Что происходит в украинских плацкартах

29 August

13 историй проекта «Укрзалізниця» украинского фотографа и художницы, выступающей под именем Julie Poly (Юлии Полященко), разворачиваются в плацкартных вагонах местных направлений. Герои постановочных снимков — дембели, бизнес дамы, провинциальные стриптизерши, тинейджерки в бейсболках и стразах, проводницы и кавалеры, мешочницы в цветных колготах и дамы в леопардовых халатах на леопардовых покрывалах.

Фотограф Юлия Полященко называет свои постановки «мокьюментари» — псевдодокументами, и помещает их в контекст документальных натюрмортов с копчеными куриными окороками и интерьеров купе с неизменными подстаканниками. «Укрзалізниця» — это гротескные персонажи и фантасмагорические сценки, эротика и китч, смесь народного и попсового.

Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця»  © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко

Альбом «Укрзалізниця» содержит 220 фотографий и короткие вымышленные истории. Он экспонируется завернутым в пакет, как постельное белье в железнодорожном вагоне. Амбициозный альбом с одноименным названием вышел в лондонском издательстве Ditto. Сам проект демонстрировался в лайтбоксах на центральном киевском вокзале. Сайт Bird in Flight называл «Укрзалізниця» самой интересной фотокнигой года, проект получил премию LensCulture Emerging Talent Awards 2019.

Юлии Полященко училась в харьковском университете железнодорожного транспорта и подрабатывала проводницей в поездах. В начале фотокарьеры Юлия была увлечена творчеством земляка, знаменитого фотографа, Бориса Михайлова и делала множество документальных снимкоы на улицах и рынках Харькова. Сегодня Полященко занимается модной фотосъемкой, работает для Vogue Ukraina и выступает как художник.

Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця»  © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко

Над «Укрзалізниця» Юлия работала два года с компанией стилистов и местными моделями. Съемки проходили как во время реальных поездок, так и в отстойниках в депо. «Я не хотела показывать реальность, я хотела создать картину, в которой границы реального и нереального размыты, чтобы сделать истории сюрреалистичными, яркими и гротескными», — говорит Юлия.

Ключ к проекту — эротика и дистанция. «Я считаю, что путешествие поездом в Украине — довольно эротичный процесс. Почти нигде в мире вы не найдете плацкартные вагоны, в которых полуобнаженные люди путешествуют вместе», — говорит Юлия в интервью Bird in Flight. Мизансцены в «Укрзалізниця» выглядят провинциально, трогательно, наивно. Они наэлектризованы сексуальной энергией и природной жизнерадостностью. Тут нет места рефлексии, ирония сдобрена ярким кичем, а дистанция между фотографом и моделями сокращена до интимной и сочувственной.

Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця»  © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко

Юлия играет с паттернами и типичными узнаваемыми характерами. Плацкартный вагон, как говорит Юлия, «металлическая коробочка» становится метафорой постсоветской Украины, пассажиры включены в энергичное общее поле, и проект напоминает по энергетике фильмы «Андерграунд» и «Время цыган» Кустурицы. Но кроме Кустурицы возникает и другое имя — Борис Михайлов и его эпический Case History («История болезни» 1998-1999). В этой страшной физиологичной серии Борис Михайлов зафиксировал конец советской эпохи, спустился в самый ад социальной жизни — ему за небольшой гонорар позировали харьковские бомжи, алкоголики, наркоманы.

Фотографии из проекта Бориса Михайлова  Case History («История болезни»)  © Борис Михайлов
Фотографии из проекта Бориса Михайлова Case History («История болезни») © Борис Михайлов
Фотографии из проекта Бориса Михайлова Case History («История болезни») © Борис Михайлов

«В моем представлении бомжи — это были первые люди, которые должны умереть, как бы герои, которые защищают остальных, тех, кто останется в живых. Картины были большие двухметровые работы, чтобы передать ощущение этого большого общего горя, горя страны». Сторонники документального подхода упрекали Бориса Михайлова в фабрикации и постановке, другие — в очернительстве и клевете, художественный метод Бориса Михайлова оказался сложен для понимания большинству практикующих фотографов нулевых.

Публикация «Case History» совпала с дискуссией о «смерти фотографии», фотографию заподозрили в склонности к манипуляции. «Меня волновало социальное, а оно проявлялось через повседневную жизнь. Была интересна наивность, она меня волновала больше, чем чистая красота, которой нужен совсем другой подход, желание ее повторить, чем классические соотношения», — говорит Борис Михайлов в интервью изданию Look at me. «Case History», ни имеющий ни советских, ни постсоветских маркировок, ни фиксирующий никаких определенных событий, обращен к чистому, «голому» человеку и чувствам.

Фотографии из проекта Бориса Михайлова  Case History («История болезни»)  © Борис Михайлов
Фотографии из проекта Бориса Михайлова Case History («История болезни») © Борис Михайлов
Фотографии из проекта Бориса Михайлова Case History («История болезни») © Борис Михайлов

Частное, повседневное, невидимое и человеческое Борис Михайлов довел до уровня большой мифологии и общей памяти. «Case History» — это драматический финал советского проекта, человек, на котором была построена вся советская политическая риторика, оказался на грани жизни и смерти, фотографии «Case History» — визуализация тотальной язвы.

Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця»  © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко
Фотографии из проекта Юлии Полященко «Укрзалізниця» © Юлия Полященко

«Укрзалізниця» Юлии Полященко — это фотография без комплексов и груза «советскости». Юлия Полященко, наследница Бориса Михайлова по прямой, обращается, как и Михайлов, напрямую к чувствам и эмоциям, она не преодолевает прошлое, она живет и думает о настоящем. Ее метод — фабрикация псевдофотодокументов — дает ей свободу и отпускает фантазию на волю. Метафора, приправленная иронией, выводит «Укрзалізниця» за локальные рамки украинских железных дорог.

Текст: Михаил Борисов

Редактор: Лиза Александрова

Если вам понравился материал, вы можете поставить "лайк", чтобы чаще видеть материалы Проекции у себя в ленте.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзен, Телеграм и становитесь читателем сайта Проекция.

Или задайте любой вопрос в наш Телеграм-чат для обратной связи.