Сценарий короткометражного фильма "Воспитание одиночки". Часть 1/4

25.12.2017

Недолгое счастье

Все началось в детстве – самом опасном возрасте. Именно тут, лет с 4 до 9, происходят самые большие преобразования личности. Первый восторг, который потом способен определить мировоззрение и сделать из ребенка, обожающего лепить из пластилина, великого скульптора. Первая обида, которая поможет понять, что не все люди на свете добрые и хорошие, а, может, сотворить махрового мизантропа. Первая удача, навсегда подарившая веру в себя и устойчивый оптимизм.

Мальчишка из рассказа рос жизнерадостным. С родителями жил в маленьком рабочем поселке на окраине большого города в невысоком двухэтажном домике: по четыре восемь квартир на два подъезда. Все друг друга знают. Одна большая семья, поскольку время было советское.

Семья хорошая, добрая. Мама на заводе в отделе планирования, папа – начальник цеха. Дарили ему подарки, 1 мая и 7 ноября ездили на пароходике через реку в город, чтобы участвовать в праздничных демонстрациях. А еще в квартире всегда было много гостей. Нарядные, улыбающиеся люди.

У Кольки было два закадычных друга из соседних домов. Витька и Игорь. Отец первого работал на том же заводе, что и Колькин, а у Игоря была только мама – его папа был милиционер и погиб в перестрелке с бандитами.

Все было хорошо, пока Кольке не стукнуло 9 лет. В этот злосчастный год его мама решила, что хватит жить на окраине. Пора перебираться поближе к цивилизации, в центр города. Там же и родственники неподалеку. Будет с кем общаться накоротке, чтобы не ездить по часу на переполненном автобусе.

Мама Колькина имела огромное влияние на мужа. Это на работе он был сильный, большой, грозный мужик, начальник и авторитет среди работяг. А дома слушал, что говорит жена, и редко ей противился. Даже послушал ее, когда она на предложение купить «Жигули» истерично ответила «нет!», поскольку сразу решила, что муж обязательно разобьется. Так вместо машины в семье появилось много хрусталя ручной работы и несколько огромных ковров, которые Кольке нравились: на них играть было приятно, шерстяные же.

В общем, на этот раз папа послушался маму. Нелегко далось ему это согласие. Все отговаривали ее: родители, знакомые, друзья. Даже Колька упирался, говорил, что не хочет уезжать: тут школа, приятели, добрый старый двор. Мама была непреклонна. Закатывала психозы, но своего добилась.