Что такое современный портрет?

940 full reads
1,7k story viewsUnique page visitors
940 read the story to the endThat's 53% of the total page views
2 minutes — average reading time
В новом цикле Проекции автор, художник и куратор фестиваля "КосМост" Анастасия Беспалова расскажет самые важные вещи о самом важном жанре фотографии – портрете.
Вы читаете завершающий материал о современной практике портрета. Ссылки на предыдущие серии вы найдете в конце статьи.

Портретная фотография очень долго была самодостаточным явлением. Сегодня же портрет как он есть может осуществлять лишь прикладную функцию (например, на афише и в интервью) или коммерческую, но высоких эстетических качеств больше недостаточно для художественного жеста. В то же время он активно используется в современном искусстве как инструмент. Но есть ли место портретной фотографии как отдельной художественной практике, и как она изменилась?

Nerhol (Hiiroshi Manaka and Yoshiharu Ota), “Misunderstanding focus”
Nerhol (Hiiroshi Manaka and Yoshiharu Ota), “Misunderstanding focus”
Nerhol (Hiiroshi Manaka and Yoshiharu Ota), “Misunderstanding focus”

Первое, что приходит в голову — эксперименты с формой. Например, фотография может трансформироваться в скульптуру. Это касается и портрета. Например, в проекте “Misunderstanding focus” японский дуэт Nerhol, наслаивая фотографии, овеществляет топографию движения. Таким образом, портрет остается портретом, но получает временнОе измерение — и это гораздо более важный аспект, чем просто игры с формой.

Thomas Mailaender, Illustrated People (2015)
Thomas Mailaender, Illustrated People (2015)
Thomas Mailaender, Illustrated People (2015)

С категорией времени, ключевой для фотографии, работает и французский художник Thomas Mailaender. В своем проекте Illustrated People он при помощи мощной UV лампы буквально выжигает избранные негативы из Архива современного конфликта на коже моделей. Так портрет становится перформативной практикой.

Юлия Борисова, “Бегство за край”
Юлия Борисова, “Бегство за край”
Юлия Борисова, “Бегство за край”

Создавая классический портрет, фотограф как правило стремится зарегистрировать индивидуальность человека. Рассматривая фотографии прошлого века, мы видим это и поддаемся ответному желанию расшифровать личные истории. В своем проекте “Бегство за край” Юлия Борисова совершает обратный жест — накладывая на портреты засохшие цветы, она тем самым делает этих людей анонимными, деконструирует образы, которые транслируют эти портреты, и тем самым воспроизводит механизмы памяти.

Sophie Calle, The Sleepers, 1979
Sophie Calle, The Sleepers, 1979
Sophie Calle, The Sleepers, 1979

Важной частью портрета является коммуникация на дистанции, хотя и близкой. При этом часто в незащищенном положении находится портретируемый (как, например, в проекте Якоба Соболя “Sabine”). Что, если ее нарушить? Причем не только в сторону модели, но и в сторону автора. Софи Каль в своем проекте “Sleepers” фотографирует друзей и незнакомцев в своей кровати, в одном и самых уязвимых состояний — во время сна. Так пресловутая интимность, присущая портретной фотографии, достигает максимума и превращает портрет в акт взаимной десакрализации.

Вик Лащенов, “Здравствуйте, я спал с вашей женщиной, давайте сфотографируемся”
Вик Лащенов, “Здравствуйте, я спал с вашей женщиной, давайте сфотографируемся”
Вик Лащенов, “Здравствуйте, я спал с вашей женщиной, давайте сфотографируемся”

Подобный слом личных границ с вовлечением в них другого посредством портрета может стать инструментом самоисследования. Вик Лащенов с своем проекте “Здравствуйте, я спал с вашей женщиной, давайте сфотографируемся” встречался с бывшими возлюбленными и их нынешними партнерами и просил девушек сфотографировать его и парней вместе. Так портретная практика становится терапией — через чувство максимальной беззащитности автор “закрывает гештальты” и отпускает ситуацию. Что любопытно, девушек нет в кадре — с одной стороны они остаются неуязвимыми, с другой подписи выдают очень откровенные подробности их совместной жизни. Так чей же это портрет?

Будучи очень личной, эта история является универсальной, что не дает ей остаться приватной процедурой и переводит жест фотографа в разряд художественных.

Viviane Sassen, Anansi from Flamboya, 2007
Viviane Sassen, Anansi from Flamboya, 2007
Viviane Sassen, Anansi from Flamboya, 2007

Как мы уже выяснили в предыдущих статьях, человеческий мозг все еще остро нуждается в том, чтобы видеть лица других людей, и портрет остается мощнейшим инструментом воздействия, а значит он привлекает коммерцию. Живее всех живых фэшн фотография. Она является диктатором стандартов и задает тенденции, но все чаще становится полем для смелых экспериментов, а также маркером новой морали. Даже занимаясь коммерческим портретом, можно критически относиться к объекту своего внимания. Так работает Вивьен Сассен.

Используя язык коммерческой фотографии, она выносит культурный код Африки, страны своего детства, в поле массовой культуры, рефлексируя над особенностями ее менталитета. Казалось бы, все формальные приемы уже изобретены, а портретная фотография в чистом виде устарела, и невозможно более заниматься этой практикой вне контекста чего-то большего. Однако нам все еще важно смотреть на человеческое лицо, и есть множество измерений, которые можно раскрыть в рамках этого процесса.

Текст: Анастасия Беспалова

Посмотрите первый выпуск, чтобы узнать: как развивалась портретная фотография и к чему пришла, почему мы везде видим лица и зачем мы делаем сэлфи? Что такое человеческое лицо как данные для компьютера?
Второй выпуск, посвящён тому, как наши инстинкты влияют на то, как мы смотрим на мир и как мы иногда пугаемся простых вещей.
В третьей части вы узнаете о том, как наши лица стали данными, и художники используют это для своих проектов.
Четвёртый выпуск — о том, чем автопортрет отличается от сэлфи
Если вам понравился материал, вы можете поставить "лайк", чтобы чаще видеть материалы Проекции у себя в ленте.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзен, Телеграм и становитесь читателем сайта Проекция.

Или задайте любой вопрос в наш Телеграм-чат для обратной связи.