Царица Мария Годунова, дочь Малюты Скуратова: яблоко от яблони?

Личность Бориса Годунова вызывает у историком много споров. Этот правитель пришел к власти во многом благодаря женщинам: своей сестре Ирине - жене царя Федора Иоанновича и своей супруге Марии Григорьевне. Вот о ней сегодня и пойдет рассказ.
Кадр из фильма "Годунов"
Кадр из фильма "Годунов"

Выгодный брак

Мария была средней дочерью приближенного к Ивану Грозному опричника Малюты Скуратова-Бельского и его жены Матрены. Малюта Скуратов традиционно считается идеологом и одним из главных виновников опричной лютости.

За неимением потомков мужского пола, вся его надежда упрочить свои связи, была на трех дочерей, которых он и выдал замуж с дальним прицелом:

Борису Годунову этот брак был очень выгоден, в год женитьбы, в 1571 году, ему исполнилось 18 лет, невесте было 19. А вскоре Мария Годунова была свахой на свадьбе Грозного с 3-й супругой, Марфой Собакиной.

Борис Годунов
Борис Годунов

В браке Мария родила Годунову 3-х детей: старший сын умер младенцем, а потом были дочь Ксения и сын Федор.

Яблочко от яблони

Современники-иностранцы описывают Марию Годунову, как женщину, которую снедает жажда власти. Она мечтала стать царицей и постоянно убеждала мужа в том, что, раз сестра его Ирина бездетна, то только Борису надлежит занять трон после царя Федора.

Мария Годунова
Мария Годунова

Маленький Дмитрий, сын Ивана Грозного от Марии Нагой, по ее мнению царем стать не мог и не должен был. А после трагической гибели Дмитрия в Угличе, и эта преграда между мужем и царским троном, отпала.

Борис Годунов, как известно, умудрился стать царем, не умея ни читать, ни писать. Зато это прекрасно умела делать его супруга Мария Григорьевна.

Борис запоминал и приглядывался, а, если что-то опускал, то дочь своего отца Машенька, всегда могла мужу и подсказать, и напомнить.

А уж она-то, ничего не забывала.

Кровожадная царица

1 сентября 1598 года желание Марии Годуновой сбылось: муж стал царем, она царицей. Но развернуться во всю силу наследственной злобы царица Мария не успела, в 1602 году пошли упорные слухи о чудесном спасении царевича Дмитрия.

Что мог сделать Борис Годунов? Провести еще раз дознание. Он приказывает привезти из монастыря инокиню Марфу, как именовалась в постриге Мария Нагая, мать Дмитрия. Годунов допрашивал ее лично и очень жестко.

Вместе с ним в застенок пришла и жена-царица. Инокиня Марфа отвечала об обстоятельствах смерти сына уклончиво, тогда Мария Григорьевна схватила свечку, поднесла ее к лицу женщины, угрожая выжечь ей глаза. Отец мог бы гордиться и этой доченькой.

Регентша

После кончины мужа 13 апреля 1605 года, Мария стала царицей-регентшей при сыне Федоре. Слухи о чудесном спасении истинного царевича Дмитрия придвинулись к Москве вплотную, вместе с войском самозванца.

В столице Мария Годунова была непопулярна благодаря батюшке и собственной жестокости. Но она еще приказывала, еще распоряжалась, еще повелевала над жизнью и смертью людей.

Мария распорядилась присягать себе и сыну, но в столице начался бунт. Годунова с детьми вынуждена была искать более безопасное место. Во время бегства с нее было сорвано ожерелье из жемчуга, который Мария Годунова очень любила.

Расплата

Годуновых свергли, но еще не тронули. Их царских палат они просто переехали на свое подворье в Кремле. Чуть позже их посадили под домашний арест.

А Лжедмитрий прислал в Москву открытое послание, в котором заявил, что не войдет в город, пока живы Годуновы. 10 июня 1605 года некоронованного царя Федора Годунова и его мать задушили агенты Лжедмитрия.

Федор пробовал сопротивляться, но тщетно. Дочь Ксению велено было оставить в живых. Она станет наложницей самозванца. Тела Марии и Федора были выставлены на обозрение народа. И если о юном Федоре многие сожалели, то мать его, царица Мария жалости не вызывала: и Малюту Скуратова еще помнили, и его доченька жестокая была.

Интересные факты:

  • Верховной боярыней при царице Марии Годуновой состояла княгиня Мария Федоровна Пожарская, мать будущего народного героя, избавителя страны от интервентов. В то время влиятельную Пожарскую обвиняли в том, что царь Борис многих наказал именно по ее доносу и навету;
  • Двоюродный брат Марии Григорьевны, Богдан Бельский, которого уже вдовая Мария велела призвать в Москву, для защиты ее семейства, вполне в духе Скуратовых, сестрице изменил, переметнувшись к Лжедмитрию.

Иллюстрации из публичного доступа сети Интернет