30 367 subscribers

Пару слов о тоталитарном СССР.

14K full reads

Я вырос в СССР, где, если верить нынешним "лидерам", был сплошной тоталитаризм и бомбы замедленного действия под основами основ. В честь праздника, который когда-то был в ТОЙ стране главным, хочу вспомнить и хорошее и плохое. Ибо та Великая Страна дала мне все, чем ныне живу - образование, дом, здоровье, первый, самый важный армейский опыт, понимание, что справедливость на свете все-таки есть.

Не разделяя восторгов относительно "самого человечного в мире человека" и "матросов октября", таки хочу отметить, что к моменту моего рождения (1969 год) этот социальный эксперимент дал вполне приемлемый результат, на который люди будут равняться еще века. И никакие страдальцы по французской булке этот факт не отменят. Так что для меня 7 ноября День Памяти по счастливому детству, в котором были безопасность и уверенность в завтрашнем дне.
Не разделяя восторгов относительно "самого человечного в мире человека" и "матросов октября", таки хочу отметить, что к моменту моего рождения (1969 год) этот социальный эксперимент дал вполне приемлемый результат, на который люди будут равняться еще века. И никакие страдальцы по французской булке этот факт не отменят. Так что для меня 7 ноября День Памяти по счастливому детству, в котором были безопасность и уверенность в завтрашнем дне.

Мой отец был ведущим конструктором, уполномоченным специалистом КБ по взаимодействию с Вооруженными силами, неоднократно выезжал в командировки за границу. И членом партии при этом не был. Врут все нынешние знатоки истории, врут и не краснеют. Можно было найти себя и достичь высот и не вступая в партию. Периодические заходы на эту тему отец отбивал с едким юморком - мол еще не ощущает себя достойным, указывая на какого-нибудь партийного бездаря при этом - куда мне до него. И ничего. Вообще. Никаких оргвыводов.

Отец успешно работал и был востребован - от кляузников и завистников его решительно прикрывали и начальство (генеральный конструктор), и Первый отдел, и военные. Папа любил вспоминать, как на "совете ветеранов" перед отъездом в Египет до него докопался какой-то заслуженный маразматик. В комнату вошел товарищ в штатском, что-то шепнул раскрасневшемуся от праведного гнева дедуле на ухо и тот мгновенно сдулся.

Одна из последних командировок отца. Передача бывших ГДРовских МИГов ВВС объединенной Германии.
Одна из последних командировок отца. Передача бывших ГДРовских МИГов ВВС объединенной Германии.

Никогда, даже теоретически мы не обсуждали "надо валить", хотя было куда и было от чего. При всем скепсисе к официальному партийному лицемерию отец был истинным патриотом своей Родины.

Брат отца, мой дядя Валя. Солдат возрожденных "войск дяди Васи". 1951 год. Он был рабочим высочайшей квалификации. Уникальным мастером своего дела без высшего образования. Переехал от завода в экспериментальный дом улучшенной планировки на Крутицком Валу (Москва) из нашей коммуналки на два года раньше моей семьи. В детстве я считал, что дядя профессор - у него дома была своя собственная мастерская, больше похожая на научную лабораторию. Дядя получал заказы даже на пенсии. Отнюдь не только работники торговли и партноменклатура хорошо жили в советское время.
Брат отца, мой дядя Валя. Солдат возрожденных "войск дяди Васи". 1951 год. Он был рабочим высочайшей квалификации. Уникальным мастером своего дела без высшего образования. Переехал от завода в экспериментальный дом улучшенной планировки на Крутицком Валу (Москва) из нашей коммуналки на два года раньше моей семьи. В детстве я считал, что дядя профессор - у него дома была своя собственная мастерская, больше похожая на научную лабораторию. Дядя получал заказы даже на пенсии. Отнюдь не только работники торговли и партноменклатура хорошо жили в советское время.

Дед по отцу - одноглазый ветеран двух войн, простой трудяга войны - водитель полуторки. Бабушка - разнорабочая на заводе. Оба из крестьян. Их сын без всякого блата и помощи родни закончил Московский авиационный институт и стал специалистом международного класса. Когда "булкохрусты" начинают страдать по юнкерам и гимназисткам, я всегда вспоминаю это обстоятельство. "Социальные лифты" в СССР для талантливого человека, готового много и упорно работать, всегда были готовы. Нытики и бунтари с сердцами требующих перемен шли в кочегары, да такое было тоже.

Мама делала ракеты в славном городе Реутов. Который ныне Наукоград и малая родина Кузькиной матери 2.0. Тоже не была членом партии. Там и вовсе была позиция принципиальная. Дед (отец матери), которого я никогда не видел, потому что он умер в 1944 году, был коммунистом из песни. Ну, той самой - "коммунисты вперед". Убежденным аскетом, если можно такой термин тут применить. Его хоронили в том же самом кителе, в котором он в 41-м прямо из кабинета (парторг завода), не попрощавшись с семьей, уехал на Урал ставить эвакуированные цеха на пустом месте под открытым небом. Дед вернулся домой смертельно больным (туберкулез) и прожил ровно две недели. После него остались карта с флажками во всю стену и шкаф с книгами. Больше никаких личных вещей.

Но остались еще и соседи. Принципиальность деда сыграла злую шутку с его семьей. Завод выделил ему большую квартиру. Дед оскорбился - я не барин, чтоб так жить. Взял себе две комнаты (на семью из пяти человек). На остальные "площадЯ" заселили заводского бухгалтера. Коммуниста, само собой. После смерти деда "товарищи по партии", говоря современным языком, кинули бабушку на квартиру. Убедили убитую горем женщину, оставшуюся с тремя детьми, что из квартиры ее теперь выселят, но они, честные коммунисты, готовы ей помочь - надо срочно поменяться, тогда ничего уже не сделают. Бабушка им поверила и с тремя дочерями переехала в комнату 12 кв. метров на первом этаже. Формально по собственной воле.

А пару годами позже директор магазина, тоже коммунист, куда бабушка пошла работать (а дополнительно еще и уборщицей подрабатывала) без малейшего навыка общения с торговой мафией, подвел ее под недостачу и бабушка получила 10 лет по тому самому указу. Через год, впрочем, был пересмотр. Бабушка вернулась домой, маму вернули в семью из детдома, а директор с друганом участковым поехали на Колыму катать тачку. Много таких историй вы найдете в наше время? Я ни одной не знаю, хотя видел разное.

Всю жизнь мама мне твердила, что надо просто быть честным человеком, этого хватит. В партию в очередь стоят карьеристы и проходимцы, таких как дед там днем с огнем не сыскать теперь. Скажу одно - у нее был повод так говорить. А я был, как все, комсомольцем. И билет свой в 91-м не выкидывал.

Время шло и наступил судьбоносный для меня 1987 год. Я студент первого курса МАИ. В апреле нам сообщают, что брони точно не будет - все в Армию. Мама боялась. Мама волновалась. Требовала писать каждый день. Но НИ РАЗУ не встал вопрос об отмазке. Даже намеком. Даже в полголоса. Отец с дядей и моим братом стали готовить меня к армейским будням - я в своем учебном взводе единственный умел мотать портянки и пришивать подворотнички с первых дней службы.

Мы не испытывали ни малейшего пиетета к официальному словоблудию и коммунистической партии в целом. НО! мы были БЛАГОДАРНЫ своей стране и никаких кухонных диссидентов в нашей родне не водилось. С теми, кто начинал во время застолья вести такие разговоры из числа знакомых, расставались быстро и решительно. Не из страха. Бояться было нечего, врут все. За десятую часть тех анекдотов, которые тогда свободно рассказывали, сейчас закроют на раз два. Да что там анекдоты...

Уважаемый артист сегодня уже бы вынужден был извиняться на камеру за оскорбление какого-нибудь маленького, но гордого народа и собирать бабло на адвокатов, чтобы не подсесть по 282.
Уважаемый артист сегодня уже бы вынужден был извиняться на камеру за оскорбление какого-нибудь маленького, но гордого народа и собирать бабло на адвокатов, чтобы не подсесть по 282.
А уж этот товарищ попал бы в неприятности однозначно. Послушайте "Историю Гиви", например. А уж "почему в черных трусах..." это вообще "разжигание" в чистом виде по нынешним установкам если.
А уж этот товарищ попал бы в неприятности однозначно. Послушайте "Историю Гиви", например. А уж "почему в черных трусах..." это вообще "разжигание" в чистом виде по нынешним установкам если.

Так вот, анекдоты - мелочь. Вся страна их рассказывала - про чукчей, про евреев, про армянское радио (привет одной известной ныне мадам из РТ)... И да, про Брежнева. Про Горбачева только не очень много было. Анекдот это все же добрая ирония, а Миша Меченный анекдотов не заслужил, он сам был театром абсурда, куда уж больше... Не знаю ни одного человека, которого вызывали бы в КГБ за анекдот.

И юмористы на ТВ тоже не самое интересное. Вот с Пушкиным как быть? Который наше все? Нет, Александру Сергеевичу срок никак впаять не получится, он только посмеется из райской обители. Но вот подредактировать... Строго говоря, править Пушкина начали еще при СССР. Непечатности всякие и излишне резкие упоминания отдельных национальностей, например, где "выезжали погулять, серых уток пострелять". Но тогда были и полные тексты доступны в специальном издании и уж точно можно было не опасаться, что за публичное цитирование строки из "Скупого рыцаря" имеется вероятность заполучить большие неприятности с ЦПЭ.

Вот картинку приведу, чтоб самому то не попасть под суровую десницу. Ибо слово из трех букв на букву "Ж" есть экстремизм - мне уполномоченный товарищ в частной беседе разъяснил, пока шли от кабинета к проходной. В советское время был на эту  тему анекдот с элементами абсурда - "трамвай подъевреиваю" - никто не мог даже представить, что такая реальность наступит.
Вот картинку приведу, чтоб самому то не попасть под суровую десницу. Ибо слово из трех букв на букву "Ж" есть экстремизм - мне уполномоченный товарищ в частной беседе разъяснил, пока шли от кабинета к проходной. В советское время был на эту тему анекдот с элементами абсурда - "трамвай подъевреиваю" - никто не мог даже представить, что такая реальность наступит.

Стукачи и рвачи, любившие сыграть на публику и заслужить таким образом некие для себя преференции, конечно водились в избытке и при СССР. Сам с ними сталкивался со школьной скамьи еще.

Несмотря на комсомольскую молодость мою, склонность к критическому анализу и потребность к собственному осмыслению происходящего создали для меня весьма любопытный опыт.

Так вот, попытки пришить мне "политику" начались еще в далеком 1977 году, когда ваш покорный слуга ходил во второй класс средней школы. Папа собирался в командировку. Стоял славный месяц май, впереди маячил мой день рождения после праздника Победы, но настроение было ниже плинтуса.

День рождения предстояло праздновать без отца, отчего постоянно хотелось разрыдаться, но я храбро сдерживался. Впрочем, все мои страдания для взрослых были очевидны. И тогда папа разрешил мне не идти в школу, мы отправились в зоопарк и еще по разным интересным местам, так что к концу дня упорно подступающие слезы меня почти не беспокоили. Вот только в этот день было возложение венков и цветов к обелиску в Абрамцево - ответственное школьное мероприятие.

Я пришел на следующий день в школу с запиской от родителей, которая бдительного завуча возбудила до невозможности. Эта полная сил мадам 50-ти лет ломанулась прямо с урока (заменяла у нас на время болезни классного руководителя) звонить отцу на работу. Ее соединили с Первым отделом. Там особист подробно объяснил, что товарищ собирается в зарубежную командировку в очень опасный регион, что она такая и сякая отвлекает занятых людей от работы и что на днях проверят ее саму, так что можно уже сушить сухари. Завуч отправилась на больничный от греха - переждать, мало ли... А меня оставили в покое на ближайшие два года.

Это я к тому, что люди "где надо" были нормальные и серьезные, за картинки и перепосты срока не крутили и за "национальный" анекдот экстремизм не шили. Делом они занимались. Да, юродствующих-диссидентствующих могли закрыть в дурдом. Но простите, уважаемые читатели, видел я эту публику - значительно позже и в ином уже качестве. Лично. Вот скажу честно со всей беспартийной прямотой - упомянутое заведение для многих из них дом родной.

Время шло, я рос и начал, как все подростки, пытаться бунтовать против навязываемых стереотипов. А стереотипы были откровенно пакостные. Бушевала горбачевская перестройка, давшая, вопреки нынешним распространенным заблуждениям, заметный толчок нездоровой активности лизоблюдов и всяких шибко сознательных на публику граждан с гнилой душонкой. О, как они надрывались со своим "одобрямс"! От души, с огоньком. У нас такая была учительница истории. Молодая, пару лет после ВУЗа. Забегая вперед, скажу, что после краха СССР она стала такой же правоверной демократкой, визжала дурным голосом "Россия-Ельцин" и все в этом духе.

Так вот эта пламенная перестройщица решила ставить в журнал оценки не по программе, а за знание текста речи "дорогого Михаила Сергеевича". Я встал и открыто высказал по этому поводу "решительный протест". Что тут началось! "Ах, ах, это политсектор комитета комсомола!" Училка сорвалась прям с урока на меня жаловаться. Вернулась с мстительной гримаской - иди к завучу. Суровая воспитательница пронзила меня стальным взором и процедила: "Опять ты...". Не очень слушая мои сбивчивые аргументы, она устало погрозила мне пальцем и дала добрый совет: "На будущее думай, что кому говоришь". И я был отправлен обратно в класс.

К чему эти сумбурные воспоминания? А к тому, что мне, с расстояния 50 с лишком прожитых лет, видна разница, между происходящим тогда и происходящим сейчас.

Если уж говорить о свободе... Да ее было в разы больше! Для нормального, адекватного человека, который понимал, что эта самая свобода - осознанная необходимость. Есть правила игры, их надо соблюдать. Никто не требует от тебя "верить всей душой". Просто не переступай грань. Взамен ты получаешь нормальную медицину, копеечный (а то и вовсе бесплатный) проезд, здоровое питание без всяких добавок и нормальную работу, где тебе не лезет в душу HR, проверяя, насколько ты проникся корпоративными ценностями. На мой взгляд, вполне себе приемлемый социальный договор.

И при всей "дружбе народов" узбека в Москве можно было встретить разве что на ВДНХ или на вокзале. Одного такого крепко пахнущего дедушку в халате и сапогах, смазанных какой-то вонючей жирной гадостью, но с двумя орденами на груди, отец провожал до метро, т.к. дед совсем потерялся в столичной навигации. С полнейшим уважением, я бы даже сказал с почтением. Хотя я шел рядом и ныл "хочу домой".

Так что помянем ушедший СССР добром. Нельзя дважды войти в одну реку. Но оплевывать свое прошлое - самое мерзкое занятие. Мы жили в Великой Стране, достойной Уважения и Памяти.

На том аминь, будьте все здоровы, это теперь главное.