Мортиры Красной Армии в Великой Отечественной войне.

2 March

Термин "мортира" для Красной Армии не является распространенным. Из линейки знаменитых образцов "Оружия Победы" (в данном случае кавычки признак цитаты, а не ирония) на ум сразу приходит 280-мм мортира Бр-5 образца 1939 года.

Бр-5 на огневой позиции.
Бр-5 на огневой позиции.
Бр-5 во всей красе.
Бр-5 во всей красе.

Это орудие хорошо известно интересующемуся историей читателю, многократно и подробно описано в литературе. Мы сможем лишь дополнить (в последующих публикациях) имеющийся материал фрагментами архивных документов, когда подробно будем описывать боевое применение артиллерии особой мощности.

Пока же ограничимся отдельными (но в общем показательными) примером боевой работы этих орудий из "Отчета о боевой деятельности 245 оадн ОМ РГК" за 20 марта 1945 года. Отчет показывает типичные проблемы связанные с регулярным переподчинением дивизиона и соответствующим отношением к нему со стороны командования общевойсковых соединений на уровне армий, корпусов и дивизий.

"...Во всех распоряжениях на марш и на переподчинение дивизиона из армии в армию чувствуется лишь бы дивизион ушел, ни у кого нет ответственности за дивизион".

В Отчете отмечается преимущество американских тракторов "Катер Пиллар" (имеется в виду Caterpillar) над более слабыми (при этом работавшими с 1941 года, однако) тракторами ЧТЗ, которые "не тянут". На огневые позиции дивизион выдвигался своим ходом по раскисшим проселочным объездным дорогам, куда его заворачивали регулировщики, чтоб не загромождал основные магистрали. Износ ходовой части лафетов к весне 45 года был критичным - ходовая часть требовала заводского ремонта. Так 90% осей траков требовали замены,50% стаканов подрессоривания полностью изношены, все горловины балок гусеницы требуют замены втулок, требуется замена всех подшипников катков и осей балансиров.

Также указано, что некоторые цели, выделенные дивизиону для ведения огня на разрушение, вполне могли быть уничтожены орудиями калибра 122-152 мм, да и корректировка по разрывам была невозможна - советская артиллерия и гвардейские минометы вели такой шквальный огонь, что позиции противника были затянуты сплошным дымом, а сам район Модиттен превратился в груду развалин. Ведение огня на разрушение объектов обороны противника в период общей артподготовки из орудий 280 мм признается нецелесообразным по причине невозможности корректировки на фоне залпов реактивных систем.

1.4.45 дивизиону была выдана всего одна цель на разрушение - форт № 5, стрельба по которому должна была вестись всем составом дивизиона, а не побатарейно, как обычно. Точнее, был указан участок леса, где по данным разведки этот самый форт находился. Расположив огневые позиции исходя из обеспечения наилучших условий для ведения огня, дивизион особой мощности частично оказался в полосе ответственности другого корпуса (дивизион был подчинен командующему артиллерии 54 корпуса с 1 апреля), командующий артиллерии которого приказал чужие орудия "со своей территории" убрать, в результате чего одна из батарей дивизиона вынуждена была вести огонь с менее выгодной в плане выполнения задачи позиции.

Понимая, что огонь "куда-то в лес" будет малоэффективен, командир дивизиона запросил поддержку - формально его просьба была удовлетворена, выделили две батареи 160-мм минометов, которые должны были "расчистить" маскирующий форт лес. Но минометы выпустили только 42 мины, ничего кардинально не изменив и 280-мм мортиры открыли огонь наугад, ориентируясь по характеру разрывов.

Вид на форт № 5 с тыльной стороны. С фронта виден лишь заросший лесом и кустарником бугор.
Вид на форт № 5 с тыльной стороны. С фронта виден лишь заросший лесом и кустарником бугор.

Форт имел вытянутую форму в виде фасоли, по фронту 270 метров, в глубину 120 метров. Толщина кирпичных стен 0,6 метра, покрытие кирпичной кладки -1.5 метра, бетонная подушка - 1 метр, земляная присыпка 2 метра. Никакие другие артсистемы меньшего калибра разрушить форт не могли по утверждению командира дивизиона.

Вокруг форта проходил канал (ров) шириной 40 метров и глубиной 10 метров, в котором была вода - метра 3-4. Вход в форт прикрывал бетонный ДОТ и бункеры. Условия ведения огня батарей дивизиона см. ниже на фрагменте Отчета:

Отчеты о боевых действиях. Дата создания документа: 30.04.1945 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 241, Опись: 0002597, Дело: 0271, Лист начала документа в деле: 277
Авторы документа: 245 оадн ОМ РГК, подполковник Мальцев, капитан Маркевич. Стр.5, фрагмент. Для справок: наилучшим считается при стрельбе на разрушение угол максимально близкий к 60 градусам.
Отчеты о боевых действиях. Дата создания документа: 30.04.1945 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 241, Опись: 0002597, Дело: 0271, Лист начала документа в деле: 277
Авторы документа: 245 оадн ОМ РГК, подполковник Мальцев, капитан Маркевич. Стр.5, фрагмент. Для справок: наилучшим считается при стрельбе на разрушение угол максимально близкий к 60 градусам.

Дивизион выпустил по форту и расположенным рядом с ним укреплениям 568 снарядов (!), но так и не добился разрушения цели. Форт в течение дня взять не смогли. На следующий день была выделена специальная штурмовая группа, усиленная орудиями прямой наводки 122 и 152 мм, а также одним орудием 203 мм, которое встать на огневую позицию не смогло - буксирующие его трактора подорвались на минах. Задачу на ведение огня прямой наводкой получил дивизион 280-мм мортир. Было выставлено на прямую наводку два орудия, одно из которых с расстояния 800 метров выпустило только 8 снарядов, после чего пехота взяла форт.

Дальнейший осмотр показал, что всего один снаряд расколол ДОТ, прикрывающий вход в форт, как орех - пополам. Еще три снаряда попали в сам форт, нанеся ему некоторые повреждения (один снаряд не разорвался, пробив стену). Ключевым моментом стало уничтожение ДОТа с одного выстрела, после чего пехота быстро приблизилась к форту и забросала амбразуры гранатами.

Вообще термин "мортира" стандартно применялся к орудиям с длиной ствола до 15 калибров, что отличало их от гаубиц. Такие системы были на вооружении Красной Армии и кроме 280-мм Бр-5.

Во-первых, это 280-мм мортира Шнейдера образца 1914/15 годов, доставшаяся Красной Армии в наследство от армии царской. В конце 20-х годов имеющиеся в наличии орудия этого типа проходили ремонт на заводе "Большевик".

280-мм мортира Шнейдера образца 1914/15 годов.
280-мм мортира Шнейдера образца 1914/15 годов.

Стоит отметить, что данная система во Франции имела самоходный вариант - Mortier de 280 Tir Rapide Mle1914 Schneider sur Affût-Chenilles St Chamond. Известно, что трофейные французские орудия немцы применяли в Крыму и при осаде Севастополя и под Ленинградом, возможно и такие образцы были среди них. 315й, 34-й и 316-й ОАД БМ, оснащенные этими системами, приняли участие в Зимней войне. К июню 1941 года РККА имела на вооружении 25 таких орудий, применение которых отмечено в начальный период Великой Отечественной войны.

Во-вторых, это 152-мм мортира образца 1931 года. Орудие известно мало, меж тем его близкий родственник активно воевал по ту сторону фронта - это немецкая система, известная под названием 15 cm schweres Infanterie Geschütz 33 или 15 cm sIG 33.

Собственно и происхождение этого орудия немецкое - в рамках контракта с фирмой "Рейнметалл" в 1930 году через посредническую структуру БЮТАСТ в СССР были поставлены 8 152-мм немецких мортир и необходимая документация для налаживания их серийного производства. В нашей стране в проект вносились некоторые изменения, в результате получилась та самая "НМ" или 152-мм мортира обр. 1931 г.

152-мм мортира. Была еще гаубица образца 1930 года того же калибра. Это разные орудия.
152-мм мортира. Была еще гаубица образца 1930 года того же калибра. Это разные орудия.

В Германии вносили свои коррективы, создав орудие полковой артиллерии необычного калибра - 15 cm sIG 33. В дальнейшем выпускались и его самоходные варианты.

15 cm sIG 33.
15 cm sIG 33.

В нашей стране 152-мм мортиры выпускались с 1932 по 1935 год небольшими партиями на заводе МЗМ (Мотовилихинский завод машиностроения) и к началу Великой Отечественной находились на базах хранения как устаревшие в количестве 51 единицы. Оттуда мортиры стали поступать на вооружение дивизий народного ополчения, чему имеются однозначные документальные подтверждения (см ниже). Другими сведениями об их боевом применении автор не располагает.

На вооружение дивизий Народного ополчения сверх штата поступают 152 мм мортиры образца 1930 г.

Прочие документы. № документа: 39, Дата создания документа: 29.07.1941 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 450, Опись: 0011158, Дело: 0015, Лист начала документа в деле: 23 . Авторы документа: 33 А, полковник Михайлов, капитан Смирнов.

33-я Армия сформирована в июле 1941 год в Московском военном округе из дивизий Народного ополчения. В документе ошибка, исправленная красным - образца 1931 года. а не 1930.
33-я Армия сформирована в июле 1941 год в Московском военном округе из дивизий Народного ополчения. В документе ошибка, исправленная красным - образца 1931 года. а не 1930.

Сверхштатными средствами усиления иногда становились в Красной Армии и трофейные 220-мм мортиры. К сожалению, в тексте документа не указан тип, только калибр. Судя по принадлежности к Ленфронту, можно предположить, что это были бывшие французские орудия - 22 cm Mrs 531(f) — 220-мм мортира обр. 1916 г., 145 единиц этого типа находились на Восточном фронте.

Передать две 220 мм мортиры 115 ск

Директивы и указания. № документа: 1/252, Дата создания документа: 23.06.1944 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 1007, Опись: 0000001, Дело: 0108, Лист начала документа в деле: 265. Авторы документа: ЛенФ, Манжурин.

Мортиры Красной Армии в Великой Отечественной войне.

Продолжение следует.