 5399, Дело: 52, Лист начала документа в деле: 221. Авторы документа: 92 отп, майор Тарзалайский (так в описании ЦАМО - ошибка!!!), капитан Шестаков.

Увеличенный фрагмент документа - фамилия майора подчеркнута мной.
Увеличенный фрагмент документа - фамилия майора подчеркнута мной.
Увеличенный фрагмент документа - фамилия майора подчеркнута мной.

Отчет о боевых действиях 92 отп.

Описывает период с 20.06.1944 по 21.06.1944 г.

Отчеты о боевых действиях. № документа: 180, Дата создания документа: 11.07.1944 г.
Архив: ЦАМО, Фонд: 340, Опись: 5399, Дело: 52, Лист начала документа в деле: 215
Авторы документа: 92 отп, капитан Шестаков.