Маленькая история двух женщин — роман Элизабет Страут «Меня зовут Люси Бартон»

07.07.2017

Что может быть общего у двух женщин, находящихся в одной комнате, в одной больничной палате? Они находятся рядом, в основном молчат, одна из них не может спать, потому что больна, другая — потому что так повелось из детства, а почему — никто не знает. Изредка начинают говорить, в основном о пустяках, вспоминают прошлое, знакомых, разные события, в основном говорят о других — о прошлых девочках, выросших и неудачно вышедших замуж, о бульварных журналах, о желтой прессе и чуточку о знаменитостях, а о друг друге не говорят, эту тему всячески избегают.

Мать и дочь. Всё, казалось бы, так просто, но сколько может быть сложных моментов внутри этой самой тесной и самой одновременно невыносимой связи. Сколько прошлого внутри двух женщин, связанных одной кровью, одной жизнью.

Люси Бартон больна. Её мать приезжает к ней ровно на 5 дней, а после исчезает также тихо, как и возникла. У Люси было тяжелое детство (невольно вспоминаешь «Замок из стекла» Джаннет Уоллс), бедное детство в сарае со странными молчаливыми родителями, с отцом, который вернулся с войны и не оправился, с матерью, которая терпела и скрывала какую-то странную тайну, тайну прошлого, которую Люси так и не суждено будет открыть. А затем Люси поступила в колледж и оказалась в огромном городе, в Нью-Йорке, в странном городе, где не видно неба, но где каждый день можно наткнуться на чудо: тот самый художник, писательница в магазине, психотерапевт, умирающий от СПИДа, богатые дети, распахивающие двери перед одинокими печальными старушками. И семья Люси осталась в прошлом. Точнее — появилась новая семья: муж и две дочери, но та семья, ее больше нет. А затем Люси заболевает, и неожиданно приезжает мама.

Повествование совсем небольшого романа Элизабет Страут «Меня зовут Люси Бартон» витиеватое, похожее на водоворот событий, смыслов, людей, вертящихся по кругу, возникающих из памяти сейчас и после, и снова, и снова. Это история о том, насколько близкие друг другу люди могут быть чужими, разными, невероятно далекими, но Страут удается показать, что и между такими людьми есть связь — всего лишь один жест, всего лишь одно слово, и слезы на глазах, и всё то прошлое больше не стена, оно больше не препятствие и не обида.

И можно порой недоговаривать, можно прятаться и скрываться, можно даже не до конца понимать, но ведь не это важно, важно абсолютно другое. Есть слово «мама», и это слово одно из самых священных слов в мире. И что бы там ни было, мы всегда возвращаемся домой, к нашим истокам, нашему прошлому, нашим родителям, которых однажды не станет.